Михаил Делягин. Штрафы за офшоры: удастся ли Минфину повысить налог на увод прибыли (Делягина цитируют) | Михаил Делягин

Как, ЕСЛИ ВЕРИТЬ Министру здраво(за)хоронения РФ Мурашко, влияет вакцинация на вероятность заболеть ковидом?


Штрафы за офшоры: удастся ли Минфину повысить налог на увод прибыли

Делягина цитируют

07.06.2021 15:00

Михаил Делягин

1642  10 (1)  

Штрафы за офшоры: удастся ли Минфину повысить налог на увод прибыли

Предложение ведомства эксперты оценили по разному: от варианта плановой экономики до имитации борьбы с утечкой капиталов.

В качестве одного из вариантов мотивации бизнеса не уводить деньги в офшоры Минфин рассматривает повышение налога на прибыль с 20% до 25–30% для тех, кто злоупотребляет выкачкой капитала за границу. Об этом заявил замглавы ведомства Алексей Сазанов. В свою очередь министр финансов Антон Силуанов признался, что хоть власти и обещали не повышать ключевые налоговые ставки до 2024 года, жизнь требует корректировок. К тому же президент Владимир Путин и премьер-министр Михаил Мишустин уже призывали предпринимателей инвестировать внутри страны. NEWS.ru решил выяснить, решится ли правительство на «штрафные», по сути, сборы и как реализация данной инициативы отразится на экономике.


Разморозка режимов

Как сообщил Алексей Сазанов в интервью Forbes, Минфин прорабатывает несколько вариантов мотивации бизнеса к инвестициям внутри страны. Один из них предполагает повышение ставки налога на прибыль:

У нас точно нет цели повысить ставку налога на прибыль для всех. Можно рассматривать некую штрафную санкцию, к примеру, повышенную ставку, исключительно для тех, кто злоупотребляет [выводом средств из России]. При этом размер ставки обсуждается не запредельный — 25–30%, речь не идёт о её увеличении в разы.

При этом чиновник назвал «нормальной бизнес-практикой» выплату дивидендов топ-менеджерам и иным сотрудникам компаний, пообещав не ограничивать в этом бизнес. По словам Сазанова, необходимо «отсечь такие явные злоупотребления, когда из экономики и бизнеса выкачиваются ресурсы, когда средства не реинвестируются даже на уровне амортизации». Но одновременно «нельзя нарушить интересы инвесторов, которые ждут дивиденды», поэтому в Минфине намерены «искать золотую середину».

Что касается повышения налоговой ставки, то пока этот вопрос «обсуждается на уровне идеи», а её реализация будет возможна для тех организаций, объём дивидендных выплат которых превышает «разумные значения». Сазанов отметил, что все эти темы рассматриваются в рамках поручения «руководства правительства».

Если всё-таки решение о налоговой донастройке будет принято, то к концу лета мы выйдем на конкретные параметры. Отталкиваться предлагаем от соотношения уровня дивидендных выплат по акциям к уровню капитала компании, — добавил Сазанов.

Между тем глава Минфина Антон Силуанов, выступая на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), намекнул, что несмотря на прежние обещания кабмина не менять налоговое законодательство, власти не могут десятилетиями держать ставки неизменными.

Идеально, конечно, хотелось бы заморозить налоговые режимы и держать их по десять лет, но жизнь богаче, и мы видим, что какие-то позиции, наоборот, требуют снижения изъятий, а где-то требуется закрутить чуть-чуть. Нет смысла себе устанавливать рамки. < ... > Мы должны реагировать на изменение событий и изменение приоритетов, в том числе государственных, — пояснил министр.

Он добавил, что кардинально ставки по ключевым налогам не меняются, но где-то даются «послабления», а где-то «пошли на изъятие сверхдоходов».

В интервью NEWS.ru налоговый специалист и партнёр Paragon Advice Group Александр Захаров, комментируя возможное повышение ставок на увод прибыли из страны, пояснил, что пока никто не понимает, как эта мера должна работать. В целом он считает её дискриминационной.

Выглядит это как возврат к плановой экономике, когда регулятор определяет или может определять, куда и на что богатый человек может потратить свои накопления. Или когда предприниматель обязан похоронить в российской экономике без прибыли для себя соответствующий капитал. Если эта мера в любом виде будет реализована, она снизит инвестиционную привлекательность, а также усилит неравенство налогоплательщиков, нарушив основной принцип налоговой системы — равенство налогообложения. В ручном режиме одних будут дискриминировать, а вторым будут продолжать помогать. Но должен быть диалог, а не дополнительная мера в виде наложения дополнительного бремени.

По его мнению, нужно целиться не на изъятие, а на стимулирование бизнеса к повышению доходов, особенно когда мировая экономика испытывает на себе последствия ещё не завершившейся пандемии. Эксперт уверен, что необходимо поощрять развитие и содействовать росту не только государственной, но и частной экономики.

Также Захаров полагает, что замминистра финансов, отвечающий за налоговую политику, — это «не тот человек, который мог бы озвучивать подобные меры не налогового, а экономического порядка». С такими инициативами, по мнению собеседника NEWS.ru, должен выступать либо помощник президента, либо министр экономического развития.

Про спекулянтов и аристократов


Экономист Михаил Делягин, наоборот, поддерживает усиление налоговой нагрузки за отток капитала отечественных компаний. Однако он полагает, что озвученное Сазановым предложение может стать имитацией при господстве «офшорной аристократии» и адептов либеральной модели, которая «не про свободу и ответственность, а про глобальный финансово-спекулятивный капитал».

Инициатива, в принципе, хорошая, потому что благодаря развитой офшорной системе Россия напоминает человека с разорванными венами, только вытекает из них не кровь, а деньги. Но есть много вопросов. Например, что подразумевается под «злоупотреблением» выводом денег? Какой объём вывода будет считаться допустимым, а какой — недопустимым? Кто и на основании каких критериев будет это устанавливать? Какие специальные разрешения будут выдаваться особо приближённым к Минфину и другим учреждениям и олигархам? Также возникает вопрос: каких именно инструментов это будет касаться? Помнится, официальные лица говорили только о повышенном налогообложении дивидендов, но помимо них используются и другие механизмы вывода средств в офшоры. 

Делягин отмечает, что до 80% российского крупного частного бизнеса зарегистрировано в офшорах. Правовые основания для того, чтобы обязать предпринимателей отказаться от вывода денег «из колонии, ресурсы которой они осваивают, на свою родину», вряд ли появятся.

Если господин Сазанов рассчитывает изменить законы, то стоит вспомнить, что Госдума совсем недавно проголосовала против запрета высокопоставленным чиновникам иметь недвижимость за рубежом, — напоминает экономист.

В связи с этим он полагает, что в случае реализации инициатива Минфина может «выглядеть очень смешно, потреблять много энергии, дискредитировать всех, создавать неудобства и не достигать результатов». Экономист уверен, что нужно запретить российскому бизнесу иметь дело с офшорными зонами, по аналогии с тем, как Россия разорвала межправительственное соглашение с Нидерландами об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество.

Нужно просто зафиксировать: товарищи бизнесмены, у вас есть полгода на то, чтобы перерегистрировать ваши компании из офшоров в России. Если этого не произойдёт, то через полгода имущество будет конфисковано как бесхозное, потому что в офшорах установить настоящего собственника достаточно сложно, — отмечает Делягин.

По его мнению, капитал бежит из России «не потому, что он любит загорать на пляже, а потому, что государство искусственно создаёт денежный голод и применения денег в РФ просто нет». В результате банки испытывают проблемы с отсутствием надёжных заёмщиков, а бизнес страдает от невозможности инвестиций. Чтобы изменить ситуацию, нужно обеспечить дешёвое кредитование и ограничить финансовые спекуляции, которыми занимается «либеральный клан».

Ранее Мишустин не исключил введение прогрессивных налоговых ставок для компаний, которые выводят дивиденды за рубеж. Он подчеркнул, что за свою жадность они должны расплачиваться дополнительными отчислениями в бюджет страны. Годом ранее Путин предлагал установить налог за перевод дивидендов на зарубежные счета в размере 15%.

В феврале депутат Госдумы Николай Арефьев заявил, что с 1997 года из России на законных основаниях вывезен $851 млрд, а незаконный отток капитала оценивается в $782 млрд.

Когда я слышу от представителей экономики, что у нас 46% экономики находится за границей в офшорах, то мне как-то становится не по себе. Когда говорят, что 65% крупной собственности у нас принадлежит иностранным инвесторам, мне тоже становится не по себе, — возмущался парламентарий.

По его словам, в 1990-е годы был принят ряд законов, благодаря которым отечественные компании могут регистрироваться за рубежом, а также законодательные нововведения, позволяющие избегать двойного налогообложения. В результате российский бизнес предпочёл зарубежные страны, «потому что там налоги 2–3%, а внутри страны — 15–20%». Также депутат отмечал, что общая сумма российских денежных средств, размещённых на Кипре, достигла $186 млрд, ещё $267 млн было вывезено в Ирландию, $196 млн — на остров Джерси, $263 млн — на Виргинские острова, $160 млн — в Люксембург, $552 млн — Нидерланды, $47 млн — на Багамы. В Сингапур в 2017 году было выведено почти $10 млрд.

В июне 2020-го аналитики Boston Consulting Group оценивали объём частного финансового богатства в России в $1,6 трлн, что составляло 90% ВВП страны за 2019 год. При этом около $440 млрд из этой суммы хранятся за рубежом.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью