Михаил Делягин. Татулова спасает фиктивные франшизы (События) | Михаил Делягин

Самое обсуждаемое

За что, по-Вашему мнению, можно приговорить человека к смертной казни (несколько вариантов ответа)


Татулова спасает фиктивные франшизы

События

12.08.2022 08:14

Михаил Делягин

897  9 (2)  

Татулова спасает фиктивные франшизы

Татулова, изгнанная с поста «омбудсмена по делам МСП» тем не менее продолжает активную деятельность по этой тематике, защищая, в частности, различного рода мутные схемы ухода от налогов. На этот раз ее внимание привлек франчайзинг. Точнее, конкретное дело, касающееся решения ИФНС по компании Зенден. Проверка налоговиков установила, что компания Зенден под видом франчайзинга фактически раздробила свой бизнес среди 22 не самостоятельных подконтрольных ИП, которые, используя УСН и ЕНВД, выводили часть выручки и прибыли с целью снизить выплаты по НДС и налогу на прибыль. В результате налоговая нагрузка у материнской компании снизилась на 44%, а отношение прибыли к выручке — на 42%. ИФНС предъявила претензии к компании Зенден в общей сложности почти на 800 млн руб, включая недоплаченные налоги, пени и штрафы.

Налоговики обосновали свое решение 14 объемными пунктами, которые безальтернативно свидетельствуют, что Зенден под видом франчайзинга дробил бизнес, создавая очередную комбинацию «оптимизации налогов». Это решение поддержал суд, обобщив данные ФНС в выводе, что если бы компания не дробилась, то ее налоговая нагрузка составила бы 5,5% против фактически 3,1% и Зенден и ИП-франшизы действовали как единый хозяйствующий субъект. В частности, согласно аргументам суда, наценка при продаже обуви сторонним покупателям, составляла в среднем 74,5%, а 22 членам франшизы - лишь 27,7%. При этом суд признал "массовой" "миграцию" кадров между этими 22 организациями, превысившую 100 человек.

Это противоречит принципам франшизы как виду лицензии, который дает право ее приобретателю (франчайзи) за плату доступ к ноу-хау, бизнес-модели,товарным знакам и проч при сохранении хозяйственной и юридической самостоятельности в полном объеме от компании-продавца лицензии.

Однако все эти элементарные базовые понятия Татулова игнорирует, заявляя в своем стиле «брать горлом», что только в России считают чтот «франшиза — это дробление и способ ухода от налогов», а «во всем мире франшиза — цивилизованный способ масштабирования бизнеса, это Макдональдс, Зара, Доминос, инвитро...». Татулова могла бы поинтересоваться, если обладала бы необходимым уровнем аналитической подготовки, количеством и исходом судебных дел в Европе или США по подозрению в малейшем отклонении через франшизу от порядка уплаты налогов, и, возможно, поняла разницу между природой законопослушности упомянутых ей мировых брендов (к франчайзингу которых, кстати у ФНС претензий не обнаружено), и вероятными попытками того же торговца обувью Зенден изобретать оптимизацию налогов за счет всего общества. Эти действия, впрочем, соответствуют общему принципу Татуловой во всех подобных кейсах, которая неизменно отстаивает право бизнеса получать прибыль не наращивая или развивая производство, а комбинаторикой на грани закона вокруг налогообложения.


Впрочем, у обличительных текстов Татуловой есть и другая общая закономерность. За эмоциональными эскападами всегда кроется личный интерес. В этот раз решение ФНС, подтвержденное судом, грозит стать прецедентом, который коснется и бизнеса Татуловой. В частности, ее ООО Андерсон-Франчайзинг, который контролирует работу десятков кафе- франчайзи. Его выручка в 2021 составила 136 млн руб, прибыль — 40 млн руб при рентабельности продаж 32,3% и капитала — 36,7%. Такие очень неплохие показатели сравнительно со средними по общепиту (7%) возможны, скорее всего, лишь при применении разного рода обходных схем, одна из которых попала в поле зрения ФНС. И перспективы у франчайзи Татуловой невеселые.

При всем этом у Татуловой абсолютно отсутствует понимание о франшизе и ее правовом статусе. Известный экономист Елена Ройзман указывает, что в российском законодательстве нет термина франчайзинг, вместо него используют понятие «коммерческая концессия» договор о которой регистрируют в Роспатенте. В нем прописывают все условия, в том числе платежи и возможности субконцессии. Участие физических лиц в таком договоре исключено.

В одном можно согласиться с Татуловой - «невежество агрессивно, оно не изучает мировой опыт, оно просто идет и разрушает». Пост Татуловой с зашкаливающим невежеством полностью соответствует этому утверждению-самохарактеристике автора: ее выступления провоцируют разрушение бизнеса, если следовать ее советам.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью