Михаил Делягин. Доходы россиян не восстановятся до 2024 года (События) | Михаил Делягин

Если бы Вам пришлось выбирать только из этих людей, кого бы Вы выбрали президентом РФ прямо сегодня?


Доходы россиян не восстановятся до 2024 года

События

26.11.2020 16:00

Михаил Делягин

1461  10 (1)  

Доходы россиян не восстановятся до 2024 года

Полное восстановление российской экономики после кризиса произойдет не ранее середины 2022 года. Такой прогноз дала глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина, выступая 25 ноября в Госдуме.

«Докризисного уровня экономика достигнет к середине 2022 года. Восстановлению потребительского инвестиционного спроса будут способствовать принятые антикризисные меры правительства и мягкая денежно-кредитная политика Центрального банка», — сказала Набиуллина.

Глава ЦБ добавила, что принятые решения в денежно-кредитной политике в полной мере проявят себя только в следующем году, при этом сама политика останется мягкой и в 2021 году, а, возможно, и дольше.

Согласно базовому сценарию ЦБ, в 2021 году прогнозируется экономический рост в России на уровне 3,3−4%, в 2022 году — 2,5−3,5%, в 2023 году — 2−3%. Снижение ВВП по итогам 9 месяцев 2020 года Минэкономразвития оценивало на уровне 3,5%.

Известный российский экономист, публицист Михаил Делягин сомневается в том, что прогноз о восстановлении экономики в 2022 году оправдается, так как финансовые власти не предпринимают для этого необходимых усилий.

«СП»: — Что необходимо предпринять, чтобы ускорить восстановление российской экономики?

— Нужно начать масштабную модернизацию инфраструктуры, благо, на это есть деньги, гарантировать гражданам реальный прожиточный минимум, ограничить произвол монополий и коррупцию, ограничить финансовые спекуляции на крупном уровне. Проводить политику разумного протекционизма, выйти из ВТО.

Руководитель Департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового Университета при Правительстве РФ Константин Ордов подчеркивает, что если ВВП и восстановится, что сомнительно, то реальные доходы населения не вернутся хотя бы на уровень 2019 года даже в 2023-м.

— Мы сейчас находимся в кризисе, причем, вероятно, не на самом его пике. Как свидетельствует октябрь, с предыдущих минус 3% падения ВВП в годовом выражении мы вышли уже на минус 4,7%. Это лишний раз доказывает, что можно только гадать о восстановлении ВВП, а не быть в нем уверенным. Но в этой дискуссии о ВВП происходит очень важная для граждан подмена понятий.

«СП»: — Какая именно?

—  То, что произойдет с ВВП, вовсе не отразится зеркально на доходах граждан, их уровне и качестве жизни. Если восстановление ВВП по дооктябрьским прогнозам, в том числе Минэкономразвития, могло прийтись еще на первую половину 2021, то восстановление доходов хотя бы до уровня начала 2019 года мы не ожидали и в 2023-м. Поэтому иногда стоит рассуждать и о том, когда люди реально смогут рассчитывать на восстановление собственных доходов. В 2022 году этого точно не произойдет.

Что касается самого ВВП, восстановление в 2022 — это один из лучших прогнозов, но вторая волна коронавируса делает все эти прогнозы очень неопределенными. Сначала все думали, что ее вообще не будет, потом — что она неминуема, но продлится не так долго, а теперь мы обсуждаем, что она может затянуться до марта 2021-го. В этом случае конец этого и начало следующего года мы пройдем в кризисе, а, значит, никакое восстановление в начале 2022-го будет невозможно.


К сожалению, по другим странам мира мы видим, что кризис принимает затяжные формы. Быстрого отскока и роста не ожидается ни в Европе, ни в Америке. Если вся мировая экономика не начнет восстанавливаться, то и Россия не сможет рассчитывать на быстрое восстановление отрасли добычи, которая сейчас просела больше всего и оказывает самое негативное влияние на показатели ВВП.

Раз цены на сырье не пойдут вверх, то и этот базовый сектор не сможет восстановиться и стать источником роста до докризисного уровня. Сегодня мы приходим к четкому понимаю того, что Россия оказалась заложником мировой экономической конъюнктуры. Мы потратили совсем немного государственных резервов на поддержание населения и экономики по сравнению с развитыми странами, поэтому и потенциал восстановления будет не очень велик.

Европейцы же потратили очень много, правда, похоже, что с тем же результатом, что и мы. Отличие в том, что им удалось поддержать собственное население, которое не так сильно потеряло в уровне и качестве жизни, как у нас. Поэтому и быстрое экономическое восстановление становится для них не столь принципиальным. У нас же падение экономики на фоне Европы и США не так велико, зато фиксируется резкое падение реальных доходов населения без тренда на восстановление в ближайшие 3−4 года.

В остальном же все прогнозы по экономическому росту характеризуются очень большой долей неопределенности, что мы видим даже по изменяющимся прогнозам МВФ, который то ухудшает, то улучшает цифры. Мы же, как дополнение к мировой экономике, абсолютно от него зависящее, также пересматриваем собственные перспективы. От нас в этом плане мало что зависит, так как наши программы государственной помощи не дают оснований полагать, что мы хотим существенно повлиять на показатели внутри России. Скорее, они будут результатом мировой конъюнктуры, а не действий наших экономических властей.

«СП»: — В начале 2019 года реальные доходы населения восстановились только на 92,5% от уровня 2013 года. Теперь, в лучшем случае, к 2024 году доходы восстановятся до уровня 2019. Получается, это снижение может продолжаться бесконечно?

— Безусловно, «золотые времена» остались позади. Ближайшие два года будут связаны с подорожанием продуктов питания, поэтому люди с небольшими доходами в очередной раз столкнутся с продуктовой инфляцией, и их реальные доходы не будут восстанавливаться. То, что мы сегодня живем хуже, чем в 2010 или 2013 — это факт.

И предел падения реальных доходов далеко не достигнут. Конечно, они не могут снижаться ниже нуля. Но с точки зрения ВВП на душу населения экономика у нас работает, мы по этому показателю «середнячки» среди промышленных стран. Запас прочности существует, но вопрос касается отдельных граждан.

Например, в результате нынешнего кризиса мы констатируем падение реальных доходов населения на 8%. Но это не значит, что у всех доходы снизились равномерно. Просто у нас вместо 2,5 миллиона безработных стало 5 миллионов. Эти 8% падения явились статистическим отражением того, что миллионы граждан потеряли доход.

Люди теряют работу, не могут устроиться и найти себе достойный уровень оплаты труда. Несмотря на то, что средняя зарплата по стране выше 50 тысяч, медианная зарплата у нас в районе 35 тысяч. Это значит, что половина россиян получает зарплату не более 35 тысяч рублей в месяц.

8% падения — это, вроде бы не так много, но за статистикой важно видеть миллионы людей, которые в результате кризиса потеряли всякую надежду на достойную жизнь, и те миллионы, которые могут ее потерять, если не начать прямую финансовую помощь особо нуждающимся и не принять программу развития экономики с формированием новых высокоэффективных рабочих мест. Но мы об этом пока слышим не так много, как хотелось бы.

А подписаться на книгу выдающегося историка А.В.Островского «Солженицын. Прощание с мифом» надо прямо вот здесь и сейчас.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью