Михаил Делягин. Фантасты и экономисты о кризисе: каким видится наше будущее (Делягина цитируют) | Михаил Делягин

Что делать с избирательными правами молодежи?


Фантасты и экономисты о кризисе: каким видится наше будущее

Делягина цитируют

22.04.2020 09:48

Михаил Делягин

2740

Фантасты и экономисты о кризисе: каким видится наше будущее

Писатели-фантасты обожают антиутопии, где Нэо из «Матрицы» или Китнисс Эвердин из «Голодных игр» бегают на развалинах некогда процветающего мира. В таком мире все понятно, а лицо врага (в прекрасном разрешении) отлично видно в прицел. Сложнее всего рассказать об эпохе, в которой экономика остановилась из-за пандемии.

Безопасность, бизнес и технологии

Пока ни наука, ни писатели не пришли к единому мнению, каким образом варповые движки помогут сгонять к соседу в ближайшую галактику. Хотя, в истории фантастики много примеров сбывшихся предсказаний, например, роботы или вирус, уничтоживший все человечество. Волшебство дивной минуты сейчас – это переждать кризис и увидеть, во что же в итоге переродится общество.

Устав думать о будущем, решил узнать мнение писателей, экономистов и бизнесменов. Ответы получил кардинально разные.

Давид Ян: «Общество пересмотрит мир с точки зрения конфиденциальности»

Давид Ян – доктор физико-математических наук, со-основатель Yva.ai, основатель ABBYY, член of Band of Angels, Silicon Valley, серийный предприниматель в области ИИ, основатель 12 компаний. Живет и работает в Лос-Анджелесе. Застать его свободным получилось только в обед выходного дня, когда в Батуми была полночь.

Давид Ян считает, социум пересмотрит точку, где находится золотая середина между приватностью и качеством жизни / безопасностью. Общество не приемлет слежку, но также не хочет, чтобы люди умирали, теряли работу, а бизнесы разорялись.

Далее Давид рассказал, что сейчас человечество вдруг осознало, что есть гигантская брешь в безопасности на биологическом уровне и нужно что-то отдать, чтобы себя защитить. Билл Гейтс об этом говорил уже давно. Apple, Google разрабатывают системы, которые отслеживают, общался ли человек с людьми, которые впоследствии были определены как больные, сообщают пользователю об этом.

Причем, бизнесмен абсолютно согласен с тем, что любое использование данных должно быть прозрачным, и человек должен сам принять решение, где он хочет выбрать свою точку приватности:

– Я принадлежу к той части людей, которая спокойно относится к приватности. Я считаю, что большие данные при правильном использовании повышают качество жизни. Я не сторонник той крайней точки зрения, когда нужно совсем убрать геопозицию из наших телефонов, выкорчевать GPS. Я знаю людей, которые просто не носят мобильные телефоны, оказывается, такие есть даже в Кремниевой долине. Во всем нужен баланс.

На вопрос о будущем экономики Давид Евгеньевич сказал, что каждый предприниматель сегодня стоит перед очень сложным выбором: сохранить компанию или сохранить ее часть. Ему не нравится тенденция искусственного подначивания потребительского спроса в тех товарах, которые не улучшают жизнь на планете в целом.

По его мнению, раньше казалось, что бизнес – это про прибыль. Сегодняшняя предпринимательская парадигма Statement on the Purpose of a Corporation, которую в 2019 году приняли 181 глав крупнейших корпораций гласит, что первые две ценности – это клиенты и сотрудники:

– В моей новой компании мы адаптировали продукцию к тому, чтобы помочь организациям управлять удаленными командами. Анализируя взаимодействие сотрудников в Slack, Microsoft Teams, Zoom, G-Suite, Office 365, система автоматически детектирует стресс и выгорание сотрудников, выявляя сильных неформальных лидеров. Это позволяет управлять удаленной командой и растить бизнес.

Когда-то слышал такую фразу: «Кризис 2008 года помогли преодолеть финансовые директоры организаций, а кризис 2020 года помогут преодолеть HR».

История Давида Яна заставила задуматься, что каждый предприниматель должен позаботиться об адаптации своей продукции к текущей ситуации.

Дмитрий Потапенко: «Опасность пандемии сильно преувеличена»

Пару лет назад я вычитал в книге Дмитрия Потапенко «Бизнес – это глаголы...», что в России 2019 год будет трудным, особенно – 2020-й. Тогда мне показалось, что автор предпринял очередную попытку продвинуться за счет громких высказываний, но на деле книга оказалась чуть ли не пророчеством. Причем, не фантастическим, а вполне просчитанным.

На фоне мирового опыта карантина, немного странно выглядит опыт Швеции, которая не вводила чрезвычайных мер, но у них на удивление спокойно. Я задал вопрос, что будет после кризиса, и Дмитрий Валерьевич конкретно ответил:

«После завершения карантина у людей всех демократических стран на выборах, праймериз, на всех историях, где можно будет поколоть правительство вилочкой, возникнет вопрос: «Государство, а ты, вообще, кто?»

По его словам, сейчас экономика и люди перешли на мобилизационные рельсы: они потребляют только основные товары и услуги. Это печально, но другого варианта нет. Человечество как бы обнулилось, и теперь будет покупать не редкое мясо убитого мамонта, а четкий и дешевый белковый набор. Это логика будущих 7-12 лет.

Дмитрий Потапенко уверен, что в нашей стране мы вряд ли будем вкладываться в технологии, потому что правители любого контекста не заинтересованы в развитии технологических новаций, а лишь в использовании разработок:

«В наших компаниях я сократил 37 % персонала, вариантов у меня особенных не было. По концу года мы потеряем приблизительно до 40 % и выручки и объектов. Мы выживем, у меня уже пятый кризис на счету».

Сейчас даже моя теща говорит, что скоро наступят вторые 90-е. Дмитрий Валерьевич подтвердил мораль общества ближайшего будущего:

«Проблема общества – крайне «левацкий» взгляд. Некоторые левые считают, что будет поворот в их сторону. Я их вынужден огорчить – поворот будет левее левого. Будет уровень бандитизма, «левые» окажутся справа. Социальное неравенство и вопрос к государству «кто ты есть» приведут к переделу уровней управления и приходу «левацких» лозунгов: «Давайте все будем делить». Предпринимательство не хочет, чтобы у него ни с того ни с сего начали все отбирать».

На вопрос о том, какое же общество Дмитрий Потапенко хотел видеть, он ответил, что ему близко общество, которое рассуждает. Он за то, чтобы человек добывал те или иные богатства своим трудом:

«Мне хотелось бы видеть высокую степень осознанности за свое недеяние. По долгу службы я собираю очень много сведений, работаю с вирусологами, не только с российскими. Знаю, что опасность пандемии сильно преувеличена. Тем не менее, в моей семье мы придерживаемся норм выше, чем предъявляют власти. Еще в середине марта, до этих гребанных карантинов, мы ходим в респираторах».

В конце интервью Дмитрий сетовал на то, что даже в XXI веке людей приходится учить мыть руки и лицо. Кроме того, он обеими руками за то, чтобы придерживаться разумного карантина, как в Швеции: соблюдение дистанции в 2 метра на улице и свободные прогулки по лесу. Это нормально, чтобы чувствовать себя защищено и не нарушать закон.

Энди Вейр: «Я думаю, что экономика восстановится»

Решил узнать мнение Энди Вейра, автора книги «Марсианин», по которой сняли фильм с Мэттом Дэймоном. Руки немного тряслись, набирая сообщение американскому писателю. Писатель ответил.

Я надеялся, что Энди сможет рассказать свое видение мира будущего, но почему-то ответ оказался более чем осторожным:

«Я не знаю, как ответить на этот вопрос».

Свою литературу он считает не инструкцией к действию, а просто развлекательной штукой, которая не должна влиять на общество. Возможно автор так написал, потому что сейчас многие американские писатели стараются не говорить лишних слов про пандемию и уничтожение человечества. В Стивена Кинга сейчас довольно много тыкают пальцем: «А не это ли имели вы в виду в романе “Противостояние”?»

«Я думаю, что экономика восстановится. Не было никаких внутренних или экономических проблем, которые вызвали рецессию – это было внешнее подавление экономики вирусом. Поэтому, как только блокировка закончится, она вернется к нормальному состоянию» – закончил беседу Энди Вейр.

Данияр Сугралинов: «Надеюсь, человечество изменит ресурсовложения и начнет больше вкладываться в науку»

Книгами Данияра Сугралинова я зачитывался с 2009 года. Точнее, тогда была всего лишь одна повесть «Кирпичи», но она уже ходила по сети миллионным количеством упоминаний. Сейчас у него почти два десятка книг, его публикуют издательства «МИФ» и «ЭКСМО».

Задавать вопросы об экономике писателю глупо, но Данияру 40 лет, он успел побыть предпринимателем, и просто повидал жизнь, поэтому я рискнул и спросил, что изменится после завершения карантина:

«Я не эксперт, чтобы уверенно говорить именно об экономике, но уверен, что изменится многое. Оно уже меняется, причем фантастически быстро. Однако главное изменение, на мой взгляд действительно прекрасное, произойдет в пересмотре ценностей. Надеюсь, человечество изменит ресурсовложения и начнет больше вкладываться в науку».

Данияр хотел бы видеть общество ближайшего будущего более эффективным и сплоченным. Пандемия коронавируса, как ему кажется, может оказаться полезной: даст всем понять, что мы существа социальные, и наиболее сильны в командной игре. Как на заре времен все племя должно было действовать как один, чтобы забить мамонта и не вымереть от голода, так и сейчас миру пора прекратить выдумывать поводы для распрей и объединиться.

Рыночная экономика и пандемия


Технологии важны, но в «списках топ изобретений из фантастики» ничего не говорят про то, как должны жить люди в этом мире. А ведь проблема острая. По мнению многих специалистов, изучающих мозг, например, Татьяны Черниговской (профессор, ученый в области психолингвистики и нейронауки), человек превратился из «хомо сапиенс» в «хомо конфузус».

Тот мир, в который мы попали, опасен экзистенциально: бояться нужно не восстания машин, а размытия смыслов. Современный человек растерян, сама реальность мира уже под вопросом. Сейчас я не пересказываю сюжет фильмов «Трон» или «Матрица»: нет четкого понимания добра и зла, нет уверенности в наличии личности вообще.

В сети мерилом успеха считается количество съеденной пищи, оплодотворенных самок и истребления как можно больше живого на планете. Человеку с самого детства внушают торопиться успеть все, но со стороны это было похоже на беговую дорожку. Внешний результат есть, но самый завалящий профессиональный бегун обгонит фитнес-спортсмена.

Стоило начинать великую цивилизацию, чтобы все это свелось к увлажняющему лосьону: «ведь ты этого достойна». Проблема состоит в том, что для воплощения новой идеи нужно общество, которое породит эту идею, и общество, которое ее воспримет. А социум, мягко говоря, жрет сам себя.

Пропасть между интеллектуальным и моральным уровнем все ширится. Азимов писал, что люди в 2014 году будут называться «обществом принудительного отдыха», а основным недугом человечества станет психическое расстройство. Кризис и самоизоляция позволяют нам задуматься над этими проблемами вновь.

Михаил Делягин: «Завершается рыночная экономика как таковая»

Михаил Делягин – доктор экономических наук, политик, популярный экономист в рунете. С ним, правда, многие не соглашаются, но я уже несколько лет сталкивался с его здравыми высказываниями.

Михаил Геннадьевич считает, что мировой карантин может и не закончится, по крайней время в ближайшее время. По его мнению, все это «коронабесие» прикрывает объективный процесс: распад глобальных рынков. Вместо единого информационного, экономического, политического пространства формируются макрорегионы:

«В частности, завершается рыночная экономика как таковая. Человечество переходит от жизни в рынке к жизни в инфраструктуре, от доминирования денег к доминированию социальных технологий, т. е. управлению людьми через социальные платформы, а не через финансовые потоки.

В рамках этой новой системы люди максимально атомизированы, не объединяются в трудовые коллективы, политические группы или клубы. Мы наблюдаем переход от управления коллективами к индивидуализированному управлению отдельно взятыми людьми».

Кажется, стоит только порадоваться за человечество. Какие молодцы люди: создают алгоритмы, делают социальные платформы, развивают технологии. Но со стороны похоже на описание социума в романе Оруэлла «1984».

По мнению, Михаила Геннадьевича, подобный режим индивидуализированного управления создан в рамках социальных сетей, доросших до того, что позволяют управлять людьми. Например, масштабные эксперименты «Фейсбука» над своими пользователями показывают, что люди абсолютно свободно принимают решения, в критически значимой степени предопределены тем, что им дают посмотреть

Далее, Михаил Делягин высказал мнение, что человечество от клипового мышления переходит к мышлению кликовому. Это повышает управляемость, внушаемость, снижает критичность и то, что мы привыкли считать человечностью:

«Мы видим, что люди перестают воспринимать реальность даже на уровне управляющих систем. Например, крик о пандемии. Да, ВОЗ ее объявила, – но ни в одной стране, кроме Сан-Марино, не превышен эпидемиологический порог. А вот этого люди, ставшие рабами собственной истерии, осознать уже не способны. Мы возвращаемся в средние века, когда из-за одного удачного слова проповедника саморазрушались целые города».

Когда я задал свой любимый вопрос о том, каким бы экономист хотел видеть общество будущего, Михаил Геннадьевич ответил, что идеальное с его точки зрения общество нереально, потому что это должен быть социум, сохранивший критическое мышление, не являющийся рабом техники, а способный ее разумно применять:

«Это сильно улучшенный Советский Союз. Если брать все примеры достижения человечества, то это был единственный случай, когда высокий уровень гуманизма сочетался с высоким уровнем технологий».

Киваю, слушаю. На секундочку показалось, что только в том режиме и было возможным построить общечеловеческое счастье. Хотя, в фильме Вуди Алена «Полночь в Париже», герои тоже видели идеальное время для жизни только в прошлом.

В конце интервью я попытался узнать, смогут ли экономисты помочь обществу? На это Михаил Геннадьевич ответил:

«Экономисты, воспитанные в сегодняшнем либеральном мейнстриме, – это люди, не способные выйти за пределы изучаемого рынка. Например, как если бы биолог изучал только тараканов. Такие экономисты могут завести только в могилу».

Позитивная нота статьи как-то улетучивается. А хочется верить в сказку. Наберу фантасту, они уж точно смогут развеять мрачные мысли.

Вадим Панов: «Экономика будет болеть, как и люди»

Вадим Панов два дня переносил интервью. Он – один из самых публикуемых современных фантастов. Зная уровень нагрузки, я даже посочувствовал писателю, но продолжал доставать его письмами. Наконец, мне удалось получилось узнать его мнение о мире после кризиса.

Вадим считает, экономика будет так же болеть, как и люди. После пандемии, кризис продолжится достаточно долгое время. Все зависит от того, как долго продлится болезнь, как долго будут закрыты границы и как долго нормальная экономика не вернется к обычному течению жизни.

По его мнению, на первом этапе сильно просядет рынок услуг, но достаточно быстро начнется рост реального сектора экономики, потому что он будет более востребован. Люди поймут, что деньги берутся не только из банков, но и из прибавочной стоимости.

Он надеется, что реальный рост начнется после окончания эпидемии, т. к. слишком все глубоко рухнуло, чтобы не начался подъем. Останутся сектора с вещами, которыми мы пользуемся ежедневно. На первых порах в приоритете будут продукты питания, поднимется сельскохозяйственный сектор. Если у человека сломается чайник, он его купит, но если сломается плазменный телевизор… то и без него можно жить.

Люди будут покупать то, от чего зависят каждый день, и это не потребует больших затрат. Точно так же большинство людей предпочтет ремонтировать вещи, а не менять их. Например, рынок новых автомобилей просядет, а рынок запчастей вырастет, – Вадим Панов.

Писатель добавляет: «Сейчас понятно только одно, что общество переформатируется, но сложность в том, что мы, современники, сейчас находимся в самом начале этого процесса. То, что мы видим сейчас – это вершина айсберга.

Мировое общество и виды государственного устройства останутся прежними, но с другой стороны, не воспользоваться ситуацией было бы просто глупо. Как бы мне ни хотелось, чтобы общество будущего было свободнее, человечнее и добрее, скорее всего оно будет более поднадзорным и подконтрольным. В том числе, под соусом борьбы за наше здоровье».

Пофантазировать о будущем на основе научных данных и сделать некий анализ, опираясь на них – это то, что умеют делать хорошие фантасты. Пока получается так, что к нам не особо прислушиваются. Как говорится, если человек врет о будущем, его называют фантазером, если о прошлом – серьезным писателем, – Вадим Панов.

Итого

Мнения людей о будущем человечества разнятся. Экономисты – приземленные и конкретные прагматики, а фантасты ярче описывают социум в романах, чем в интервью.

«Нажми на кнопку, получишь результат» — песня группы «Технология» прекрасно характеризует общество. До недавнего времени нужно было лишь пошевелить пальцем, чтобы тебе привезли пиццу или билеты на море.

«Кнопка» пока еще нажимается, туго, но идет. Экономика пока дышит, но люди продолжают пилить сук. Не знаю, поможет ли добраться до светлого будущего пакет с туалетной бумагой и мешок гречки, но с ними как-то проще думать о сущности бытия и рисовать на бумаге очередную модель социума.

TexTerra тоже не знает, каким будет будущее. Одно понятно точно: бизнесу нужно принимать быстрые решения, чтобы оставаться на рынке.  
Узнайте о том, как быть счастливым в сегодняшних и завтрашних условиях в моей книге «Жизнь в катастрофе: победи кризис сам!»
https://boomstarter.ru/projects/510042/zhizn_v_katastrofe_pobedi_krizis_sam

 

Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью