Михаил Делягин. Бизнес не понял, что он уже покойник. Вот сейчас начинает это ощущать (Делягина цитируют) | Михаил Делягин

Что для Вас вакцинация от коронавируса?


Бизнес не понял, что он уже покойник. Вот сейчас начинает это ощущать  1

Делягина цитируют

13.01.2021 09:49

Михаил Делягин

3295  9.8 (5)  

Бизнес не понял, что он уже покойник. Вот сейчас начинает это ощущать

«Количество погибших от «коронабесия» минимум втрое больше, чем от коронавируса», — уверен известный экономист Михаил Делягин.

О том, как разрушаются экономики и страны, почему COVID-19 производит впечатление классического нелетального оружия и прав ли Билл Гейтс, когда говорит, что за коронавирусом придет настоящий ужас, Делягин рассказал на интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online»

"В мире нет пандемии"

— Михаил Геннадьевич, есть у пандемии коронавируса соперники в борьбе за неофициальный титул главного события 2020 года в России и мире?    

— Самое главное событие года — это пандемия «коронабесия»! Да, есть болезнь с тяжелыми пролонгированными осложнениями, о которых сегодня почему-то никто не говорит, но реакция на нее абсолютно самоубийственна. «Пандемия коронавируса» теперь привычный оборот, но в мире нет пандемии в принципе, потому что эпидемиологический порог превышен в единственной стране мира — Сан-Марино. Так что в реальности проблемой является прежде всего «коронабесие» — гиперреакция, при которой власти разрушают саму жизнь своих граждан, свои экономики и страны.

Причем мы уже давно понимаем, что коронавирус не так заразен, как нам вбивают в головы. Например, в Москве 15 апреля власти города устроили массовую давку в метро, но рост заболеваемости после этого был относительно небольшим. И в целом странно всерьез говорить о коронавирусе и борьбе с ним в стране, где скорая помощь ездит только в Москве, Петербурге, может быть, еще в Казани и нескольких городах, даже в Челябинске привластные представители партии «Единая Россия» недавно отчитались, что снизили среднее время ожидания скорой помощи с 8 до трех дней… Дней, понимаете?! На большой части страны медицина просто уничтожена, и вам некому ставить диагноз, даже если вы руку сломаете…

Мы видим массовые протесты в США, Германии, во Франции, Эстонии, Беларуси, но они далеко не везде сопровождаются массовой заболеваемостью и нигде им не сопутствует скачок, соответствующий скученности людей. Даже там, где есть рост заболеваемости, как, например, в Штатах, нет резкого скачкообразного роста.

— Режимы ограничений, вводимые властями, дают отрицательный эффект?

— Коронавирус — болезнь действительно крайне тяжелая, но мы видим, как страны разрушают свою экономику, сажают людей в режим домашнего ареста, массово разрушают и психику, и иммунитет своих граждан. Юридически это был режим домашнего ареста. Ну нет же такого режима — «самоизоляция»! Есть режим карантина, который устанавливает главный санитарный врач. Есть режим чрезвычайной ситуации, который провозглашает главный по ЧС. А у нас ввели режим феодальной раздробленности, назвав его режимом повышенной готовности, который по определению промежуточный и возможен только на короткое время. Этот режим выбрали, потому что в его рамках у государства нет никаких обязательств ни перед кем, и каждый творит что хочет.

В Москве огромное количество штрафов за отсутствие маски успешно оспаривается даже в московских же судах по детской причине: штрафы выписываются на основании положения Кодекса об административных правонарушениях, которое предусматривает нарушение медицинских норм, а Роспотребнадзор не имеет права их определять. Это могла сделать та же самая госпожа Попова, но уже в ранге главного санитарного врача. Но поскольку должность главного санврача ниже, чем должность руководителя Роспотребнадзора, она их выписывает в ненадлежащем качестве. И за все это время во власти не нашлось юристов, которые были бы способны Поповой это объяснить.

"Единственный реальный способ защиты от коронавируса - это "укрепление иммунитета"

— Такие же проблемы есть во всем мире, включая развитые западные страны…

— В мире идет информационная война, причем она глобальная. Каждое правительство приобретают франшизу этой глобальной войны по своей инициативе. Хотя некоторые, как шведы и белорусы, не покупают. Идет переформатирование человеческого общества, сознания, и проблемы рыночной экономики отходят на второй план, потому что зачем вам жить вот так — забившись в угол и боясь высунуть нос?

При этом все говорят о вакцинации. Это неправда! У нас идет эксперимент, тестирование вакцины! Люди, которые хотят вакцинироваться, на самом деле предоставляют себя для научного эксперимента. Но дело даже не в подмене понятий, а прежде всего, дело в том, что коронавирус крайне изменчив. И вакцина поможет от какой-то группы его штаммов, а от другой группы штаммов, которая появилась уже после ее изготовления, может и не помочь. А вы, снижая свой общий иммунитет (что неизбежно при любом вакцинировании), повышаете свою восприимчивость к тем вирусам и в целом микроорганизмам, против которых не вакцинировались. Поэтому единственный реальный способ защиты от коронавируса — это укрепление иммунитета.

— Врачи не помогут?

— Проблема врачами на самом деле решена: в соседнем с вами Нижнем Новгороде разработана технология глубокого восстановления любой соединительной ткани организма, а это сосуды, сердце и в целом все внутренние органы, хрящи суставов, глия и другие ткани организма. Технология официальна, после пяти лет клинических испытаний рекомендована к применению на всей территории страны, но правящей бюрократии и тем более областным нижегородским «молодым технократам» не интересна и потому сейчас переезжает в одну из республик в составе РФ. В конечном итоге ее, боюсь, как и другие отечественные изобретения, одичалые строители «блатного феодализма» (по определению Глазьева) будут лет через 10 завозить из Швейцарии или Южной Кореи. Там есть побочный эффект — резкое, скачкообразное повышение иммунитета. И уже официально подтверждено, что данная технология является эффективным методом и профилактики, и лечения, причем не только коронавируса, но и, что даже более важно, его последствий.

Ведь сейчас сплошь и рядом как бывает? Человек переболел легко — день-два переломался и побежал дальше, а потом начинаются микро- и просто тромбозы со всеми последствиями — от ампутации конечностей до разрушения мозга. Или просто становится вроде здоровый человек забывчивым, приходит на МРТ (если приходит), а там его огорошивают: часть мозговых артерий вообще не работает, и в целом последствия такие же, как после инсульта. Все это можно лечить, но лишь в политической системе, которая служит людям, как советская власть, а не рассматривает их как «новую нефть» со всеми вытекающими последствиями.

"Коронавирус производит впечатление классического нелетального оружия"

— У вас нет ощущения, что этот вирус вышел из лаборатории?

— Вопрос к специалистам, но первая волна была в США в августе: ее замаскировали рассуждениями о последствиях курения вейпов. А перед этим, в июле, закрыли центр по разработке бактериологического оружия из-за невозможности обеспечения безопасности: это официальная формулировка.

Кроме того, никогда не было такого, чтобы в одну сезонную волну заболеваемости люди болели дважды. Даже при самом слабом иммунитете такое считалось медицински невозможным, а сейчас это массовое явление. Помимо этого в пользу гипотезы о создании данного коронавируса как эффективного нелетального оружия говорит его высокая изменчивость, ранее невиданная ни в природе, ни в экспериментах. Так что он производит впечатление классического нелетального оружия, ориентированного на нанесение максимального ущерба противнику. Ведь, если человека просто убить, его похоронят и мстить пойдут. А если искалечить, то он нанесет максимальный моральный и экономический ущерб, станет обузой и источником деморализации. И коронавирус объективно решает эту же задачу: не менее трети переболевших COVID-19 столкнулись с серьезными последствиями.

— Вы допускаете, что это боевой вирус?

— Допускаю, что это утечка биологического оружия или осознанное его применение. Но, даже если коронавирус — природное явление, «коронабесие» использовано для переформатирования всего мира, человечества, для перехода от рыночной экономики к экономике социальных платформ. Когда капитализм заканчивается, никто не может понять, что будет дальше.

За 20 лет, на которые США отодвинули Глобальную депрессию, они создали социальные платформы. Они молодцы. Это новый мир, потому что социальные платформы позволяют руководить нами индивидуально, не позволяя объединяться в коллективы, и при этом управлять нами без денег, очень экономно. «Фейсбук»был придуман в 2003 году, а в 2008-м он уже начал эксперименты по манипулированию людьми — они в этом признались. Собственно, Обама стал в 2008 году первым «президентом соцсетей», и Трамп точно так же стал президентом в 2016-м.

Рыночные отношения сохраняются, но становятся второстепенными. Мой любимый пример — насилие при феодализме было главным общественным отношением. При капитализме оно уступило свое значение деньгам. Насилие при этом сохранилось, и оно было так важно, что государство присвоило себе монополию на него. Но все-таки в повседневном быту мы как-то обходимся деньгами, без насилия, оно на второй план ушло. Вот в мире социальных платформ будет точно так же: деньги сохранятся и они будут значимыми, и монополия на них, по крайней мере кроме криптовалют, будет у государства, но они уйдут на второй план.

— Может быть, элиты знают больше нас про этот вирус, раз закрывают экономики своих стран?

— Коронавирус с нами навсегда. Мы все им переболеем, вопрос — когда. Если у вас высокий иммунитет, вы не заболеете, а кто-то переболеет четыре раза. Заявления Билла Гейтса о том, что за коронавирусом придет настоящий ужас, основаны на почти уничтоженной у нас науке. Ведь в микромире эволюция идет быстрее, чем у нас. В частности, бактерии научаются жить, не вызывая у нас болевого синдрома, чтобы мы их не глушили антибиотиками. С другой стороны, раньше были отдельно бактерии, отдельно вирусы, отдельно микробы, а сегодня они для повышения эффективности приходят к нам «в комплекте».

Когда мы практически победили грипп вакцинированием, то просто расчистили пространство для коронавируса. Ведь это мы считаем себя царями природы, а для вирусов мы среда обитания. И победа над вирусом гриппа просто расчистила «жизненное пространство», как говорили фашисты, для следующего вируса. Если удастся, например, какой-то универсальной вакциной победить коронавирус, на это место придет следующий, вполне возможно, вирус «верблюжьего гриппа» со смертностью не 0,7 процента, как у COVID-19, по данным европейских ученых, а 30 процентов.

Наконец, «коронабесие» призвано скрыть действительно серьезную угрозу. Есть понятие «супербактерия» — это бактерии, не чувствительные к антибиотикам. Ведь почему ставят диагноз «внебольничная пневмония»? Потому что внутри многих больниц есть колонии таких бактерий: их так травили антибиотиками, что они стали устойчивыми к ним.

В США в 2017 году было 23 тысячи смертей от супербактерий, в 2018 году — 35 тысяч, то есть рост более чем в 1,5 раза. Вот против этой угрозы современная медицина беззащитна. Для спасения от супербактерий нужна медицина не полувековой давности по своим принципам, а современная, основанная на воздействии не веществами, а электромагнитными полями. Однако она  противоречит интересам глобальных фармацевтических монополий. Ведь в антибиотики нового поколения вложены огромные деньги, и они должны приносить прибыли и сверхприбыли. Когда приходит супербактерия, против которой все это не работает, фармацевтические корпорации и официальные врачи под их диктовку говорят: «Наука это не подтверждает, поэтому вы должны умереть, чтобы не противоречить науке». Я не шучу! Так сказали, только в мягкой форме, моему знакомому относительно его ребенка…

"Наша экономика понесла страшный ущерб"

— У мировых элит есть страх перед пандемией коронавируса?


— Я не вижу страха у мировых элит.

— Почему же они тогда так активно закрываются?

— Это не страх перед коронавирусом, это активные действия по переформатированию мира. Но я не вижу страха и в российской элите. Все эти бесконечные тусовки с выкладкой в «Инстаграм», все эти демонстративные посещения Большого театра без масок очень ярко показывают их отношение к собственной пропаганде.

— В России выбран путь сохранения экономики любой ценой?

— Во-первых, не любой ценой, потому что ограничения есть, в том числе заведомо избыточные, и «коронабесие» разжигается. Во-вторых, в России выбран путь феодальной раздробленности, когда все решает губернатор: где-то всех закрывают на самоизоляцию, а где-то позволяют жить обычной жизнью. Если бы у нас была реальная борьба с коронавирусом, то давно бы уже выработали общее для всех предписание, что делать при каких обстоятельствах. А у нас вместо этого занимаются бюрократическими разборками, как будто в Москве один вирус, а в Санкт-Петербурге — другой. У нас главные жертвы не от коронавируса, а от «коронабесия». Количество погибших от второго минимум втрое больше, чем от первого. А если верить официальной статистике, например, по Новосибирской области, то в 16 раз больше.

Наша экономика понесла страшный ущерб. Даже если бы государство по-честному прилагало все усилия относительно ее сохранения и вместо разжигания «коронабесия» помогало бы людям и бизнесу, нефть-то все равно подешевела — куда деваться? Швеция на карантин не закрывалась, но спад экономики все равно более 7 процентов — из-за сжатия внешней торговли. А у нас, в отличие развитых стран, поддержка людей и бизнеса производит впечатление фиктивно-демонстративной деятельности для отчета, для галочки, для пресс-конференции президента. Производство — у кого из «середняков» ни спросишь — упало в среднем на 40 процентов. Конечно, крупному бизнесу легче и проще, но все равно перспективы при таком государстве и либеральной социально-экономической политике просто отсутствуют, и это объединяет всех.

Первый вариант программы правительства вышел с диким опозданием! То есть они уже занимались не решением реальных проблем, а бумагомаранием. В первом варианте ожидаемое сокращение доходов федерального бюджета на 4 триллиона рублей трактовалось как помощь государства экономике — что к этому можно добавить?

То есть бизнес умер, налогов от него не пришло, мы же не будем с вас, покойников, собирать эти деньги — вот это вам наша поддержка… Что-то там раздали, но 10 тысяч на семью — это вообще ни о чем. Причем бизнес говорит, что у нас уже как в 1937 году: купил фирму, а ему говорят, что за пять лет до этого там была мошенническая схема, поэтому ты мошенник, возбуждаем уголовное дело… Вот действующая сегодня норма и налогового права, и судебной системы! То есть ни о какой поддержке бизнеса речи не идет.

"Была такая помощь, благодаря которой бизнес не понял, что он уже покойник"

— Но все-таки весной ощутимая поддержка оказывалась.

— Были кредитные каникулы, если вы попали в соответствующие социально значимые позиции. И сейчас умирает бизнес, которому давали льготные кредиты, при условии, что он не будет сокращать число сотрудников по состоянию на 1 июня, а в ноябре пересмотрели эту норму и сказали: «Ой, имеется в виду, с 1 мая». Изменение правил задним числом убивает бизнес, и это государство, похоже, гордится собой. Но, конечно, да, есть большое количество послаблений.

— Плюс на зарплату дали кредиты, которые будут списаны.

— Два раза по 12 тысяч рублей дали людям, которые доказали, что они безработные. Надо отдать должное — по упрощенной схеме многим можно было это доказать, хотя и далеко не всем.

— Такая помощь оказали впервые за много лет!

—  Да, но она была недостаточной! Понимаете, это такая помощь, благодаря которой бизнес не понял, что он уже покойник. Он вот сейчас начинает это ощущать. А это страшно, когда у людей нет будущего. И будет невозможно управлять этими людьми. Люди от страха просто сходят с ума! Заперлись в четырех стенах, психуют. Хорошо, если не пьют, но нет свежего воздуха, нет солнца, нет движения. Для многих людей это верная смерть! А медицина у нас уцелела, вопреки усилиям властей, в основном лишь в нескольких городах-миллионниках.

— Кто инициатор «коронабесия»? Кому это выгодно?

— Я думаю, что это глобальный финансовый спекулятивный капитал, который трансформируется в капитал социальных платформ. И каждый участник решает свою локальную задачу: глобальная фарма зарабатывает сверхприбыль, информационные компании задирают капитализацию — у них она восстановилась после весеннего спада даже больше, чем у фармацевтических компаний, кто-то борется за власть. У всех по-разному, но общая базовая схема — мир, который раньше структурировался рынком, теперь будет структурироваться «Фейсбуком», «ВКонтакте» и «Телеграмом», если, конечно, владельцам второго и третьего хватит ума. У Воложа, владельца «Яндекса», мозг на это точно есть, потому что уже есть «Яндекс.Такси», «Яндекс.Торговля», «Яндекс.Дзен». Это вам не Греф с его «эджайлом», уже ставшим ругательством вслед за «эффективным менеджментом».

— Как считаете, народ может как-то противостоять «коронабесию? Или уже всех накрыло волной и понесло?

— Средний человек не может противостоять общественной истерике. Вот я, например, человек вроде спокойный, но с марта у меня было четыре истерических остановки дыхания. А люди, которые помнят жесткое пропагандистское давление, в принципе, имеют навыки противодействия: «Ага, раз меня ввергают в эмоциональный шок, значит, надо остановиться и подумать». Многие молодые тоже имеют некоторые навыки противодействия информационной агрессии, но, как показывает успех Навального, это скорее исключение: ЕГЭ и в целом реформы Кузьминова сделали свое черное дело дебилизации уже нескольких поколений.

"Российская вакцина - это не фейк, она работает"

— Вернемся к вакцинации, о которой вы уже упоминали. Все-таки верите ли вы в перспективы российской вакцины от коронавируса?

— Мы выиграли мировую гонку за вакцину. Просто начали ее делать, похоже, в октябре 2019 года. Наши-то микробиологи, наши медики, кого еще не добили либеральные реформаторы, воспитаны по военным принципам! Если появилось что-то новое, а появилось оно в октябре, если возникли новые симптомы, на них надо реагировать. При этом неважно, как это новое называется и что по этому поводу говорит начальство.

С другой стороны, почему нашу вакцину против Эболы никто не может повторить до сих пор, хотя ее сделали много лет назад и разливаем чуть не цистернами? Потому что наши биологи придумали платформу, на основе которой можно делать вакцину от чего угодно. И эту платформу применили к новому явлению. Получился «Спутник V». Можно обсуждать ее эффективность, последствия, но она есть, она работает — антитела появляются. И мы опередили всех остальных намного. Причем денег затратили, говоря юридически, почти ноль: наши микробиологи даже белых мышей толком не имеют, например, для испытания вакцины от СПИДа.

— То есть в нашу вакцину вы верите?

— Это не фейк, она работает. Другое дело, что бывают побочные эффекты. Людям же, похоже, не всегда объясняют, что это эксперимент. Человек получает плацебо, чувствует себя бессмертным — и вперед! Кроме того, как я понимаю, вакцина работает только на здоровых людях в возрасте от 18 до 60 лет, при отсутствии хронических заболеваний. Но если у человека нет диабета и других хронических болячек, и он в возрасте до 70 лет, то он и так почти вне непосредственной зоны риска. Тогда вакцина — это о чем?

У нас низкая смертность от коронавируса по двум причинам: во-первых, советская БЦЖ (вакцина против туберкулеза — прим. ред.), а во-вторых, у нас не доживают до того возраста, когда коронавирус является реальной угрозой. И плюс к тому — отсутствие нормальной медицинской статистики. Если в сельских районах Алтайского края обеспеченность врачами, как мне шепотом говорили, составляет 28 процентов, то кто будет ставить диагноз?!

Вакцина в России есть, и это выдающаяся научная победа, просто не надо путать научную победу с массовой медициной. Вакцина у нас имеется, мы эту гонку выиграли, но с врачебной точки зрения все говорят: «Давайте пока подождем прививаться…»

— А с точки зрения бизнеса Россия сможет заработать на вакцине большие деньги?

— Да, но небольшие деньги, потому что не сможем произвести: производства-то либералами, за небольшим исключением, истреблены. Кроме того, сегодня бизнес без государственной поддержки не значит ничего. В сфере высоких технологий, а вакцина — это высокие технологии, без господдержки вы никто и звать вас никак! Или вас ограбят, или на вас наплюют. Введут санкции, сказав, что у вас не демократическая вакцина, и люди, которые привьются российской вакциной, повесят портрет Путина на стену и заговорят по-русски. Это же информационная война!

Тут вы можете подписаться на исчерпывающую книгу А.В.Островского «Солженицын. Прощание с мифом»: прямо здесь, прямо сейчас!


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью