Михаил Делягин. Корпоративные войны (События) | Михаил Делягин

Что делать с избирательными правами молодежи?


Корпоративные войны

События

17.07.2020 16:19

Михаил Делягин

1607  10 (2)  

Корпоративные войны

Корпоративные войны длятся долго, и когда даже власть забывает о них, взрываются в самый неподходящий момент. Похоже, подобное происходит со штурмом олигархом Мазепиным «Тольяттиазота» (ТоАЗ) — одного из крупнейших в мире производителей аммиака.

В 2008 году его группа «Уралхим» купила 9,97% ТоАЗа. Проигрывая суды и споры, в 2012-м она добилась возбуждения уголовного дела, ареста мажоритарного пакета акций и объявления владельцев в международный розыск.

Все международные организации, суды и арбитражи вынесли решения против структур Мазепина, фиксируя, что ТоАЗ пал жертвой незаконного рейдерского захвата. Олигарх обеспечил соответствующую репутацию и себе, и властям России. Суд Ирландии даже запретил ему приводить в исполнение решения российских судов по ТоАЗу в отношении резидентов Ирландии.

В июле 2019 года тольяттинский суд признал менеджеров и бенефициаров ТоАЗа виновными и удовлетворил иск о взыскании с них более 84 млрд. рублей — якобы рыночную стоимость продукции, поставленной ТоАзом за рубеж и якобы украденной бенефициарами. То, что продукция была оплачена, суд не интересовало. Похоже, «рыночную» сумму ущерба завышали, чтобы она приблизилась к цене мажоритарного пакета акций.

Теперь если Верховный cуд откажет в кассации (имеющей шансы на удовлетворение лишь при беспристрастном разбирательстве), Мазепин возьмет ТоАЗ под контроль.

Естественно, его владельцы уже обратились в суд Ирландии, решения которого будут обязательны для всего ЕС. Сумма иска пока $2 млрд, и она может быть взыскана как с Мазепина и «Уралхима», так и со связанных с ними лиц.

Перспектива — суды в США, которые, вероятно, учтут позицию судов Ирландии и Англии и то, что структуры Мазепина производят впечатление почти идеального соответствия закону о противодействии рэкету и коррупции (RICO). Вероятный результат — санкции США, Англии и ЕС, что позволит олигарху покричать о патриотизме за счет России.


Для судов США ситуация будет выглядеть калькой с «дела ЮКОСа», но в интересах не государства, а частного лица. Вероятные надежды Мазепина на господдержку, которую он дискредитирует и подставляет под санкции, могут не оправдаться. Властям проще не демонизировать экс-руководителя ТоАЗа Махлая, не являющегося их врагом, а действовать, как в отношении многих крупнейших бизнесменов, обеспечивая рост налогов, дивидендов и стабильности.

Санкции против ТоАЗа могут подорвать экспорт через Украину (строительство порта в Россию блокировано рейдерской атакой). Это сократит выручку до 2,5 раз, а с ней и налоги. Сейчас ТоАЗ и АвтоВаз — два крупнейших налогоплательщика Самарской области.

Риск экологической катастрофы уже велик: из-за преследования менеджмента ТоАЗ управляется аудиторской компанией, которая вряд ли детально разбирается технологии производства токсичного аммиака.

Атака на ТоАЗ остановила около 10 крупных инвестиционных проектов. За 2012–2018 годы инвестиции составили 33 млрд. рублей, невозможные, по решению суда, из-за хищений. После захвата о них можно будет забыть. И сам «Уралхим» превратится в «отравленный подарок» для России. Он ведет бизнес во многих странах, и выручка связанных с ним компаний (включая «Уралкалий») будет конфисковываться.

Суд в США раскроет финансовую информацию о группе Мазепина, что может вызвать обнародование ее иных неправомерных действий и непредсказуемо расширить периметр санкций.

Учитывая колоссальную долговую нагрузку «Уралхима» (его чистые активы, насколько можно судить, отрицательны 6 лет — в нарушение Гражданского кодекса РФ), санкции и невозможности внешних займов обанкротит его и обречет государство на усилия и траты по санации. Таким образом, рейдерство создает неприемлемые риски.

Возможный выход — создание способного выплатить участникам конфликта рыночную цену их акций «срединного игрока» в виде частно-государственного фонда, объединяющего прямые инвестиции и привлеченные (например, облигациями) средства. Конечно, правосудие проще и дешевле, но в России надо быть реалистом.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью