Михаил Делягин. Уроки застоя: почему не всем предприятиям нужно быть финансово эффективными (Делягина цитируют) | Михаил Делягин

Самое обсуждаемое

За что, по-Вашему мнению, можно приговорить человека к смертной казни (несколько вариантов ответа)


Уроки застоя: почему не всем предприятиям нужно быть финансово эффективными  2

Делягина цитируют

11.11.2022 13:00

Михаил Делягин

3622  10 (3)  

Уроки застоя: почему не всем предприятиям нужно быть финансово эффективными

Успокоение страны и обеспечение ее безопасности многие эксперты называют главным содержанием работы Леонида Брежнева на посту генсека ЦК КПСС. Это, однако, сыграло против экономики, которая практически перестала развиваться. Наше издание с помощью экспертов разбиралось, какие уроки может вынести современная Россия из эпохи, которую называют кто застоем, кто расцветом.

Застой, расцвет, стабильность?

Лучшим временем для страны за последние сто лет многие современные россияне считают период работы во главе государства Леонида Ильича Брежнева. Таковы данные опроса еще 2017 года, но что-то подсказывает, что и сегодня они вряд ли сильно изменились бы. Брежнев развивал промышленность, строил дороги, обеспечивал благосостояние, защищал страну и ее жителей — такое мнение бытует о его эпохе, которая длилась с 14 октября 1964 года до смерти генсека 10 ноября 1982 года. Что же пошло не так?

Главной задачей власти в брежневскую эпоху действительно было повышение материального уровня благосостояния граждан, считает зампред Комитета Госдумы по экономической политике Михаил Делягин. В тактическом плане этот расчет был верным. Строилось огромное количество жилья, которое в отличие от хрущевок было даже комфортным. Прошло безвременье, забылось плохое. Подковерные игры в верхах велись тихо, поэтому простые люди чувствовали себя в безопасности, несмотря на то что мир жил в напряжении холодной войны.

«Стратегически же план Брежнева провалился: выяснилось, что человек живет не для денег и даже не для потребления, — объяснил Михаил Делягин. — Тон в обществе задавали еще те, кто прошел войну и помнил ее, те, кто получал образование до 1958 года, то есть по сталинским учебникам. Это были моральные люди, для которых ложь, даже небольшая, со стороны государства воспринималась как нечто невозможное, как нечто, разрушающее основу».

Расцветом страны, пусть и трагическим, экономист и политик считает период с 1938 по 1958 год. При Брежневе же можно говорить лишь о расцвете потребления, но не о расцвете жизни. С точки зрения большой мечты, о которой так много говорили в СССР, 70-е были, конечно, застоем, уверен Делягин. Стабильным этот период выглядит разве что из дня сегодняшнего.

«Как сказала в одном из ток-шоу внучка Брежнева: “Современные эффективные менеджеры даже покрасить не в состоянии то, что мой дед построил”», — добавил член экономического комитета Госдумы.

В СССР при Брежневе было построено почти 2000 крупных промышленных предприятий, в том числе автозавод в Тольятти. Был поставлен под промышленную нагрузку первый гидроагрегат Саяно-Шушенской ГЭС, введены в строй десятки других гидроэлектростанций, атомных реакторов, в числе которых и печально известная Чернобыльская АЭС. К 1982 году почти завершилось строительство  Байкало-Амурской магистрали. Масштабное жилищное строительство позволило обеспечить квартирами 162 миллиона советских граждан.

Между тем убежденность живших в брежневскую эпоху, что это было время расцвета, финансовый аналитик, кандидат экономических наук Михаил Беляев назвал коллективной амнезией. Более молодое поколение, характеризуя таким образом 70-е годы прошлого века, является заложником сформировавшегося мифа, уверен эксперт. Люди говорят о всеобщей занятости и хороших зарплатах, бесплатных образовании и медицине, возможности каждому получить от государства квартиру.

«Все познается в сравнении, — сказал Беляев. — Тем, кто сегодня платит ипотеку, бесплатная квартира от государства кажется чем-то невероятным, хотя давали их тогда далеко не всем. Очень популярен миф о том, что в СССР все стоило копейки. Вот только многие забывают, как за всем этим приходилось охотиться, добывать, доставать. За всем стояли спекулянты».

Из безусловных плюсов брежневской эпохи экономист Беляев назвал уверенность людей в завтрашнем дне, а в экономическом плане — почти безупречную систему пенсионного обеспечения. Работавший всю жизнь человек мог рассчитывать ежемесячно на 120 рублей пенсии, плюс десять процентов — за непрерывный стаж. Это было сопоставимо с зарплатой инженера и даже превышало доход молодого специалиста.

Реформы задушили подушками


С середины 1970-х годов основную роль в экономике СССР стал играть нефтяной фактор. Углеводороды страна экспортировала и раньше, но переломным моментом для нефтедобычи в Советском Союзе оказался 1973 год, когда цены на нефть буквально за один год подскочили в четыре раза. Через год СССР, обогнав США, вышел на первое место в мире по добыче нефти и удерживал лидерство больше 15 лет.

Страна стала зарабатывать большие деньги, которые, правда, направлялись не на новые технологии, а в первую очередь на рост потребления и поддержание обороноспособности, рассказал Михаил Делягин. Промышленный рост замедлился. Если в 1967 году на экспорт шла половина всех выпущенных автомобилей «Москвич», то в конце 70-х потребительские товары завозились в основном из дружественных стран соцлагеря, которые специализировались на их выпуске.

«У нас производства существовали лишь затем, чтобы в стране не было безработицы, — считает парламентарий. — На технологический уровень промышленности обращали мало внимания, он был действительно низок. Высочайшие технологии существовали только в ОПК».


В качестве примера последнего тезиса Михаил Делягин привел появление в СССР еще в конце 50-х годов правительственной связи «Алтай», которая начала широко применяться в 1968 году. Это были первые в стране мобильные телефоны! Но в полностью внерыночной экономике развивать эту технологию и распространять ее на всю страну просто не было причин.

Покупательная способность в военной промышленности оценивалась в соотношении один рубль за один доллар США, а в легкой, например, в текстильной, — рубль за десять центов, а то и меньше.

«Возник дефицит, в условиях которого можно было не обращать внимание на качество потребительских товаров, — и так с руками оторвут», — заключил Делягин.


Нефтяные доходы хоть и смогли повысить уровень потребления и отчасти насытить отечественный рынок импортной продукцией, все же не спасли экономику СССР, считает Михаил Беляев. Без этих денег, по его словам, система протянула бы меньше, зайдя в тупик еще в начале 70-х годов.

«Мы не пошли по пути Китая или Югославии, не позволили развиваться в стране даже малейшим элементам рынка, — сказал эксперт. — Столь сильны были идеологические скрепы: никаких уступок капитализму. Если и существовали робкие голоса в поддержку реформ, то они не были услышаны. Реформы, как говорили тогда, задушили подушками. А то, что не двигается вперед, двигается назад».

Как жили под санкциями


Большую часть времени существования СССР страна жила в условиях жестких ограничений со стороны Запада — экономических санкций. С началом холодной войны в 1949 году по инициативе США был создан Координационный комитет по экспортному контролю — КоКом, который составлял перечни стратегических товаров и технологий, не подлежащих экспорту в страны «восточного блока», а также устанавливал ограничения по использованию товаров и технологий, разрешенных для поставки в виде исключения.

Членами КоКом были 17 государств: США, Канада, Австралия, Япония, Великобритания, Бельгия, Дания, Франция, ФРГ, Греция, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Испания, Турция. Кроме того, в вопросах экспорта с этой организацией сотрудничали такие страны, как Австрия, Финляндия, Ирландия, Новая Зеландия, Швеция и Швейцария.

Сравнение с нынешними санкциями в отношении России финансовый аналитик Михаил Беляев считает нерелевантным, поскольку в эпоху СССР были выработаны правила, что можно и что нельзя поставлять в нашу страну. Например, продолжалось сотрудничество в аэрокосмической сфере, в энергетике.

«Не существовало такого единства между США и Европой, как сейчас, — объяснил эксперт. — Раньше мы говорили о трех мировых центрах силы: США, Европа и страны соцлагеря. Сегодня, когда такого центра, как Европа, практически не существует, а соцлагеря просто нет, перед США стоит задача подорвать Россию как нарождающийся центр силы. Отличие периода холодной войны от дня сегодняшнего в том, что раньше не стоял вопрос о разрушении, если не сказать об уничтожении России, а сегодня об этом говорят в открытую. Но появились и другие игроки, с которыми Западу придется считаться: Китай, Индия, поднимающая голову Турция».

Санкции были частью экономической политики, но не определяли ее, уверен Михаил Делягин. Экономика в то время ориентировалась прежде всего на снижение издержек и страдала неправильным планированием, что в конечном итоге стало одной из причин распада СССР. К двум другим экономист относит загнивание партхозноменклатуры в отсутствие политической конкуренции и неверную ставку тех же элит на рабочий класс вместо технической интеллигенции.

«Номенклатура верила, что самый передовой класс, которому она должна служить, это рабочие, потому что так писали Маркс и Ленин, — сказал Делягин. — То, что реальный передовой класс — это инженерно-технические работники, которые и двигают прогресс, осознать было банально некому. Это стало фундаментальной ошибкой».

Уроки эпохи


Главный урок, который современная Россия должна вынести из брежневской эпохи, Михаил Делягин сформулировал в двух словах: успокоишься — упокоишься. И объяснил:

«Главным содержанием правления Брежнева было успокоение. Мы обеспечили себе безопасность. Нас только при нем стало нельзя уничтожить, хотя при Хрущеве еще можно было. Соответственно, руководство успокоилось и упокоилось вместе со всей страной».

Такой стране, как Россия, необходимо в первую очередь опираться на собственные силы в развитии экономики, не отрицая при этом внешний фактор, уверен Михаил Беляев. Это небольшие европейские государства могут делать ставку на интеграцию и внешнеэкономические связи. У СССР и современной России соблюдать баланс не получалось, считает эксперт, и сейчас страна учится на своих же ошибках. Идея реализовать программу технологического суверенитета, безусловно, правильная, но пришла она поздно.

Еще одно правило, оно же невыученный советский урок: не все в экономике определяется финансовым результатом. «Нельзя абсолютизировать эффективных менеджеров и стремление в любом производстве выйти на прибыль, в плюс, а в противном случае считать его ненужным и бессмысленным, — объяснил Михаил Беляев. — При построении экономического суверенитета важно учитывать, что в стране могут существовать даже неэффективные предприятия, но если они поддерживают и делают более эффективными другие».

Эксперты сошлись во мнении, что основой для развития страны как при Брежневе, так и в нынешнее время являются высокие технологии и развитие промышленности. Это главное, во что стоит вкладывать и к чему стремиться, потому что это и есть прогресс.

«Прогресс технологий — это единственно возможный путь развития человечества, и какие бы усилия к тому, чтобы затормозить технологический прогресс, ни принимались, сделать этого не удастся», — уверен Михаил Делягин.

Сейчас, по его словам, в России настало именно то время, когда важность поощрения промышленности, инженерного знания и мышления очевидна всем.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью