Как правильно называть отреформированную либералами сферу нашей жизни?


Перспективы Собянина: неочевидный аспект протестных акций оппозиции в Москве  19

Материалы МГД

15.08.2019 11:00

Михаил Делягин

8730  8.6 (20)  

Перспективы Собянина: неочевидный аспект протестных акций оппозиции в Москве

Самым разным наблюдателям бросилась в глаза поразительная особенность нынешних летних протестов оппозиции в Москве: полное равнодушие участников к их причине и лозунгам. Можно сколько угодно смеяться над откровенно безумными лозунгами концерта на проспекте Сахарова, невнятным блеянием жертв ЕГЭ, лишённых либеральным высшим образованием способности даже к осмысленной речи, и требованием допустить того же Голунова на выборы Мосгордумы (о чём он и не помышлял). Но нельзя игнорировать коренной разворот протестов: при наибольшей остроте для общества социально-экономических проблем они были виртуозно выведены за пределы протестной повестки (о них ни разу никто даже не вспомнил), а сами формально приуроченные к выборам в Мосгордуму выступления никак не затрагивали ни этих выборов, ни очевидных пороков московских властей.

Эта потрясающая противоестественность протестного процесса (полностью оскопившая его, лишившая реальной поддержки и сделавшей его гарантированно безопасным для власти) вызывает ощущение срежиссированности.

Безусловно, большинство его участников возмущены неприемлемой политикой государства, — но, как и в «болотном протесте», оно было по лучшим либеральным практикам лишено возможности даже выразить своё мнение.

Полное игнорирование социально-экономической основы недовольства либеральными фронтменами протеста (раз за разом осёдлывающими его благодаря информационным, финансовым и организационным ресурсам, порождёнными близостью к наиболее влиятельным административно-хозяйственным группам) обеспечивает сохранение и, в перспективе, рост его интенсивности, — а значит, позволяет использовать его как эффективный инструмент в политической борьбе.

Кого и с кем — вполне очевидно: наиболее осознанной силой российской элиты является либеральный клан, служащий глобальным финансовым спекулянтам против своего народа и рвущийся в благословенные для него 90-е годы. А роль России кардинально растёт: в преддверии распада глобальных рынков на макрорегионы и обрушения мира в новую депрессию крепнут и приходят к власти патриотические силы, пытающиеся служить своим народам против глобальных спекулянтов. И, если либеральному клану удастся вернуть себе всю полноту власти в России, наша страна может стать своеобразным «заповедником гоблинов» — плацдармом, на котором уходящие в прошлое глобальные либералы могут закрепиться в надежде на реванш.

Победы либерального клана — переназначение в 2018 году правительства Медведева, пенсионная реформа, повышение НДС, безумный налоговый манёвр (одновременно взвинтивший цены на бензин и сделавший убыточным его производство) и рост недовольства общества — свидетельствует о возможности Майдана. Не случайно либеральные политтехнологи дружно провозгласили скорый «транзит власти» — и волнения в Москве удивительно похожи на репетицию этого «транзита в форме Майдана»: использованием тех же социальных технологий (включая попытки расчеловечивания и раскрытия личностей правоохранителей), неосознанностью протеста, отработкой навыков его радикализации, прямым управлением со стороны посольства США.

А главным бенефициаром протеста де-факто оказались московские власти, которые, по логике событий, должны были стать его главной мишенью и жертвой. В самом деле, вызванный их действиями протест волшебным образом забыл о них, обошёл их стороной и всей силой ударил по федеральной власти. Получив от неё огромные преференции при процедуре формирования Мосгордумы (депутаты которой освобождены от лояльности перед общенациональными политическими партиями в пользу мэрии), московские власти виртуозно уклонились от своей обязанности поддержания порядка в столице: на подавление протеста были брошены федеральные правоохранители (не говоря о стянутом со всей центральной России «усилении»).


И весьма характерно запричитали о бедном Собянине, ставшем-де жертвой жестокости силовиков, либеральные аналитики — вплоть до Фонда Карнеги.

Похоже, на роль нового Керенского (или Порошенко?) вместо безнадёжно унылого Кудрина рассматривается несравнимо более энергичная и привлекательная фигура — Собянин.

Этот действительно эффективный менеджер обладает колоссальным списком выдающихся достижений (смех над рекламным слоганом «Как похорошела Москва при Собянине» не отрицает его правдивости), глубочайшими (с начала 90-х) связями с крупнейшим российским бизнесом и мощнейшей пропагандистской машиной, интегрированной с заметной частью силовых структур.

В противостоянии крупнейших российских административно-хозяйственных конгломератов, контуры которого становятся всё очевиднее, Собянин занимает достойное и во многом самостоятельное место. Он обладает колоссальным влиянием, о чем свидетельствует как длинный список лояльных ему (как минимум) губернаторов, так и грандиозные в масштабах страны коммерческие операции (вроде реновации жилого фонда).

На мой взгляд, позиционирующий себя в качестве технократа Собянин легко может стать знаменем той части российской олигархии и связанной с ней бюрократии, которая недовольна ссорой путинского Кремля с Западом и считает необходимым как можно скорее закончить её миром «по-горбачёвски», то есть тотальной капитуляцией — с последующим новым витком людоедских реформ. А использование Навального для легитимации досрочных выборов 2013 года, как и фактическая легитимация нынешними протестами избирательных технологий московской мэрии, доказывают умение сотрудничать даже с наименее договороспособной частью либералов.

И это вдыхает новую, пугающую силу во всё более зримую перспективу либерального реванша.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью