Как Вы думаете, были ли фальсифицированы выборы в Приморском крае, где представитель ЕР волшебным образом победил при подсчете последних процентов бюллетеней?




Старый новый Медведев

Материалы МГД

21.05.2018 20:00

Новое время

1759  7 (4)  

Старый новый Медведев

Дмитрий Медведев, которого президент Владимир Путин после своей инаугурации предложил на пост премьер-министра, назвал кандидатов на должности вице-премьеров правительства. В его списке есть имена из прежнего состава зампредов, однако большинство из предложенных кандидатур ранее занимали должности пониже. Не нашлось места в новой команде бывшим вице-премьерам Аркадию Дворковичу, Дмитрию Рогозину, Игорю Шувалову, Сергею Приходько, Александру Хлопонину и Юрию Трутневу.

Главным критерием при выборе для Путина стала надежность и верность Медведева, которая подтвердилась, когда тот добровольно передал власть обратно ВВП, побыв президентом. Кроме того, в России готовятся предельно радикальные реформы, в том числе, повышение пенсионного возраста, и для их реализации нужен человек с большим негативным рейтингом, которого не жалко. Медведев должен сделать грязную работу, после чего уступит место преемнику, который к этому моменту будет определен и должен вступить на пост «чистым» и не замаранным этим кошмаром. При этом состав вице-премьеров показывает, что Медведев обладает определенным ресурсом, который позволил ему назначить на должности заместителей удобных и комфортных для него людей. Поэтому в список вице-премьеров не попали некоторые кандидатуры, которые всерьез обсуждались. Например, министр промышленности Денис Мантуров или Юрий Трутнев.

«Однозначный позитив» у эксперта вызывают три назначения. «Позитивным представляется назначение на пост вице-премьера по оборонно-промышленному комплексу Юрия Борисова (ранее — заместителя министра обороны). Он сейчас один из самых уважаемых чиновников в России. Позитивно назначение Константина Чуйченко на пост главы аппарата правительства в ранге вице-премьера (ранее — глава контрольного управления президента). Он хоть и студенческий друг Медведева, но крепкий аппаратчик. Предложение должности вице-премьера по транспорту и цифровой экономики Максиму Акимову (ранее — первый замглавы аппарата правительства) также приветствуется. Во времена «калужского чуда» он был вице-губернатором Калужской области. Это человек глубоко инновационный. Заниматься цифровой экономикой — это вполне логично и естественно.

Вице-премьером по агропромышленному комплексу предложено назначить Алексея Гордеева (ранее — полпред президента в Центральном федеральном округе). Как напоминает наш собеседник, Гордеев был вице-премьером и министром сельского хозяйства в правительстве Михаила Касьянова, а потом хорошо себя проявил на посту губернатора Воронежской области. Это чиновник, который был на хорошем счету, и сейчас он, по сути, возвращается на должность четырнадцатилетней давности.

Назначение Дмитрия Козака на пост вице-премьера по промышленности и энергетике (ранее он занимал аналогичную должность, но курировал Крым и строительство) создает ощущение, по мнению Делягина, что весь смысл его только в том, чтобы не допустить Мантурова на эту должность. «Козак — это юрист, специалист по госстроительству, который провел судебную и муниципальную реформы, и эти реформы были, мягко говоря, неоднозначные. Создается впечатление, что он не очень понимает разницу между буквой закона и практикой правоприменения, что для промышленности и энергетики может стать большой бедой. Но он хороший аппаратчик, сохранение его в числе вице-премьеров рационально, но не совсем рационально направление», — отмечает эксперт.

Назначение Виталия Мутко на пост вице-премьера по строительству, который раньше в этом же статусе курировал спорт, вызывает самые большие опасения у Делягина. По его словам, о выполнение поручения Путина о строительстве 120 млн кв. метров жилья ежегодно можно забыть, а строительный комплекс, на котором завязана вся экономика, ждут большие потрясения под руководством Мутко.

Назначение Татьяны Голиковой на пост вице-премьера по социальной политике (ранее — глава Счетной палаты) — большое несчастье для нее и для социальной политики, полагает Михаил Делягин: «Она прекрасный бухгалтер, в прошлом — лучший замминистра финансов в современной истории России, прекрасный руководитель Счетной палаты. Это человек, который прекрасно работает с цифрами. Она уже была министром здравоохранения и социальной защиты. И это была катастрофа. Голикова осталась в памяти как «мадам Арбидол». На посту министра она провела жесткую реформу по монетизации льгот, которая нам аукается до сих пор. Это тот случай, когда высококвалифицированного госчиновника назначают на не соответствующую ему должность, что чревато большими проблемами».

Ранее социальной сферой занималась Ольга Голодец, которая остается в составе вице-премьеров, но будет курировать культуру и спорт. «Она при всей своей корпоративной жесткости, прониклась социальной сферой, — пишет Делягин. — Голодец призывала к прогрессивной шкале подоходного налога, к введению пособия по бедности, она защищала министра образования Васильеву, а слабого министра здравоохранения Веронику Скворцову, как поговаривают, опекала и взяла даже часть ее работы на себя. Она стала проявлять человечность, противоречащую либеральной идеологии, поэтому и пошла на чудовищное понижение».


Пост первого вице-премьера должен занять Антон Силуанов (ранее — министр финансов). «Это признание его профессиональных качеств. Но он бухгалтер, человек, который, как и его учитель Алексей Кудрин, не употребляет слово «инвестировать», он говорит «тратить». Силуанов не сможет развивать экономику, потому что будет держать деньги в кулаке и не пускать их в экономику. Хотя как министр финансов он был вполне компетентен», — такое мнение высказал Делягин по поводу третьего человека в стране.

В свою очередь, директор Института актуальной экономики Никита Исаев высказывает мнение, что при выборе кандидатов на пост вице-премьеров их профессионализм играл далеко не первую роль. «Мы наблюдаем сейчас продолжение тупикового для страны социально-экономического сценария с тем же самым председателем правительства, с теми же самыми фигурами, перетасованными по другим направлениям, — заявил экономист. — Шувалов ничем не отличается от Акимова, Мутко «спортивный» ничем не отличается от «строительного», Голикова в статусе вице-премьера ничем не отличается от главы Счетной палаты. Отсутствие Дворковича, Шувалова и других игроков означает лишь то, что они нашли другие теплые места и, возможно, вскоре возглавят какую-нибудь госкорпорацию. Власть пошла по пути цементирования сложившейся ситуации. Однако нельзя исключать, что в креслах министров появятся неожиданные игроки. Но статус министра, как и депутата Госдумы, не представляет из себя ничего. Это лишь люди, исполняющие установки и не решающие ничего».

Несколько уместных замечаний

Попытаемся проанализировать, кто и насколько усилил свои позиции в новом составе правительства.

1. Усиление и экспансия «финансистов». Некоторые связывают это с именем Алексея Кудрина — его протеже Антон Силуанов стал вторым человеком в правительстве. Однако Силуанов — это не Кудрин и даже не его тень. В данном случае Силуанов — это проводник жесткой бюджетной политики, которая получает примат по отношению к политике промышленной. Фактически это мягкий вариант поглощения Минфином Минэкономразвития. Теперь нужно следить за тем, кто возглавит Минэкономразвития и сохранится ли само министерство в прежнем виде. Экспансия условных «финансистов» подтверждается и в назначении Татьяны Голиковой — она умеет считать казенные деньги, и ее приоритетом уж точно будет не наращивание, а экономия и рациональное использование госресурсов, тем более это важно в сфере социальной политики. Можно с уверенностью сказать, что Путин укрепляет контроль над бюджетом.

2. Невиданный рост влияния Сергея Чемезова, который получает «своего» вице-премьера в лице Юрия Борисова. Однако тут нужно быть осторожней: Борисов получил повышение, но ушел из Минобороны, а именно там формируется гособоронзаказ. Для «Ростеха» гораздо предпочтительней было бы иметь своего человека внутри ведомства, а не в качестве куратора ОПК.

3. Нереализованный потенциал советника Президента РФ по экономическим вопросам Андрея Белоусова, которому прочили место Шувалова. Пока неясно, в каком качестве он останется в администрации президента и останется ли, но новый состав правительства автоматически будет ограничивать его прерогативы, усиливая именно кабинет министров как центр выработки экономического курса. Белоусову не нашлось в нем места только по той простой причине, что он мог прийти исключительно как главный стратег. Путин предпочел отдать эту роль Силуанову.

4. Необычное решение по Дмитрию Козаку. Этот кризисный менеджер «на все руки» успел поработать на целом ряде направлений, которые требовали исключительного политического контроля. Сейчас создается ощущение, что его назначение вице-премьером по промышленности и энергетике — решение «от противного»: Путину тут требовался человек прагматичный, далекий от отраслевых интересов, способный разрешать конфликтные ситуации, но в целом нейтральный и скорее технический. Найти такого непросто. Козак становится интегратором внутриэлитных интересов.

5. Приход в правительство Константина Чуйченко — аппаратное укрепление Дмитрия Медведева, однако это также и ослабление премьера в его отношениях с администрацией президента. Все-таки иметь на посту контрольного управления АП своего товарища — привилегия, а иметь своего главу аппарата правительства — исключительная необходимость.

В целом же правительство кажется более понятным, в нем меньше политических фигур (таких, как Рогозин), но больше крепких «администраторов», и оно более «путинское»: новый кабинет министров скорее отражает процесс конвергенции администрации президента и правительства.

  Источники: Новое Дело
Оцените статью