Михаил Делягин. Новые партизанские тропы. Где искать выход из белорусского тупика? (Материалы МГД) | Михаил Делягин

Какова Ваша политическая идеология?


Новые партизанские тропы. Где искать выход из белорусского тупика?

Материалы МГД

04.09.2020 16:05

Михаил Делягин

2233  10 (1)  

Новые партизанские тропы. Где искать выход из белорусского тупика?

Нет будущего: это трагедия 

Конфликт между властью и частью общества вызван отсутствием у Белоруссии стратегической перспективы.

Лукашенко сохранил в стране цивилизацию, которую утратили, например, мы. В Белоруссии остались — и при этом развиваются! — социальная сфера, образование, медицина, промышленность и АПК, которых с либеральной точки зрения просто не может быть у страны с населением в пол-Москвы. Соответственно, Лукашенко сохранил самоуважение людей, они обладают достоинством, понимают, что они не пыль под ногами блатных феодалов. Народ сознает, что у него есть права, - но вот обеспечить их Лукашенко уже не в силах, причем по объективным причинам. Как небольшая страна, Белоруссия может нормально развиваться только в условиях модернизации России. Это верно для всего постсоциалистического пространства: без нашей модернизации рынков для этого мира нет.

Восточная Европа умирает, потому что её элиты сами отказались от российских рынков: они растоптали свои народы за право быть надсмотрщиками колонизаторов из Берлина, Брюсселя, Лондона и Вашингтона. Но, не сделай они этого, нашего рынка без модернизации России на них всё равно бы не хватило.

Россия не занимается модернизацией, растущего рынка у Белоруссии нет, и возникает вопрос: в чем её смысл? Какова ее цель, её образ будущего? Лукашенко дать привлекательный образ будущего не может, так как не хочет обманывать, - и проигрывает пустозвонам, у которых он есть, пусть и заведомо лживый. Ведь люди всегда предпочитают настоящему, каким бы хорошим оно ни было, мечту о будущем, какой бы зыбкой она ни была, - в этом исток прогресса.

В отсутствии образа будущего Лукашенко и Путин близнецы-братья, просто у нас больше масштаб экономики и социальная инерция.

Недовольство народа растет: люди думают, что социальные гарантии будут всегда, а будущее они себе улучшат. Это мы 1990 года. Поколение, которое помнит 1992–1994-е, ушло со сцены, пришли жертвы современного образования.

Но мы видим четкое оргядро протеста. Как «жёлтые жилеты» во Франции: протест народный, активисты искренние, а тактическая выучка у некоторых групп лучше, чем у полицейского спецназа. Оргядро, вероятно, готовилось в Польше, Литве, на Украине; вероятно, «майданутые» подскочили с Украины.

По сути, оппозиция ведет Белоруссию к превращению в Северную Молдавию, даже не Украину. А рабочие бастовали, похоже, из-за желания директоров прихватизировать заводы. По простой логике: «Даже если между Россией и Белорусией будет железный занавес, и сбыта не будет, я продам свой завод на металлолом, как на Украине и в Восточной Европе, — и буду жить припеваючи в Альпах». 

Но директора – такая же «пехота» либералов, как и сами протестанты.

Простой вопрос: откуда на протестах масса флагов гитлеровских коллаборантов? Ночной самострок выглядит не так. Похоже, флаги были подготовлены заранее, - а значит, как минимум часть эффективного КГБ Белоруссии сработала против Лукашенко.

Впечатление лидера западного клана в белорусской власти производит Владимир Макей. По сообщениям телеграм-каналов, он вступил в гольф-клуб, который несколько поколений принадлежит семье Пелоси — главы демократов в Конгрессе США. Членство в нем стоит от полумиллиона до миллиона долларов. Там и Николай Саакашвили, и Арсений Яценюк, — если это так, им есть о чем поговорить. То, что Лукашенко ничего не делает с Макеем, и то, как он нас прямо перед кризисом обвинял во всех смертных грехах, показывает: у него раскол не в элитах, а в голове, и он нам не друг.

Хотя его можно понять: польское руководство нас ненавидит – «Газпром» им платит по вздорным решениям суда, украинское руководство душит Крым водной блокадой – «Газпром» и им платит. Лукашенко на них смотрит и, возможно, думает: «Дай-ка я их тоже возненавижу – может, они тогда мне тоже заплатят?»

Смысл налогового маневра российских либералов – разорение Белоруссии 

Роль России сейчас – похоронная контора. Дай бог, если сумеем найти в окружении скомпрометированного перед народом Лукашенко полноценную замену ему, - но откуда она там возьмется, он же наверняка выжигал возможных конкурентов.

Мы поддерживали Белоруссию финансово, но смысл налогового маневра 2018 года заключался в том числе в разорении Беларуси. Ее поддержка осуществлялась за счет, грубо говоря, вывозной пошлины. Налоговый маневр направлен на то, чтобы эту пошлину свести к нулю. Соответственно, Лукашенко лишается дотаций.

Почему у нас цена на бензин выросла внутри страны в 2018 году? Логика либеральной власти: диким русским не следует иметь ценного сырья, оно для приличных людей на Западе. Поэтому налоговый маневр предельно упростил вывоз нефти, но при этом повысил налоги на добычу нефти и сделал переработку нерентабельной даже после скачка цен на бензин. В этом году то же сделали с золотом: Банк России отказался покупать его по рыночной цене, стимулируя его массовый вывоз из РФ.

Как достоинство оборачивается катастрофой 

Вряд ли он получил 80%, как прошлый раз: его поддержка должна была снизиться из-за ухудшения социально-экономической ситуации и обострения чувства тупика у белорусов, особенно у молодежи, которой просто скучно — это то, что развалило Советский Союз.

Но есть группы, которые устойчиво и массово поддерживают его, потому что без него они социальные покойники и знают это: бюджетники, крестьяне, занятые в машиностроении, весь госсектор экономики, пенсионеры. Кстати, врачи, к которым из России ездят лечиться и которые на нашем примере хорошо видят, что с ними будет, если придет либерализм.

Так что Лукашенко свои 55% точно получил, а то и 60%. Против него молодежь, преподаватели вузов, мелкие и средние предприниматели, которые живут за счет торговли с Польшей, Россией, за счет транзита, созданный им IT-сектор, творческие профессии. Это социально активная и мобилизованная часть общества.

Многие просто устали от Лукашенко. Когда-то Путин сказал, что даже такой дисциплинированный народ, как немцы, не могли не устать от руководителя, который правит ими 12 лет. Но, с другой стороны, к Лукашенко привыкли – сильнее, чем мы к Брежневу или Путину.

Если бы Лукашенко был в состоянии бежать впереди паровоза, давать обществу хоть какой-то намёк на будущее, то у него не было бы серьёзных проблем. То, что он не хочет обманывать, — это хорошая гипотеза. А плохая — что он «спёкся», наступило профессиональное выгорание, он уже не понимает, что люди по своей природы свободны.

Кроме того, у белорусов исторически хорошо с дизайном, но плохо с пиаром: они очень честные, они не могут врать. Сейчас, например, Эрдоган перед своими досрочными выборами открыл сказочное газовое месторождение на шельфе. Думаю, что после выборов выяснится, что оно чуть меньше, но реклама хороша. При великом, без преувеличения, Гейдаре Алиеве, создавшем сегодняшний Азербайджан, помнится, были завышены оценки запасов нефти и газа на шельфе. Когда оказалось, что запасы чуть меньше, было уже поздно: истекавшие слюной инвесторы уже вложились.

Белорусы так не хотят, и это достоинство народа - его проблема.


Фактор Германии? 

Протест против Лукашенко выдохся довольно быстро. Сейчас он усидел на год-два, - но перспектив у него нет. Белорусы отказались от идеи всеобщей забастовки, которая сделала бы их коллективным лауреатом Дарвиновской премии.

Причина, почему на Майдане уникальным с 1991 года образом не оказалось «неизвестных снайперов», боюсь, - Германия.

Меркель, похоже, понимает, что либеральное руководство Белоруссии будет американским и опустит «железный занавес» от России от моря и до моря, и Германия не получит российских нефти и газа, а Siemens станет возить грузы в Россию по Севморпути, потому что других не будет. Меркель этот конец Германии не нужен.

Хотя в 2021 году её, скорее всего, сменит блок зеленых и AFD, которые равно ненавидят немецкую промышленность, хотя и по разным причинам, и займутся деиндустриализацией Германии по тем же рецептам, которые ФРГ применяла в ГДР и Восточной Европе. И им железный занавес уже будет нужен, - так что у Лукашенко есть год.

Он, конечно, выкорчует активистов, - но проблема останется: и в отсутствии будущего, и в прозападном клане в руководстве. Дай бог ему досидеть до следующих выборов, - но, скорее, его начнут сносить всерьез раньше. Ведь для США это вопрос экономического убийства Европы, а через сжатие её рынков – и Китая.

А мы Белоруссии никаких перспектив не дадим: наши одичалые блатные феодалы и России никаких перспектив дать не могут. Они и к нам относятся, похоже, как польская элита к Украине и Белоруссии.

Если руководители России не умеют по-хорошему разговаривать со своим народом, неужели вы думаете, что смогут говорить с Лукашенко, который их просто старше по жизненному опыту хотя бы и при этом не ворует? Может, подворовывает, но не так. И в Белоруссии нет олигархов, ее крупнейшие предприятия обеспечивают благосостояние народа, а не океанские яхты для дичающих на глазах бездельников, - и это тоже причина ненависти к нему российских либералов и контролируемой ими части государства.

Специфика Белоруссии: «партизанская элита» 

Важная специфика Белоруссии – партизанская культура и, шире, партизанская элита. В ней всегда было сильно неформальное объединение партизанских командиров, которые, например, продвигали Петра Машерова.

Партизанское движение было жестоким в первую очередь по отношению к себе. Василь Быков даже десятой части не описал того, что там происходило. Быков в отношении войны — это как Солженицын в отношении ГУЛага, а те, кто мог стать Варламом Шаламовым, не выжили. И те, кто выжил, были абсолютно спаяны между собой. Это был костяк людей, которые знали, что друг на друга можно положиться в любой ситуации: снять трубку — и в любом конце Советского Союза человек ответит в любое время дня и ночи и сделает всё что угодно. Белорусы пошли по хозяйственной части, так как прошедшие такую войну были не в силах нести политическую околесицу. Белорусская «партизанская элита», эти скромные, молчаливые, невзрачно одетые люди неформально контролировала значительную часть советской экономики. Причем они контролировали ВПК, технологии. Белоруссия была «сборочным цехом» Советского Союза еще и по этой причине, и в силу национального характера.

А дальше, когда Брежнев уже был никакой и просился в отставку, а политбюро не отпускало его, потому что Суслову стало комфортно крутить страной, прикрываясь Брежневым и своим выкормышем Андроповым, белорусы выдвинули Машерова.

Скорее всего, его убили, - как и его потенциального преемника, и ключевого лидера тогдашней «партизанской элиты». Её слом стал одной из причин краха СССР – и наглядным симптомом вырождения его элиты. Для эффективного управления страной тогда подходили два человека — Машеров и Романов. Их обоих вывело из игры, скорее всего, КГБ, открыв дорогу больному Андропову, который всю жизнь был в тени Суслова. Когда те, кто призван систему сохранять, её разрушают, - это диагноз.

«Партизанская элита» сама уже не могла выдвинуть Лукашенко, - но это сделали ее воспитанники.

Лукашенко пришел к власти на волне борьбы с коррупцией, потому что белорусам воровство еще более чуждо, чем нам. Когда демократы начали разворовывать страну открыто и цинично, как они только и умеют, белорусы возмутились. Россия находилась в агонии, а Запад тогда «кушал» нас, ему было не до Белоруссии. Лукашенко гениально воспользовался ситуацией, - но потом вычистил всех, кто помогал ему прийти к власти, пусть и очень по-хорошему. Он трудно осваивал власть.

Все эти несчастные либеральные Шушкевичи успели провести приватизацию примерно 480 малых и средних предприятий. И была реальная угроза приватизации тех компаний, которые представляют основу белорусской экономики. Как положено, приватизация проводилась с нарушением закона, чтобы сделать бизнес заложником либеральной власти. И у Лукашенко было буквально несколько доверенных людей, которые провели переговоры с приватизаторами. Принцип был простой: «Уважаемый коллега, Вы получили это предприятие незаконно. Поэтому Вы можете оставить себе всё заработанное на нём, но должны отдать его государству и затем получить другое аналогичное по своему выбору, но уже законно». На это согласились почти все.

Первые 11 лет Лукашенко были успехом, но в 2005 году наступил слом. Тогда мы должны были ввести единую валюту. Это стало бы хозяйственным поглощением Белоруссии, и мы, хоть это нигде и не прописывалось, должны были дать гарантии: личные для Лукашенко, корпоративные для элиты, гарантии сохранения социальной сферы и вообще экономической модели — для народа. А нам было просто не до этого: у нас в 2004-м разбирались с заговором Березовского, а система управления агонизировала в административной реформе, которой либералы обеспечили полный паралич государственности для того, чтобы в обход всех ведомств и аппарата правительства протащить людоедскую монетизацию льгот.

О Белоруссии просто некому было думать, да и некогда. И, когда Лукашенко увидел, что эти «расеяне» вообще забыли, что с 1 января 2005 года должен быть единый рубль, он не мог не подумать: «Если люди так относятся к своим обязательствам, значит, к ним надо относиться так же». И началась кампания белорусизации, которая разрушает мозг народа до сих пор, так что молодежь уже искренне верует в то, что Золотой век в истории Белоруссии был тогда, когда она входила в состав Польши.

Это та же агрессивная местечковость, что и на Украине. А тот, кто её культивирует, - покойник, ибо либерализм убивает цивилизацию. В местечковой стране должно быть в 2 раза меньше населения, чем в индустриальной. И для Белоруссии либерализация — это потеря половины населения. Латвия уже потеряла треть своего, на Украине были 51,5 миллиона человек, а сейчас, похоже, — 34 миллиона, оценки останков Молдавии, Грузии и Армении грустны, - и процесс в разгаре.

России не поздно спасти себя и Белоруссию и сейчас. Достаточно сказать Лукашенко: «Через пару лет мы начинаем модернизацию; продержите это время на плаву БелАЗ и подготовь планы расширения его мощностей. Нам нужны будут твои калийные удобрения, потому что мы станем осуществлять сельхозреволюцию, как в Брянской области, и нам не хватит нашего „Уралкалия. Гарантии Вашей семье – такие-то. Ваши социальные гарантии распространим на всю Россию. Плохая новость: через два года из Белоруссии уедут почти все, потому что даже Ваши прорабы по своим качествам у нас будут становиться начальниками строек. Так что готовьтесь». 

После такого обращения, собственно, личность Лукашенко и его пожелания уже будут иметь мало значения: ведь народ Белоруссии хочет иметь социальные лифты и светлое будущее.

Людей, которые будут против воссоединения с Россией, станет максимум до трети, а все остальные выступят настолько категорически за, что это явится спокойным демократическим выбором.

Но среди одичалых строителей блатного феодализма у нас нет людей, которые способны давать гарантии. Да и кто вне России поверит гарантиям людей, которые разрушают конституционные гарантии собственного народа?

Благополучие Болгарии, Греции, Турции, не говоря о Молдавии, Украине и Средней Азии, определяется в Москве. А вот в Прибалтике и Польше уже не будет благополучия. Мы им 2 раза построили индустрию, они её 2 раза сдали на металлолом. Им на хуторах лучше.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью