Михаил Делягин. Лоббизм, которого нет. Как Россия игнорирует эффективный инструмент продвижения своих интересов в США (Материалы МГД) | Михаил Делягин

Должен ли "Газпром" проверять все газовое оборудование в жилищах за свой счет?


Лоббизм, которого нет. Как Россия игнорирует эффективный инструмент продвижения своих интересов в США

Материалы МГД

11.09.2023 09:48

Михаил Делягин

858  10 (1)  

Лоббизм, которого нет. Как Россия игнорирует эффективный инструмент продвижения своих интересов в США

Автор: СПИРИН Егор

Политический процесс в США сильно подвержен лоббистскому влиянию. Как отмечает американский политолог Мэтт Гроссманн, «организации, которые мобилизуют своих членов и создают длительное присутствие в Вашингтоне, становятся в сознании политиков и репортеров признанными суррогатами этих общественных групп» [17], что позволяет манипулировать восприятием контрагентов и успешно продвигать свои интересы.

Внешняя политика в этом смысле не является исключением и зачастую становится результирующей усилий различных групп «специальных интересов», преследующих свои цели [10]. Среди этих групп можно выделить иностранные государства, которые стараются влиять на американскую внешнюю политику, учитывая значение США для мировой политики [18].

Исследование главного агрегатора данных о деньгах в американской политике – OpenSecrets – пришло к выводу, что с 2016 по 2022 г. основными иностранными государствами, оказывавшими влияние на американскую политику, были Китай, Япония, Южная Корея, Катар, Маршалловы острова[1], Россия, ОАЭ, Израиль, Саудовская Аравия, Багамы.

Особую активность демонстрировало саудовское лобби, которое успешно реконструировало сеть своего влияния после сильного имиджевого удара в связи с убийством Хашогги [38].

Не меньшую активность проявляло и украинское лобби, которое еще до начала СВО кардинально усилило свою деятельность. Бен Фримен, научный сотрудник Quincy Institute for Responsible Statecraft, специализирующийся на теме иностранного лоббизма в США, отметил, что в 2021 г. «фирмы, работающие на украинские интересы, загрузили офисы Конгресса, аналитические центры и журналистов более чем 10 тыс. сообщениями и встречами» [42].

Лобби, представляющее интересы Объединенных Арабских Эмиратов, также оказало серьезное влияние на ряд ключевых внешнеполитических решений США [14]. Его усилия привели к более милитаризованной американской внешней политике на Ближнем Востоке. В частности, эмиратское лобби сыграло свою роль в продвижении «Соглашений Авраама» и их использовании в качестве оправдания для дальнейших продаж оружия США и военных связей с ОАЭ.

Отмечается и успешное освоение внутриполитической электоральной политики ключевой организацией, представляющей интересы Израиля, - AIPAC’ом, который активно участвовал в праймериз демократов, оказывая противодействие кандидатам-прогрессистам [33]. Хотя эти лобби подчас действуют по различным схемам и отстаивают разные интересы, они стараются максимально использовать институт иностранного лоббизма.

В это же время Россия, хотя и присутствует в топ-10 по совокупным расходам на лоббистскую деятельность [13], де-факто игнорирует существующие механизмы для продвижения своих интересов или минимизации тактических рисков (что особенно актуально в условиях СВО). Выделяемые по государственной линии средства преимущественно идут на поддержание СМИ медиагруппы «Россия Сегодня» [35], правовой статус которых определяется по Закону о регистрации иностранных агентов (FARA). При этом Москва, не имея собственной инфраструктуры лоббизма, не имеет и адекватных инструментов противодействия антироссийскому лобби [1], которое не просто крайне активно, но и весьма эффективно, в том числе в плане лоббирования поставок Киеву вооружений [9].

Российско-американские отношения сегодня могут быть охарактеризованы как по меньшей мере антагонистические, что находит отражение и в доктринальных документах [31]. Логично предположить, что в таких условиях инструмент лоббизма для нас утрачивает свою актуальность. Однако, как показывает практика, Россия как государство всерьез и не прибегала к использованию данного инструмента.

По большей части он применялся сугубо в интересах конкретных олигархов, приближенных к власти, и сырьевых компаний, чьи интересы отнюдь не всегда тождественны интересам страны и народа. Можно сказать, что форма, в которой РФ занималась такой работой, отражает более широкие проблемы внешней политики России, во многом проистекающих из модели полупериферийного капитализма, которая подразумевает неэквивалентность обмена с развитыми странами и выражается через формирование класса компрадорской олигархии, отток капитала и экспорт сырья (и в целом продукции с низкой долей обработки).

История знает примеры, когда даже официально воюющие страны сохраняли торговые отношения [29]. Поскольку, несмотря на острый конфликт, руководство Российской Федерации зачем-то не только не отказывается от намерения в какой-то, даже отдаленной, перспективе вернуться к контактам с Западом, но и сохраняет стратегические поставки [37], представляется логичным использовать их не только для извлечения сугубо коммерческой выгоды.

Это диктует необходимость критического осмысления опыта российского лоббизма в США и перспектив его трансформации для тех целей, которые бы в большей степени отвечали интересам страны, а не интересам стейкхолдеров.

Российский лоббизм до 2014 г.

После распада Советского Союза и последовавшей за этим трансформацией экономической модели российский бизнес столкнулся с необходимостью выходить на зарубежные рынки самостоятельно. Это предопределило необходимость продвижения своих корпоративных интересов в зарубежных органах государственной власти.

Несмотря на множественные теории относительно «американского упадка» [11] в современном политологическом дискурсе, Америка как тогда, так и сейчас сохраняет колоссально значимую позицию в мировой экономике, что детерминирует необходимость взаимодействия с американской политической системой. Более того, выстроенная де-факто в России модель полупериферийного капитализма, в рамках которой произошло «становление подлинно компрадорского капитала…, [который] своими экономическими интересами привязан к интересам капитала развитых капиталистических стран как их младший партнер» [3], в сочетании с привелигированным положением экспортного сектора с низкой степенью обработки сырья также на протяжении большей части недолгой истории российского лоббизма в США диктовала как саму необходимость такой интеракции, так и ее специфику (большая доля интересов сырьевых компаний и конкретных олигархов).

Российские усилия на американском лоббистском поприще в период до начала активного, по крайней мере, риторического, размежевания, активизировавшегося с 2014 года, можно разделить на три основных этапа, отражающих изменения в структуре власти внутри самой России [26].

Особенностью первого этапа (1992-1995 годы) является доминирование частных интересов, которые особенно активно проявлялись в сфере инвестиционного консультирования.

На втором этапе (1995-2005 годы) в лоббистской деятельности стали прослеживаться некоторые политические аспекты, которые проявлялись и в работе экономических агентов. Так, Внешэкономбанк взаимодействовал с такими фирмами, как Mayer, Brown & Platt и Powell Tate, в задачи которых входило обеспечение связей со СМИ, консультирование и помощь в контактах с лоббистскими структурами с целью информирования правительства США об экономическом развитии и политической стабильности России [5]. К политическому лоббизму в этот период прибегали и группы, связанные с Россией, но действовавшие против ее интересов. Среди таких особо выделяется ЮКОС, который нанял известную фирму APCO Worldwide для лоббирования резолюций с осуждением действий российской власти в отношении компании [27].

Для третьего этапа (2005 - 2014 годы) характерно постепенное движение в сторону огосударствления лоббизма и, как следствие, более активное проявление политической компоненты. На этот период приходится активная и весьма успешная работа с Ketchum [22]. Благодаря этому взаимодействию удалось достичь ряда имиджевых успехов, включая рост числа позитивных публикаций в западных СМИ о России и инвестиционном климате в ней [16], выбор Путина в качестве человека года 2007 по версии журнала Time [32], публикация статьи президента в New York Times [39] и т.д.

Среди особо успешных кампаний этого периода можно выделить две, которые, впрочем, дополнительно свидетельствуют в пользу характеристики российской экономической модели как полупериферийного капитализма. Это [2] обеспечение поставок российского урана без посредников и антидемпинговых квот, а также отмена поправки Джексона-Вэника и вступление Российской Федерации в ВТО.

Однако не обходилось и без неудач, во многом вызванных отсутствием инфраструктуры лоббирования [6] и культуры взаимодействия с американскими политическими институтами. Наиболее характерный пример - негативный опыт энергетической компании РАО ЕЭС [4]. Компания прибегла к помощи Cassidy & Associates, но их работа подчас имела реактивный характер и краткосрочный горизонт планирования и не привела к результату.

Сказалось и нежелание работать по американским «правилам игры», и добровольное сворачивание политического лоббизма. Так, «когда в 2008 году Сергей Кисляк был назначен послом России в США, Кетчум разработал для него вводный план по связям с общественностью, который включал приемы с вашингтонскими влиятельными лицами, подготовку к сессиям вопросов и ответов и публикацию статьи, которая должна была возвестить о новых отношениях с Америкой. Кисляк все это проигнорировал. (Он также проигнорировал многочисленные просьбы прокомментировать ситуацию, направленные в российское посольство)» [34].

Таким образом, лоббистские усилия России до 2014 года были фрагментарны. Это объясняется отсутствием инфраструктуры лоббирования и культуры долгосрочного политического участия в американской политической системе для продвижения своих интересов. Стоит также отметить, что основной практикой российского лоббизма в США является наем фирм, специализирующихся на связях с общественностью. Однако эффективность подобного подхода остается низкой: он помогает организовать «шумиху в прессе», пару слушаний в Конгрессе и ряд заявлений правительственных структур «о серьезной озабоченности», но  не способен обеспечить решение серьезных задач [4, c.250].

Впрочем, даже такие усилия были бы гораздо более полезным методом противодействия доминирующему антироссийскому нарративу, который подчас используется американским ВПК для дополнительных поставок вооружений Украине, чем протокольные заявления официального представительства. Более того, на фоне создания т.н. «коалиции сдержанности» [45] при грамотном использовании лоббистского механизма можно было бы найти в ней ситуативного союзника аналогично тому, как украинские лоббисты [24] нашли таковых в лице ВПК и «ястребиных» аналитических центров [41].

Российский лоббизм после 2014 г.

С 2014 года российские лоббистские усилия де-факто отошли от политических вопросов (за исключением СМИ), полностью переключившись на обслуживание частных интересов того класса стейкхолдеров, который извлекает выгоду из существующей в России полупериферийной модели капитализма. По данным Bloomberg, «с 2014 года российские компании потратили не менее 186 миллионов долларов на лоббирование и влияние в США... В этих расходах преобладают российские государственные СМИ, энергетические компании и банки. Один олигарх, президент компании «Русал» Олег Дерипаска, вошел в список 10 самых крупных компаний» [36]. Подробная статистика по годам приведена на рисунке №1.

Среди ключевых акторов (по затратам и без учета СМИ) выделяются Газпром, En+ Group, ВТБ, Сбербанк, Олег Дерипаска, Новатек, Int Launch Services (см. рисунок №2). Помимо них, можно отметить и таких акторов, взаимодействовавших с американским легальным полем в разные периоды после 2014 года, как Российский фонд прямых инвестиций, Росатом, Техснабэкспорт, ВЭБ РФ, Совкомбанк, Роман Абрамович [19].

По данным, приводимым в недавнем докладе Quincy Institute, еще до СВО Россия сильно уступала активности украинского лобби [15]. Номинально на российские интересы работало девять организаций (в соответствии с регистрацией по FARA), тогда как украинских клиентов обслуживало 11 фирм. Однако куда более показательной является непосредственная активность этих компаний. Так, от имени российских клиентов был осуществлен всего 21 контакт, а от имени украинских – 13 541.

При этом российские затраты колоссально превосходили расходы украинских групп специальных интересов. Российские клиенты потратили более 42 млн.долл. (хотя львиная доля - 38 млн. - пошла на поддержание работы российских государственных СМИ), в то время как украинские группы, по имеющимся данным [40], затратили чуть более 3 млн.долл.. Стоит отметить и то, что Украина, как через официальные государственные органы (в частности, через правительство), так и посредством формально частных инициатив отнюдь не брезговала заниматься политическим лоббизмом.

Недостаточность предпринятых Россией усилий становится еще более очевидной на фоне более широкого сравнения. Так, в ранее упомянутом докладе приводится сравнение России, Украины, Японии и Саудовской Аравии (оба государства являются одними из наиболее активных лобби), которое показывает, что, по раскрытым данным за 2021 год, от лица Саудовской Аравии было совершено 2 834 контакта, от лица Японии – 3 209. Российские условные 21 (так как некоторые группы, работавшие в российских интересах, регистрировались по менее транспарентному LDA), мягко говоря, не впечатляют. Впрочем, даже если предположить, что контракты были крайне конкретными и от того уступали в количественном отношении, мы наталкиваемся на вопрос об их эффективном исполнении. Как показывают данные, раскрытые лоббистами, работавшими по данным договорам в соответствии с законом FARA, они не проводили активной работы, направленной на их реализацию [28].

Весь паттерн российского лоббизма после 2014 года полностью укладывается в полуперифирийную модель капитализма. Иными словами, он едва ли отражал интересы страны, а скорее был инструментом узкой группы приближенных к власти стейкхолдеров. Наиболее активная работа велась по двум ключевым направлениям, которые имеют общую – санкционную – природу, а именно: продвижение и попытка противодействия санкциям в отношении тогда еще живого проекта «Северный поток-2» (СП-2) и снятие или, по меньшей мере, минимизация санкционного ущерба для конкретных лиц.

Как пишет издание Intercept, такой подход был во многом продиктован принятием т.н. «Закона о предотвращении российской агрессии от 2014 года» (The Russian Aggression Prevention Act of 2014), в результате чего такие компании, как Газпромбанк, Новатэк и Российский фонд прямых инвестиций были вынуждены установить связи с серьезными лоббистскими фирмами [43]. В частности, были заключены контракты с Squire Patton Boggs, Qorvis Communications, Capitol Counsel и Goldin Solutions. На российские интересы работали и вполне конкретные люди, которые, как резонно отмечает Politico, отнюдь не были «персонами нон-грата в Вашингтоне» [25]. Основные затраты логичным образом пришлись на работу по СП-2. Эксперты приводят следующие цифры: «В общей сложности фирмы, представляющие компанию [Nord Stream 2 AG], потратили 3,29 миллиона долларов в 2021 году, чтобы повлиять на позицию США по трубопроводу» [15].

В целом данный период российских лоббистских усилий в США можно охарактеризовать как попытку весьма узкого круга бенефициаров [21] существующей в Российской Федерации экономической модели провести своего рода кризис-менеджмент. За это время не проводилось работы по созданию собственной инфраструктуры продвижения как политических, так и бизнес интересов. Доминировал ad hoc принцип. Кроме того, имела место деполитизация российского лоббизма, особенно заметная на контрасте с описанным ранее этапом с 2005 по 2014 годы.

Перспективы

Сейчас российский лоббизм сталкивается с объективными препятствиями [44], но некоторые компании предположительно сохраняли свое лоббистское присутствие в США и в первые месяцы после начала СВО [20]. Тем не менее, в стране, чей «бизнес – это лоббизм» [12], имеются вполне легальные инструменты участия в политическом процессе для продвижения своих интересов. Практическое использование этих средств уже демонстрируют некоторые иностранные государства.

В качестве примера можно привести практики ОАЭ. Так, они участвовали в финансировании электоральных кампаний ряда кандидатов, отнюдь не нарушая закон FARA. Согласно докладу Quincy Institute [14], они делали взносы через «прокси» в виде нанятого лоббиста, согласно отчетности которого пожертвования делались якобы «из личных средств и от собственного имени», что защищало их от обвинений в нарушении установленного Федеральной избирательной комиссией запрета на взносы в избирательные кампании от лица иностранных акторов. Более того, «ни один закон не запрещает члену Конгресса принять взнос на избирательную кампанию от лоббиста в тот же день, когда он с ним встретился, даже если этот лоббист работает от имени иностранной державы».

Хотя полноценный анализ всех имеющихся механизмов заслуживает более детального рассмотрения, как минимум ситуация с ОАЭ демонстрирует, что система проницаема, и возможности влияния на нее сохраняются. Помимо этого, эксперты отмечают и множество иных «лазеек» в законодательстве [8], которые предоставляют возможности для внешнего влияния.

В долгосрочной же перспективе необходимо выстраивать инфраструктуру лоббизма как политического характера, так и экономического. Если начавшиеся разговоры о «переиздании» [7] РФ носят хоть сколько-то серьезный характер, для этого необходима промышленная модернизация, которая, как и в годы советской индустриализации [30], требует иностранных технологий. В этом смысле лоббизм был бы отличным подспорьем для реализации данной цели.

Необходим и уход от упрощенного, неэффективного использования этого инструмента, который долгое время под государственным флагом работал сугубо в интересах узкой группы стейкхолдеров и де-факто цементировал модель полупериферийного капитализма, в сторону его адаптации для продвижения действительных интересов страны (в частности, в сфере экономического развития). Иными словами, нужен не голый самоценный, хотя и весьма обоснованный, антиамериканизм, а использование американской системы для реализации собственных интересов. Однако за высокопарными речами о противостоянии «мировому гегемону» этого пока не прослеживается.

Отказ от лоббизма во многом сравним с добровольным разоружением. Более того, на практике это разоружение фактически означает почти беспрепятственное вооружение (в прямом смысле этого слова) врага. В условиях, когда военно-силовой инструментарий переживает серьезные трудности, а медийный аппарат, поддержание которого является весьма затратным, едва ли способен в полной мере противостоять доминирующим на Западе нарративам (такая способность, по меньшей мере, была неочевидна еще до СВО [23]), расширение своего внешнеполитического арсенала из разряда желательного скорее переходит в состояние необходимости.

Литература

1. Военно-промышленные интересы и новая итерация антироссийского лобби в США // РСМД: сайт. – URL: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/columns/political-life-of-usa/voenno-promyshlennye-interesy-i-novaya-iteratsiya-antirossiyskogo-lobbi-v-ssha/ (дата обращения: 10.01.2023)

2.  Графов Дмитрий Борисович Лоббирование в США российских государственныхи частных интересов // Обозреватель - Observer. 2015. №12 (311). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/lobbirovanie-v-ssha-rossiyskih-gosudarstvennyhi-chastnyh-interesov(дата обращения: 11.01.2023).


3. Дзарасов Р.С. За лучшую долю! Украинский кризис сквозь призму мир-системного подхода. Изд. Стереотип. – М.: ЛЕНАНД, 2022. C. 62.

4. Костяев С.С. Бюджетный лоббизм в США: от Дж. Буша ‒ мл. к Б. Обаме: монография / С.С. Костяев. − М.: Финансовый университет, 2017. C. 244.

5. Перегудов С.П., Уткин А.И., Костяев С.С. Лоббизм российского бизнеса в США и ЕС: эволюция и перспективы. М., ИСКРАН, 2009, 65 с.

6. Сушенцов А.А. Перспективы российского лоббизма в США. Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. 2018;24(4):163-167. https://doi.org/10.24290/1029-3736-2018-24-4-163-167

7. Тренин Д.В. «Переиздание» Российской Федерации // Россия в глобальной политике. 2022. Т. 20. No. 2. С. 27-33.

8. 5 Loopholes That Allow Foreign Interference in Our Elections // Issue One: сайт. – URL: https://issueone.org/articles/election-security-at-risk-5-loopholes-that-allow-foreign-interference-in-our-elections/ (дата обращения: 13.01.2023)

9. CNN: США направят Украине комплексы Patriot на следующей неделе // Коммерсантъ: сайт. – URL: https://www.kommersant.ru/doc/5735065 (дата обращения: 10.01.2023)

10. Davidson L Foreign Policy, Inc.: Privatizing America's National Interest / L Davidson. – Lexington, KY : University Press of Kentucky, 2009. – 184 pp.

11. D'Eramo M American Decline? / M D'Eramo // New Left Review. – May/June 2022. – № 135.

12. Drutman L., The Business of America is Lobbying: How Corporations Became Politicized and Politics Became More Corporate. Oxford University Press, 2015. P. 288.

13. Foreign Lobby Watch // OpenSecrets : сайт. – URL: https://www.opensecrets.org/fara (дата обращения: 10.01.2023)

14. Freeman, B., 2022. The Emirati Lobby in America, Foreign Lobbying. Foreign Influence. Quincy Institute for Responsible Statecraft. URL: https://quincyinst.org/report/the-emirati-lobby-in-america/(дата обращения: 10.01.2023)

15. Freeman, B., 2022. The Lobbying Battle Before the War: Russian and Ukrainian Influence in the U.S., Foreign Influence. Quincy Institute for Responsible Statecraft. URL: https://quincyinst.org/report/the-lobbying-battle-before-the-war-russian-and-ukrainian-influence-in-the-u-s/

16. From Russia With PR // ProPublica: сайт. – URL: https://www.propublica.org/article/from-russia-with-pr-ketchum-cnbc (дата обращения: 11.01.2023)

17. Grossmann M The Not-So-Special Interests: Interest Groups, Public Representation, and American Governance / M Grossmann. – Palo-Alto, CA: Stanford University Press, 2012. – 248 pp.

18. Hanania R Public Choice Theory and the Illusion of Grand Strategy How Generals, Weapons Manufacturers, and Foreign Governments Shape American Foreign Policy / R Hanania. – New York : Routledge, 2022. – 54 p.

19. Historical Foreign Principals for RUSSIA // The United States Department of Justice: сайт. – URL: https://efile.fara.gov/ords/fara/f?p=1381:136:11958888261716::NO::P136_CNTRY:RU (дата обращения: 12.01.2023)

20. How Russian entities are retaining much of their D.C. lobbying influence // Politico : сайт. – URL: https://www.politico.com/news/2022/03/22/russian-entities-lobbying-disclosure-00019221 (дата обращения: 13.01.2023)

21. How Western Firms Quietly Enabled Russian Oligarchs // The New York Times: сайт. – URL: https://www.nytimes.com/2022/03/09/business/russian-oligarchs-money-concord.html (дата обращения: 12.01.2023)

22. How Western PR Firms Quietly Push Putin’s Agenda // Fast Company : сайт. – URL: https://www.fastcompany.com/40437170/russia-quiet-public-relations-war(дата обращения: 11.01.2023)

23. If Russia Today is Moscow’s propaganda arm, it’s not very good at its job // The Washington Post: сайт. – URL: https://www.washingtonpost.com/news/worldviews/wp/2017/01/12/if-russia-today-is-moscows-propaganda-arm-its-not-very-good-at-its-job/ (дата обращения: 13.01.2023)

24. Inside Ukraine’s lobbying blitz in Washington // Vox : сайт. – URL: https://www.vox.com/23188403/inside-ukraine-foreign-lobbying-blitz-washington-fara-justice (дата обращения: 11.01.2023)

25. K Street was fine taking Russian cash — until it couldn't // Politico: сайт. – URL: https://www.politico.com/news/2022/03/07/k-street-lobbying-russia-00014442(дата обращения: 12.01.2023)

26. Kostyaev, S.S. (2012), Russian lobbying in the United States: stages of evolution. J. Public Affairs, 12: 279-292. https://doi.org/10.1002/pa.1423

27.  Kostyaev, Sergey S., Russian Lobbying in the US: Government Takeover (August 23, 2010). Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=1663927 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.1663927

28. Lauer, Jay Matthew. “Supplemental Statement.” Department of Justice, November 30, 2021. URL: https://efile.fara.gov/docs/6739-Supplemental-Statement-20211130-4.pdf

29.  Mariya Grinberg; Wartime Commercial Policy and Trade between Enemies. International Security 2021; 46 (1): 9–52. doi: https://doi.org/10.1162/isec_a_00412

30. Markevich, Andrei, and Steven Nafziger, 'State and Market in Russian Industrialization, 1870–2010', in Kevin Hjortshøj O'Rourke, and Jeffrey Gale Williamson (eds), The Spread of Modern Industry to the Periphery since 1871 (Oxford, 2017; online edn, Oxford Academic, 23 Mar. 2017), https://doi.org/10.1093/acprof:oso/9780198753643.003.0003, accessed 12 Jan. 2023.

31. National Security Strategy // The White House. October 2022. p.8; URL: https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2022/10/Biden-Harris-Administrations-National-Security-Strategy-10.2022.pdf

32. P.R. Firm for Putin’s Russia Now Walking a Fine Line // The New York Times: сайт. – URL: https://www.nytimes.com/2014/09/01/business/media/pr-firm-for-putins-russia-now-walking-a-fine-line.html (дата обращения: 11.01.2023)

33. Primary Occupation // The Intercept: сайт. – URL: https://theintercept.com/2022/10/16/democratic-party-progressive-israel-aipac-dmfi/ (дата обращения: 10.01.2023)

34. Putin’s Washington. Even money, lots and lots of money, can’t buy him love. A story of lobbying and its limits. // Politico : сайт. – URL: https://www.politico.com/magazine/story/2015/01/putins-washington-113894/ (дата обращения: 11.01.2023)

35. Rossiya Segodnya // OpenSecrets: сайт. – URL: https://www.opensecrets.org/fara/foreign-principals/G6657?cycle=2022 (дата обращения: 10.01.2023)

36.  Russian Firms Spent Millions on U.S. Lobbying. Now They're Getting Dumped // Bloomberg: сайт. – URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2022-03-02/russian-firms-are-cut-by-u-s-lobbyists-after-spending-millions (дата обращения: 12.01.2023)

37. Six months into war, Russian goods still flowing to US // Associated Press : сайт. – URL: https://apnews.com/article/russia-ukraine-putin-biden-baltimore-only-on-ap-81a34ce2eecebe491f52ace380ce87fb (дата обращения: 10.01.2023)

38. The Saudi Lobby Builds Back Better // The Intercept: сайт. – URL: https://theintercept.com/2022/08/25/saudi-arabia-lobby-mbs-khashoggi/?utm_medium=social&utm_campaign=theintercept&utm_source=twitter (дата обращения: 10.01.2023)

39. U.S. public-relations firm helps Putin make his case to America // Reuters : сайт. – URL: https://www.reuters.com/article/us-syria-crisis-usa-ketchum-idusbre98c00s20130913 (дата обращения: 11.01.2023)

40. Ukraine // OpenSecrets: сайт. – URL: https://www.opensecrets.org/fara/countries/162 (дата обращения: 12.01.2023)

41. Ukraine far outperforms Russia — on the lobbying front, in Washington // Responsible Statecraft: сайт. – URL: https://responsiblestatecraft.org/2022/07/21/ukraine-far-outperforms-russia-on-the-lobbying-front-in-washington/ (дата обращения: 11.01.2023)

42. Ukrainian Lobbyists Mounted Unprecedented Campaign On U.S. Lawmakers In 2021 // The Intercept: сайт. – URL: https://theintercept.com/2022/02/11/ukraine-lobby-congress-russia/ (дата обращения: 10.01.2023)

43. Until Ukraine, Russia Lobbyists Successfully Blunted U.S. Sanctions After Foreign Adventrurism // The Intercept: сайт. – URL: https://theintercept.com/2022/05/07/russia-lobbying-sanctions-ukraine/(дата обращения: 12.01.2023)

44. US lobbying firms rush to cut ties with Russian businesses hit with sanctions // CNN Politics: сайт. – URL: https://edition.cnn.com/2022/02/26/politics/lobbying-firms-russian-businesses-sanctions-invs/index.html (дата обращения: 13.01.2023)

45. Why Hawks Fear the Restraint Coalition // The American Conservative: сайт. – URL: https://www.theamericanconservative.com/chicken-hawks-fear-the-restraint-coalition/ (дата обращения: 11.01.2023)

[1] Статистика основана на данных закона о регистрации агентов (FARA), согласно которому учету подлежат не только попытки повлиять на политику и общественное мнение, но и деятельность, включающую туризм и продвижение торговли от имени иностранного принципала. В некоторых случаях большая часть деятельности иностранного принципала направлена на поддержку этих неполитических интересов.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью