Ритуальная проституция на Олимпиаде-2018 - легализация предательства Родины

Кем для Вас лично являются спортсмены из РФ, которые поедут выступать на Олимпиаду-2018 под нейтральным флагом?




У нас нет государства - только начальники с секретаршами   3

Статьи и интервью

25.07.2017 10:33  7.7 (25)  

Редакция Делягин.ру

8836

У нас нет государства - только начальники с секретаршами

Афонина:

- Если вы не против, хотела бы вернуться к несколько нелогичным, на мой взгляд, действиям государства. С одной стороны, за первые полгода 2017 объем потребительских кредитов вырос почти на 39%, сообщает Национальной бюро кредитных историй. При этом месяц назад это же бюро отмечало, что каждый 7 российский заемщик испытывает проблемы с погашением взятых в банках кредитов. В общей сложности более 6 миллионов россиян оказались в непосильной кредитной кабале. Потребительские кредиты. Просрочено примерно 20%. По кредитным картам этот уровень достигает 25%. Возможность платить по кредитам уже потеряли примерно 3 миллиона человек. Это 8% всех заемщиков. Трудности с выплатой испытывают от 5 до 6,5 миллионов россиян. И при этом, обращаю внимание, потребительские кредиты продолжают выдавать, причем, рост растет.

Делягин:

- У нас государства-то в области социально-экономической политики нет никакого. Это совокупность начальников с их секретаршами, но это не государство. В социально-экономической сфере по-прежнему, как в 90-е годы, погоду делают либералы, которым, такое ощущение, что чем хуже, тем лучше. Они обслуживают интересы не народа российского, а бизнес, причем, обычно глобальных спекулянтов.

С одной стороны, население все равно является лучшим заемщиком. Несмотря на все проблемы, население самый добросовестный заемщик. В условиях уничтожения российской экономики нашими либералами экономическая конъюнктура ухудшается и юрлица становятся все более плохими заемщиками. И хорошие заемщики концентрируются в крупнейших банках. И обычному банку некуда деваться, ему не с кем работать. И он ориентируется на население. Черт с ними, что будет просрочка 20%, пусть вырастет до 30, но оставшиеся добросовестные плательщики заплатят за всех. Это называется распределением рисков.

С другой стороны, если посмотреть со стороны людей, в прошлом году у нас очень мало люди брали кредитов. Кто-то приспособился к кризису, кто-то научился дышать через раз, но по-прежнему у нас большинство людей бедны, у нас нищие и бедные – это 80% людей, а критерий бедности очень простой. Если телевизор или холодильник у вас сгорает, вы из текущих доходов не можете его купить. Вы должны или одалживать у друзей, или в заначку лезть, если она есть, или брать потребительский кредит. А сбережения, которые превышают месячный расход, у нас имеет только 15% населения. В результате, для критически значимой части нашего общества технику вы можете купить только в кредит.

И самое главное. Ужасное. Когда человек попадает в кредитную кабалу, он вынужден брать кредит не для того, чтобы купить себе утюг, а для того, чтобы из нового кредита обслужить, если расплатиться, то хорошо, со старыми кредитами. И чтобы хоть как-то продержаться на плаву, люди берут все больше кредитов. Смысл термина «кредитная кабала» заключается именно в этом, когда человек не гасит кредит с текущих доходов, а берет новый и больший, чтобы погасить старый меньший. И так бесконечно продолжаться не может, но какое-то время люди в этом состоянии мучаются.

Афонина:

- И мы переходим к теме, про которую вы сказали. Казалось бы, позитивная новость о том, что не взысканные долги смогут в исключительных случаях аннулировать. Триллион рублей мелких финансовых долгов будут прощены россиянам. Это именно та сума, которую сейчас все вот эти инстанции, включая судебных приставов, просто не могут взыскать физически. Они не могут найти этих людей, из них вытрясти эти деньги. Людям-то ничто, это государству облегчение. Они с судебных приставов снимают нагрузку, так что ли?

Делягин:

- Я не очень понимаю, причем здесь облегчение государству, когда государство здесь ни при чем. Это конфликт между населением и тем, кто им одалживал: банки, микрофинансовые организации и другие физлица.

Насчет того, что у нас служба судебных приставов работает, знаете, для меня это спорное положение. Я, конечно, тоже смотрю в новостях по телевизору, как они там, правда, раньше они зверствовали, а сейчас уже этих страшных историй, они практически прекратились. Но когда мне приходилось из одного либерального экономиста извлекать долг, я столкнулся с полным бездействием службы судебных приставов. Более того, когда обычный человек должен по штрафам 11 тысяч рублей, его не выпускают в аэропорту, мы все эти истории знаем и заплатить при пересечении границы нельзя за редчайшими исключениями, но я столкнулся с тем, что служба судебных приставов просто закрывало дело и без специальных усилий адвокатов она его не возобновляла. Даже снимала с человека запрет на выезд из страны. Был такой либеральный экономист Иноземцев, который нас до сих пор учит уму разуму. Как правильно жить и, судя по всему, правильно обманывать друг друга.

С одной стороны, к службе судебных приставов много нареканий. Более того, в регионах страшная история, потому что зарплата очень маленькая и мне рассказывали адвокаты, что устраиваются молодые люди на работу без перспектив в жизни. Они устраиваются, чтобы как-нибудь урвать взятку. И даже если человек садится, то он готов сесть, потому что он потом на эту взятку, которую он спрятал, он несколько лет после тюрьмы нормально поживет. Это ужасная история. И служба судебных приставов – это одна из черных дыр, на мой взгляд, российской государственности.

Но я говорю о другом. О гуманизме. Должников, которых не могут найти, их совсем немного.

Афонина:

- Да что вы! Вот вам статистика. С января по май 17-го года судебным приставам пришлось прекратить 817 тысяч дел без взыскания долгов. Это половина всех долгов по исполнительным листам. Половину людей просто найти не могут.

Делягин:

- Прекращают производство именно потому, что не могут найти людей? Там так и написано?

Афонина:

- Физически не могут обнаружить.

Делягин:

- Это очень забавно, потому что служба судебных приставов работает исключительно по исполнительным листам, которые выдаются судами. И суды стараются (неразборчиво) доставить обе стороны в дело. Но судебные приставы, может, эти дела и не рассматривают.

Афонина:

- Да что вы! Сколько людей говорят, что они понятия не имели, что уже начато судопроизводство по их долгам, потом они это постфактом узнавали, когда не могли выехать за рубеж. И их участие на судебных заседаниях отнюдь не нужно было ни разу.

Делягин:

- Это проблема нашей судебной системы. Я о другом. О том, что у нас есть 2 триллиона долгов, из которых половина является безнадежными. И то, что людей не будут кошмарить по поводу заведомо безнадежных долгов, это, скорее, плюс, чем минус. Потому что это люди, которые, скорее всего, не могут расплатиться. И то, что служба судебных приставов не ищет людей и не пытается исполнять свои обязанности, об этом я говорил, как она у нас работает. Но это другая тема.


Оцените статью