Представитель «Единой России»: «Краболовство хуже игорного бизнеса!»

События

01.04.2019 20:10

Михаил Делягин

2770  8.9 (2)  

На заседании Комитета Госдумы по природным ресурсам звучал призыв к фактическому раскулачиванию тех, кто смеет зарабатывать в сегодняшней России

1 апреля, Всемирный день дурака (и, по некоторым оценкам, Международный день российского чиновника), Госдума отметила заседанием Комитета по природным ресурсам.

Понятно, что никому не хотелось принимать решения в столь неоднозначный день, но время подпирало: «аукционное лобби» всеми силами пробивает разрушение краболовства в интересах одной-единственной компании, ломая сопротивление отрасли и регионов. Этот факт, как выяснилось на слушаниях, зафиксирован документально: как отметил один из членов комитета, лишь одна из занимающихся краболовством компаний, получившая законопроект на ознакомление, вернула его без замечаний.

Вероятно, это именно пресловутая Российская рыбопромышленная компания, в интересах которой (а точнее, владеющих ею «новых дворян» - детей и родственников высокопоставленных чиновников), по объединяющим отрасль представлениям, и осуществляется ее рейдерский захват.

Дикая спешка, заставляющая депутатов терять лицо в столь мало серьезный день, как 1 апреля, наконец нашла свое объяснение: председатель Комитета Николаев весьма прозрачно указал на пересмотр федерального бюджета, регулярно производимый по итогам первого же квартала года.

К этому пересмотру надо успеть исправить совершенно дикую коллизию, созданную Госдумой и являющуюся наибольшим унижением российского парламентаризма после расстрела парламента в 1993 году. Дело в том, что Госдума приняла бюджет на 2019 год, включив в него 82 млрд.руб. от проведения аукционов по распределению квот на добычу краба… которые до сих пор не предусмотрены законодательством!

То есть весь федеральный бюджет на 2019 год с формально-юридической точки зрения является незаконным, - и, естественно, виновники этого правового кошмара, оказавшиеся не в состоянии вовремя подготовить необходимые документы, всеми силами стараются спрятать свой позор и не допустить его оглашения.

Ради этого они готовы идти в прямом смысле слова на что угодно.

Так, председатель Комитета Николаев старательно заверял собравшихся, что речь идет об отказе от «исторического» принципа только в отношении краболовства, а о рыболовстве в целом не идет и речи. Аналогичные заявления дал и глава Росрыболовства Шестаков. Когда собравшиеся обратили внимание лоббистов на распоряжение правительства от августа прошлого года, по которому вслед за краболовством в начало «нулевых» будет ввергнуто все рыболовство в целом, а также на совещания у вице-премьера Гордеева, на которых, насколько можно понять, уже обсуждается распределение на аукционах квот на добычу минтая и трески, глава Комитета Николаев патетически воскликнул, что глава Росрыболовства является представителем правительства, и собравшиеся должны верить его устным заявлениям (а не – добавлю от себя – документам того же самого правительства и действиям его на две ступеньки более, чем Шестаков, высокопоставленных руководителей).

Об уровне лоббистов отказа от общемирового опыта ради возврата в катастрофу начала «нулевых» свидетельствует то, что глава Росрыболовства Шестаков просто не понял (по его собственному прямому признанию) вопроса о том, на основании чего предполагается распределять на аукционах именно 50% квот. Он признал, что для того, чтобы обещать те или иные бюджетные поступления, действительно надо провести расчеты, - но тот факт, что действия государства должны опираться на анализ и расчеты, оказался, во-видимому, для него попросту недоступен. Представленный членом Комитета депутатом Епифановой анализ специалистов ВШЭ, по которому оптимальным уровнем аукционного распределения являются не «компромиссные» 50%, а 28%, причем при увеличении этой доли наблюдается быстрое падение поступлений в бюджет, остался незамеченным представителями правительства, а глава Комитета Николаев поинтересовался только, подписал ли этот отчет ректор ВШЭ Кузьминов.

Надо отметить, что содержательное обсуждение предполагаемой реформы тщательно блокируется. А ведь аукционный принцип уже разрушил российское рыболовство в начале «нулевых»!

С одной стороны, аукционы проводятся в сроки, меньшие или сопоставимые со сроком окупаемости инвестиций. Даже 10 лет, предусмотренные нынешним законопроектом, - это 3 года на строительство корабля и 7 лет его окупаемости. То есть в случае честного проведения аукционов инвестор просто не имеет мотиваций участвовать в нем, ибо может «не дожить» на рынке до получения прибыли. С другой стороны, как отмечалось участниками обсуждения, если победитель аукциона с самого начала откажется от осуществления инвестиций (являющихся, как во время залоговых аукционов 90-х, условием победы), он сможет получать сверхприбыли примерно 6 лет, после чего останется фактически безнаказанным.

Не менее важно и то, что даже успешный производственник обычно проигрывает аукционы финансисту, да еще обладающему административным ресурсом: деньги производственника вложены в производство. Финансист, захватив отрасль, начинает, как это было в начале «нулевых», эксплуатировать рыбаков, оставляя им контрабанду как единственный способ заработка. Результат – рост преступности и разрушение отрасли.

Именно поэтому во всем мире применяется «исторический» принцип: прибыль от ловли рыбы и краба достается тем, кто реально их добывает.

Именно поэтому, насколько можно судить, «Единая Россия» столь решительно выступает против «исторического» принципа - за возврат в ад и кошмар начала «нулевых» (конец которым в 2003 году положил лично президент Путин).

Сенатор от Архангельской области показал, что аукционы наносят многомиллиардный ущерб даже компаниям, не занимающимся добычей краба. Так, Архангельский траловый флот (АТФ) вошел в консорциум, занимающийся в том числе и краболовством, и взял под залог его акций кредиты на строительство новых судов. Введение «аукционного» принципа обрушит эти акции и, обесценив залог, разрушит деятельность АТФ. Совокупный экономический ущерб превысит 13 млрд.руб., будет потеряно 700 рабочих мест (из 950), а только прямые потери бюджета Архангельской области составят около 700 млн.руб..

Но эти расчеты, зафиксированные в официальном документе, были проигнорированы точно так же, как и все остальные аргументы. Если, конечно, не считать указания на то, что зарплата работников отрасли больше средней по соответствующим регионам, - и, соответственно, в ее снижении, не будет ничего плохого.

Об уровне дискуссии, порой больше напоминавшей кликушество (так, сторонники полной дезорганизации отрасли со вкусом читали собравшимся нотации о пользе «порядка»), свидетельствует то, что выпускник Православного института св. Иоанна Богослова, председатель Комитета Николай Николаев многократно указывал на неприемлемо высокую прибыльность добычи крабов. Настойчивые указания самых разных участников заседания на то, что эта проблема (если, конечно, считать ее проблемой) легко решается повышением обложения, без дезорганизации отрасли, без перекройки рынка и без уничтожения рабочих мест просто игнорировались, - как, впрочем, и любые содержательные аргументы, мешающие реформаторскому кликушеству.

Лоббисты «аукционного» принципа дошли до того, что, не стесняясь, заявляли, что разрушительная реформа обсуждается широко и открыто, со всеми заинтересованными сторонами, без какой бы то ни было секретности! Впрочем, то же самое было и со всеми остальными разрушительными либеральными реформами последних 30 лет национального предательства.

Депутат от Мурманской области, которому председатель отчаянно не хотел давать слово и в итоге выделил лишь 2 минуты, обратил внимание аудитории на не обсуждаемые аспекты проблемы. Пресловутые 82 млрд.руб., обещанные от аукционов, могут оказаться и существенно ниже в случае изменения рыночной ситуации в момент их проведения, и за это (как во времена залоговых аукционов 90-х годов) никто не ответит.

Между тем регулярная плата за вылов биологических объектов за те же 10 лет (на которые рассчитаны аукционы) обеспечит бюджетам 60 млрд.руб., а в случае ее повышения (с учетом действительно высокой рентабельности) может принести и 100 млрд., причем гарантированно.

Кроме того, плата за вылов биологических ресурсов на 80% идет в региональный бюджет, а доход от аукционов – в федеральный, что гарантированно и в любом случае лишает регионы больших сумм.

Однако эти аргументы игнорировались, как и все остальные, и заглушались шельмованием тех, кто смеет работать и честно зарабатывать в России. Дошло до того, что депутат «Единой России» от такого «морского» региона, как Кавказские Минеральные воды, заявил, что «краболовство хуже игорного бизнеса», - и, учитывая политику «Единой России», это вряд ли можно признать оговоркой. Скорее, напротив, реальный сектор России и все, кто в нем работает, для этой партии хуже наркомафии.

В целом последовательное игнорирование позиции регионов, доходящее до прямого и откровенного нарушения регламента, производит впечатление сознательного разжигания представителями «Единой России» регионального сепаратизма при помощи демонстративного оскорбления региональных властей и сознательного нанесения им ущерба.

Едва ли единственным реальным аргументом сторонников рейдерского передела отрасли стало высказанное председателем Комитета Николаевым указание на то, что укрепление законодательной власти и ее контроль над правительством должны, насколько его можно было понять, сопровождаться ее фактическим подчинением этому самому правительству, - иначе оно может не согласиться с подобным контролем.

Спорить с такой позицией невозможно, - и оно с предельной ясностью и открытостью иллюстрирует характер всего современного российского парламентаризма.

Первое чтение законопроекта в лучших традициях аврального кошмара предполагается назначить уже на 4 апреля. А после произошедшего 8 апреля обещают очередную пародию на некое обсуждение...


Оцените статью