Михаил Делягин. Обиды от имени «малых» и «средних» (События) | Михаил Делягин

Самое обсуждаемое

За что, по-Вашему мнению, можно приговорить человека к смертной казни (несколько вариантов ответа)


Обиды от имени «малых» и «средних»  1

События

15.07.2022 18:42

Михаил Делягин

1980  7.5 (4)  

Обиды от имени «малых» и «средних»

Фото:ВКонтакте

Профессиональный шовинизм в той или иной мере свойственен большинству людей

Экономист склонен рассматривать мир через призму коммерческих проектов, политолог – интриг и институтов, бухгалтер – прибылей и убытков, юрист – завораживающей мозаики правоприменения и правонарушения. Программист считает себя и всех окружающих алгоритмами, инженер – механизмами, химик – совокупностью химических элементов, а врач - заболеваний. А о «профессиональных искажениях» представителей силовых структур и вовсе ходят далеко не только анекдоты.

Поэтому естественно, что «общественный омбудсмен в сфере малого и среднего бизнеса», что бы этот титул ни означал, пусть даже и бывший, - Анастасия Татулова в статье в журнале «Компания» - демонстрирует аналогичные перекосы.

Проблема в том, что некритичное восприятие этих перекосов способно серьезно навредить экономике. Особенно сейчас, когда продолжение оголтелого либерального вымаривания страны искусственно созданным денежным голодом в условиях бюрократического аутизма грозит не просто скачком безработицы, а распадом хозяйственных связей и коллапсом экономики (от которых после дефолта 1998 года спасло Россию сначала оклеветанное «эффективными менеджерами», а затем забытое правительство Примакова-Маслюкова).

Никто не спорит, что производство внутри страны надо освободить от налогового бремени, перенеся его на разрушающий наших производителей импорт готовой продукции и экспорт сырья (в соответствии с указаниями Менделеева - отца не только периодической системы элементов, но и межотраслевого баланса, из которого вырос российский протекционизм и экономический подъем рубежа XIX и ХХ веков).

Но странно рассматривать в качестве индикатора состояния производства именно малый и средний бизнес, доля которого в промышленном производстве во времена его так и не превзойденного либеральными сказочниками расцвета – в 1940 году – оценивается примерно в 6%. При всей возросшей гибкости производств, снизившей их оптимальные масштабы, и новых технологиях закон концентрации производства (разумеется, в пределах сохранения управляемости) сохраняет свою силу.

А это означает, что судить о производстве суверенной страны (не являющейся цехом по производству запчастей для соседей, как, например, Швейцария) надо по его основной части, а отнюдь не по малому бизнесу.

Да, конечно, в нем может, «как в капле воды, отразиться вся картина в целом», - но с той же легкостью может отразиться и ее второстепенный фрагмент.

Пренебрежение общей картиной искажает разумные в своей основе предложения, дискредитируя их. Так, не вызывает сомнения извращенная разрушительность регрессивного обложения доходов физлиц, реализовавшего на практике до сих пор кажущегося многим шуткой принцип «введем налог на бедность, чтобы быть бедным стало невыгодно и все стали миллионерами».

Но Татулова игнорирует главный порок этой проблемы – принцип «чем человек беднее, тем больше с него берет государство», сосредотачиваясь на частной проблеме завышенного обложения оплаты бедных. В результате она, как и положено либералу, даже не догадывается о необходимости общепринятой в мире прогрессивной шкалы обложения (и доходов, и имущества, и наследств) и ограничивается желанием снизить обязательных платежей, - лишая читателя ответа на неизбежный вопрос о выпадающих доходах.

Более того: говоря о снижении обложения всех «человекоемких» видов бизнеса вне необходимости прогрессивной шкалы, Татулова ратует этим и за снижение обложения обеспеченных людей (само-собой, она же, повторюсь, богатая), что также дискредитирует правильную идею.

Люди определенного уровня разумности вообще имеют способность дискредитировать собой все, к чему они прикасаются, - и вредное, и полезное.

Вот, например, утверждение, что бюрократия должна платить бизнесу за исполнение им вводимых ею норм – от статистики до технических стандартов. Звучит разумно, - пока не осознаешь, что среди этих норм, например, требования по обеспечению безопасности. Выходит, если государство не хочет, чтобы люди разрушали свое здоровье некачественной едой, оно должно платить благородным донам от предпринимательства за ущемление их естественных прав?

Понятно, что экс-омбудсмен «совсем не это имела в виду», - но написала именно это.


С другой стороны, как государству определить стоимость, например, сбора статистики на предприятии? Понятно, что нормировать и проконтролировать все не получится, а передача определения величины оплаты на усмотрение предпринимателя приведет к ее гомерическому раздуванию и быстрому превращению в отдельный и бессмысленный вид субсидирования.

Идея не взимать НДС с фонда оплаты труда с точки зрения выпрашивания льгот понятна, но противоречит сути этого налога: ведь оплата труда и есть (по крайней мере, в теории) ключевая часть «добавленной стоимости», которая им должна облагаться. А уж просьба освободить хотя бы половину этого фонда выглядит уже совсем жалким и бессмысленным торгом, дискредитирующим всех его участников.

Повторюсь, к НДС отношение разное, но факт остается фактом: сейчас этот налог действует в 135 странах мира, в том числе странах ЕС и ЕАЭС, членом которого является Россия. Можно, конечно, обсуждать его замену на налог с оборота по примеру США, но странно выдвигать предложения, заведомо не имеющие содержательного обоснования. В случае с госпожой Татуловой такой формат «дискуссии», впрочем, не редкость.

Зацикленность на частных проблемах именно малого и среднего бизнеса видна даже в совершенно разумных предложениях Татуловой. Так, говоря о необходимости снижения ставки НДС до 10% (до себестоимости криминальных услуг по уклонению от него), которую не удалось «продавить» еще Примакову, она «на голубом глазу» мотивирует его… льготной ставкой, которую имеют поставщики продовольственного сырья! Тем самым она дискредитирует эту идею: выходит, что при отмене этой льготы исчезнет и причина снижения завышенной относительно возможностей экономики ставки НДС.

Наконец, требование полностью амнистировать все малые и средние предприятия никак не соответствует обоснованию – необходимости сохранить производства. Именно потому, что отсутствует ключевое слово: «производственные» предприятия, - а они, как следует из утверждение самой Татуловой, составляют пренебрежимо малую часть МСП.

А автоматическая амнистия, какой бы желаемой она ни была, означает автоматическую безнаказанность в том числе и преступников, связанных с этой сферой. Мы видим уже (депутаты – по обращениям несчастных граждан), как объявленное государством сокращение проверок весьма слабо помогло добросовестным предпринимателям, но буквально спустило с поводка самые разнообразные злоупотребления со стороны «отдельных представителей делового сообщества».

Как не дать с грязной водой административного давления выплеснуть ребенка контроля качества товаров и услуг – это реальная задача, которую надо было решить еще позавчера. И не удалось это сделать не только из-за косности бюрократии, но и в силу заведомо однобокого, эгоистичного подхода либералов, слишком часто приватизирующих право выступать от имени предпринимательского сообщества.

Все понимают, как тяжело пришлось малому и среднему бизнесу в последние годы – и приходится и сейчас. Почти все мы на примере своих близких из этой сферы видим трагические примеры психологического «выгорания» и слома, - но защитник людей, как бы тяжело ему ни приходилось, может выполнять свои обязанности, лишь пока этого не случилось с ним самим.

Возможно, Татулова перестала быть омбудсменом именно по этой причине. Чем еще, кроме как классическим примером «выгорания», можно счесть указание на сокращение числа малых сельхозпроизводителей за 2016-21 годы с 71 до 6,5 тыс.?

И дело даже не в том, что число, скажем, плательщиков единого сельхозналога за то же время снизилось с 99,7 до 91.1 тыс. (при росте их налоговой базы в 1,7 раза), - дело в том, что объявленное Татуловой сокращение (более чем в 10 раз) просто не наблюдается в реальной жизни и потому вызвано либо изменением методики, либо какой-то ошибкой, и любой даже журналист, столкнувшись с таким фактом, неминуемо проверил бы его.

Подводя итог, можно отметить: прощальная статья Татуловой ясно и четко показала причины провала ее работы и бесславной отставки. Это в первую очередь отсутствие даже базовых знаний об основах экономики и категоричность, зачастую переходящая в либеральную истерию.

Ситуацию усугубил еще и так называемый синдром Даннинга-Крюгера. Упрощенно суть этого феномена можно передать так: человек, мало знающий, склонен быть очень уверенным в своих знаниях: ему кажется, что все просто и ясно, он не подвергает сомнениям собственную правоту.

Татулова по образованию журналист. Главное, в чем она преуспела – это пиар. Даже свое дело она развивала спорными инструментами, не имея четкой бизнес-модели, мягко говоря, приукрашивая действительность потенциальным контрагентам. Об этом она сама рассказывала в интервью.

Возможно, в этом и кроется секрет ее временного успеха. Будучи крупным и богатым предпринимателем с миллиардными доходами от бизнеса, который давно перерос формат малого, Татулова через инструменты пиара успешно имитировала деятельность по защите бедных для решения исключительно собственных проблем. Цель была одна: раскручивать себя, заходить в высокие кабинеты, влиять. В этой связи попытка вслед убегающему паровозу «надуть» свой экспертный статус за счет громких, но далеких от реальности заявлений лишь подтверждает, что освобождение ею должности общественного омбудсмена по защите малого и среднего бизнеса закономерно и позитивно. И создает надежды на то, что это место займет организованный деловой человек, чуждый истерик и понимающий практику. Ориентированный на решение конкретных наболевших проблем своих подопечных и достижение нужных им целей.

А таких людей в сфере малого и среднего бизнеса, - возможно, вы удивитесь – действительно много.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью