Михаил Делягин. Волонтеры – святые люди (События) | Михаил Делягин

Должен ли "Газпром" проверять все газовое оборудование в жилищах за свой счет?


Волонтеры – святые люди

События

08.05.2024 14:05

Михаил Делягин

563

Волонтеры – святые люди

О роли волонтеров в поддержке бойцов спецоперации и жителей новых регионов рассказал в беседе с изданием «Аргументы недели» депутат ГД РФ Михаил Делягин.

 – В России огромное количество волонтёров, поддерживающих бойцов спецоперации и жителей Донбасса. Люди по всей стране собирают деньги, плетут маскировочные сети, самостоятельно отвозят гуманитарную помощь. Как вы оцениваете работу этих людей и что бы вы хотели им пожелать?

–  Это люди, которые спасли Россию и спасают сейчас. Ни в коем случае не хочу критиковать государство – многое было исправлено. Но именно волонтеры обеспечивают значительную часть необходимых вещей для фронта. И это касается даже не обмундирования, а высоких технологий – коптеров, тепловизоров. В нашей стране появилось огромное движение волонтеров, которые с невероятной эффективностью делают электрические тележки для эвакуации раненых, одеяла-невидимки для защиты от тепловизоров. Дроны, конечно же. Вплоть до того, что обеспеченные люди за свой счёт покупают станки за сотни тысяч евро. Россияне плетут маскировочные сети, изготавливают окопные свечи, собирают аптечки – всё это спасает жизни солдат. Именно это в большей степени обеспечивает боеспособность наших вооруженных сил. Также волонтеры оказывают огромную помощь жителям новых территорий, особенно в маленьких населённых пунктах. Эти люди не просто занимаются благотворительностью, сегодня они обеспечивают жизнь России, на своих плечах вытаскивают страну. Если бы не волонтеры, то что бы было с Россией?

– Кто-то считает, что всё это должно делать государство, ведь мы платим налоги. Каково ваше мнение?

– Лет сорок назад или даже пять мы не могли даже представить, что людям придется собирать своим воинам одежду, обмундирование, самое необходимое.  Конечно, я считаю, что государство обязано делать очень многое из того, что оно по факту не делает. Или начинает делать, совершенно непозволительно отставая. Но то, что где-то кто-то виноват, не означает, что не нужно спасать жизни сейчас.

Особое внимание следует уделить теме реабилитации. Огромное количество воинов возвращаются ранеными, и им необходимы протезы. Также многим бойцам нужна психологическая помощь – далеко не всем после СВО легко социализироваться.

Раненый – это весьма условное понятие. Дело в том, что гражданская медицина многого просто не представляет себе. Существует такое понятие, как посттравматический синдром – когда человек физически здоров и внешне кажется, что с ним всё в порядке, а в какой-то момент его переклинивает. И это в первую очередь требует реабилитации через социализацию. Если человек остается один на один со своей памятью – может произойти так, что он не сможет этого выдержать. Заканчивается подобное нередко плачевно – преступностью, сумасшествием, алкоголизмом.

Также многие бойцы возвращаются контужеными. Это отдельная серьезная проблема. Я часто говорил об этом с трибун Государственной Думы, но не все хотят об этом слушать. Контуженым человек может стать после того, как его оглушило. Грубо говоря, это сильное или не очень сотрясение мозга. Солдат помотал головой – и побежал дальше. Даже не понял, что с ним что-то не так. Проходят годы – и наступает критический момент. Все думают, что их близкий здоров. Он сам в это свято верит. Возможно, даже не пьет. А на самом деле ему срочно требуется врачебная помощь.

Да, у нас имеются технологии исследования головного мозга. Но стоят они очень дорого. К тому же, даже специалистов, работающих с МРТ, не так много. Увы, этим вопросом сегодня никто не занимается.

Бывает так, что двадцатилетний доброволец едет на передовую, и тут же рядом с ним разрывается снаряд. После этого у парня, по сути, список заболеваний на две страницы. Но его гоняют из госпиталя в госпиталь. Врачи разводят руками – у них все палаты забиты ранеными в тяжелом состоянии. И добровольцами нашими, без явных травм, заниматься некому. Некоторых из них ещё и судят потом. Происходит бюрократическая неразбериха. Всегда найдутся те, кто начинает возмущаться: а почему это боец не на передовой? И неважно, что он еле ходит, кого это волнует.

Следует подумать не только о лечении и реабилитации, но и о защите раненых от агрессивных так называемых правоохранительных структур, которые не хотят отделять дезертиров от тех, кто действительно нуждается в медицинской помощи. Ведь некоторым проще развлекаться с ранеными, чем ловить диверсантов. Это очень болезненная тема. Такие трагедии, сломанные человеческие судьбы на самом деле сплошь и рядом. Поэтому волонтеры, которые помогают раненым бойцам, отвозят гуманитарную помощь на передовую, поддерживают жителей новых регионов, – святые люди.  Я прекрасно понимаю, как это выматывает.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью