Михаил Делягин. Нынешняя модель развития регионов учитывает интересы не человека, а монополий (События) | Михаил Делягин

Должен ли "Газпром" проверять все газовое оборудование в жилищах за свой счет?


Нынешняя модель развития регионов учитывает интересы не человека, а монополий

События

10.04.2024 17:03

Михаил Делягин

762  10 (1)  

Нынешняя модель развития регионов учитывает интересы не человека, а монополий

Сохранение сложившейся модели пространственного развития угрожает национальной безопасности России: население концентрируется в центральной части страны, а число жителей Сибири и Дальнего Востока сокращается опережающими темпами. Об этом заявили зампред комитета Госдумы по экономической политике Михаил Делягин, главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач и другие специалисты.

Нынешняя модель пространственного развития России учитывает интересы не граждан, а крупных монополий, заявил зампред комитета Госдумы по экономической политике Михаил Делягин. По его словам, для возвращения россиян на Дальний Восток и в Сибирь нужно создать «нормальные условия» для жизни и производств.

Похожее мнение имеет главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач. Сохранение сложившейся модели пространственного развития угрожает национальной безопасности России: население концентрируется в центральной части страны, а число жителей Сибири и Дальнего Востока сокращается опережающими темпами. Об этом говорится в его докладе, передает РБК.

«Нынешняя модель сводится к тому, что все население должно быть собрано в 27 или 29 мегаполисов, а между ними должно быть дикое поле. Это делается по причине того, что в мегаполисах минимальные издержки условного «Сбербанка» на открытие офиса, а также максимальная прибыль. В сельской местности это не очень удобно. Эта модель была разработана в интересах крупных монополий. От нее формально все стараются откреститься, в реальности она продолжает реализовываться. Что касается модели территорий опережающего развития на Дальнем Востоке, это не про пространственное развитие. Это создание в отдельных местах исключений из налоговых и административных правил, которые позволяют развивать бизнес, это позволяют людям работать и жить», - объяснил он.

Делягин представил основные факторы, которые могут способствовать возвращению россиян в отдаленные регионы: дешевые кредиты и налоговые изменения для производств.

«Для возвращения людей на Дальний Восток нужно создать людям нормальные условия для жизни в России в целом: сделать дешевые кредиты, ограничить произвол монополий, ограничить финансовые спекуляции, провести таможенные и налоговые изменения, чтобы стимулировать не вывоз сырья, а его переработку внутри страны, не завышение цен, а расширение производства. Если в целом в России можно будет развивать производство, тогда Дальний Восток и Сибирь будут пользоваться своими преимуществами, а не будут рассматриваться в качестве проблемы», - отметил собеседник НСН.

Сибирь, Дальний Восток — территории России, которые должны осваиваться, пояснил Клепач. «Если мы их не осваиваем, это создает угрозу, что это сделают другие. Сегодня существует огромный дисбаланс населения России по отношению к соседним территориям, в первую очередь к северным районам Китая», — указал эксперт.

Ключевой причиной дисбалансирующих перетоков населения в России выступает межрегиональное неравенство, уровень которого «в разы превышает параметры развитых стран», следует из доклада. В нем обозначены основные вызовы, которые определят перспективы пространственного развития России, а также описываются принципы его новой, более оптимальной организации.

С Дальним Востоком граничат три китайские провинции — Хэйлунцзян, Внутренняя Монголия и Гирин. Их население составляет, соответственно, 37,5 миллиона, 25,5 миллиона и 27 миллиона жителей. Численность населения Дальневосточного федерального округа — 7,87 миллиона человек на 1 января 2024 года (сократилась на 37,5 тысяч за 2023 год). Актуальная демографическая ситуация в России требует поиска баланса по направлениям пространственного развития, указывает Клепач. За последние 20 лет — с 2002 по 2022 год — население страны снизилось на 0,8% (для сопоставимости динамика приведена без учета Крыма и новых территорий), в то время как в Сибирском федеральном округе за этот период численность населения упала на 7%, а в Дальневосточном — на 10,4%. В дальнейшем тренд на усиленный отток граждан из этих федеральных округов продолжится: на горизонте до 2045 года сокращение населения в Сибири и на Дальнем Востоке составит 9,8 и 7,4% соответственно по сравнению с 2023 годом, следует из доклада.

Процесс «обезлюдения» особенно актуален для сельской местности, и в последние 35 лет он затронул почти всю территорию страны, отмечает Клепач. Сегодня совокупная потребность в дополнительной численности населения для развития территорий России (Сибири, Дальнего Востока, Приазовья, агломераций) составляет 7–10 миллионов человек, оценил экономист. Отчасти эта потребность может быть компенсирована внутренней и международной миграцией, но даже при ее совокупном уровне в 3–4 миллионов человек сохранится дефицит необходимой численности населения в размере 4–6 миллионов, следует из доклада.

В рамках промежуточного сценария Центра междисциплинарных исследований человеческого потенциала ВШЭ к 2050 году из-за изменения климата условия в европейской части России улучшатся, а в некоторых районах Сибири и Дальнего Востока — ухудшатся. Из-за увеличения влажности, в том числе из-за строительства ГЭС, количества осадков и скорости ветра в зимний период в Забайкалье и на юге Дальнего Востока возможно исчезновение благоприятной зоны для проживания. В Якутии и на побережье Охотского моря неблагоприятная зона расширится на юг. Абсолютно неблагоприятная зона сохранится только на побережье Северного Ледовитого океана в азиатской части страны, говорилось в исследовании центра.

Проблема снижения численности населения в регионах Дальнего Востока во многом связана с моделью государственного управления, считает директор центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов. В России централизованная система принятия решений, а если решения принимаются в одном месте, близость к нему во многом будет создавать преимущества конкурентного характера. Поэтому в Москву в любом случае будут ехать, констатирует он.


Сегодня в России существуют два основных направления внутренней миграции — из периферии субъектов в региональные центры и из крупных городов в московскую и петербургскую агломерации, отмечает профессор географического факультета МГУ Наталья Зубаревич. «Эта схема внутренней миграции сформировалась в России в начале нулевых и вот уже четверть века работает как машина», — указывает она.

Как правило, россияне переезжают в места, где большой выбор рабочих мест, выше зарплаты, более качественная городская среда. При этом ускоренное расширение ОПК, скорее всего, затормозит отток из городов со специализацией на военных производствах, потому что там сейчас хорошие зарплаты, прогнозирует Зубаревич.

Концентрация населения в крупных агломерациях — это хорошо, так как создает условия для развития сложных производств, науки, новых технологий, креативных индустрий, замечает Земцов. «Правда в России есть другая проблема — сверхконцентрация: кроме Москвы и Санкт-Петербурга нет таких же привлекательных центров (может быть, еще Краснодар)», — говорит он. Из-за этого растут транспортные, экологические и иные издержки, есть риски запустенья территорий, социального неравенства. «Для этого на всей территории страны должны быть опорные агломерации», — подчеркивает эксперт.

Клепач предложил два сценария пространственного развития до 2045 года — базовый и «прорывной». Базовый предполагает инерционное движение и отсутствие масштабных дополнительных мер — в его рамках вклад европейской части России в совокупный ВВП будет расти (с 71,2% в 2023 году до 72,1% в 2045-м), а Центральной Сибири, Восточной Сибири и Дальнего Востока — напротив, снижаться (до 9,1, 5,1 и 6,3% к 2045 году соответственно).

В рамках базового сценария проблемы демографии и человеческого капитала сохранятся, миграция продолжит смещаться в центральную часть страны, а сельские территории и малые города столкнутся с новой волной обезлюдения. Концентрация населения в агломерациях усилит диспропорции межрегионального и внутрирегионального характера, что в конечном счете может привести к «фрагментизации» страны, следует из материалов доклада.

«Прорывной» сценарий предполагает новую организацию пространственного развития, которую Клепач характеризует как многополюсную. Основные ее положения таковы:

  • поворот экономики на Восток (опережающий рост промышленных и научно-инновационных кластеров в Приволжье, на Урале, в Центральной и Восточной Сибири);
  • реализация кластерной политики (инструмент экономики предложения, цель которого — развитие стратегических территорий для максимизации вклада в экономику страны в средне- и долгосрочном периоде);
  • переход от конкуренции за ресурсы к межрегиональной кооперации (это достигается посредством перестройки бюджетной политики, в том числе через внедрение кластерных трансфертов, направленных на формирование межрегиональных цепочек добавленной стоимости);
  • интеграция новых регионов России — ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей (прирост ВРП макрорегиона в 2040 году по отношению к уровню 2022 года оценивается в 15,5 трлн руб.).

При реализации комплекса указанных мер вклад регионов европейской части России в ВРП будет снижаться, а сибирских и дальневосточных — расти, прогнозирует Клепач. «На рубеже 2030–2045 годов будут созданы условия для опережающего развития сибирских регионов, вклад которых в ВРП составит 26–27%», — говорится в докладе.

С 2019 года в России действует стратегия пространственного развития, она рассчитана на период до 2025 года. В качестве ее целей было декларировано сокращение межрегиональных различий в уровне и качестве жизни людей, стабилизация численности населения в большинстве субъектов, опережающее развитие территорий с низким уровнем социально-экономического развития.

«Стратегия есть, а управления нет», — категоричен Клепач в докладе. К ее основным недостаткам он отнес разобщенность действий федеральных органов исполнительной власти, сверхконцентрацию финансовых ресурсов в федеральном бюджете при большом количестве обязательств на уровне регионов, слабость межрегионального взаимодействия.

Пространство — это не только радость и гордость, рассуждает экономист Наталья Зубаревич. «Пространство порой бывает проклятьем», — резюмирует она.

Ранее премьер-министр РФ Мишустин заявил, что в 2023 году из федерального бюджета на развитие Дальнего Востока было направлено более 64 миллиардов рублей.

Источник: https://www.amur.life/news/2024/04/08/krupnye-ekonomisty-pro-dalniy-vostok-nyneshnyaya-model-razvitiya-regionov-uchityvaet-interesy-ne-cheloveka-a-monopoliy?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fdzen.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью