Михаил Делягин. Омбудсмен Татулова снова – и с блеском - доказала свою некомпетентность (События) | Михаил Делягин

Самое обсуждаемое

За что, по-Вашему мнению, можно приговорить человека к смертной казни (несколько вариантов ответа)


Омбудсмен Татулова снова – и с блеском - доказала свою некомпетентность

События

28.05.2022 16:11

Михаил Делягин

844  10 (1)  

Омбудсмен Татулова снова – и с блеском - доказала свою некомпетентность

Резюме:

В очередной статье[1] содержатся прямые фактологические ошибки, однобокое изложение только выгодных аргументов, умалчивание положения дел в целом, незнание базовых параметров формирования расходов и доходов бюджета и самое главное – игнорирование интересов работников, пенсионеров, детей и других групп населения.

Формат изложения намеренно сталкивает честных предпринимателей с коррумпированными чиновниками, и может быть охарактеризован как крайне правый популизм*. Предложения и рекомендации не имеют под собой достаточных оснований и производят впечатление деструктивных.

----------------

*Популизм в данном случае – политика провозглашения быстрых и привлекательных, но нереалистичных решений, построенных на противопоставлении честного и законопослушного народа (здесь предпринимателей) и порочных представителей власти. Три главных составляющих популизма:

  • все представители власти наживаются на простом народе,
  • все люди (предприниматели) одинаковы и хотят одного и того же, поэтому достаточно всего одного человека, популиста, представляющего их интересы,
  • популист не говорит о последствиях предлагаемых решений (например, о росте цен, других налогов, снижении доходов бюджета, качестве товаров, снижении конкуренции, социальных выплат и пенсий), главное – «дайте народу/предпринимателям прямо сейчас».

ПОДРОБНЫЙ РАЗБОР СТАТЬИ

Синим шрифтом ниже представлен текст оригинальной статьи.

Отношения государства и малых предпринимателей многие годы строились по принципу «я тебя не трогаю, и ты меня не трогай». Такой «общественный договор»: предпринимателям давали зарабатывать свою прибыль, развиваться, их не трогали, а они не высовывались — не голосовали, не участвовали в разработке законов, касающихся МСП, их мнения тоже никто не спрашивал.

Некомпетентность. Развитие малого бизнеса всегда было в сфере внимания государства. Преференциальные условия для МСП закреплялись и в использовании особых режимов налогообложения, начиная со времен Хакамады, – взять хотя бы действовавший ранее ЕНВД, который даже тонко настраивался муниципальными властями, и в различных программах по легкому доступу к финансированию, снижении ставок аренды, в акселерации, доступе к госзакупкам, в регуляторных отношениях. От программ Грефа 2000х годов до Нацпроекта МСП сфера малого бизнеса всегда в фокусе внимания.

Но вот «общественного договора» не было – не нужно упрощать. Было и есть честное, социальное и потому – да, уязвимое – предпринимательство, с одной стороны, и жажда наживы и серые схемы – с другой. Из опросов общественного мнения 2000х годов и ранее следует, что граждане описывали российских предпринимателей как «ищущих наживы авантюристов, склонных к различного рода махинациям и не желающих честно трудиться» (формулировка Левады).

Долгое время у государства не было инструментов отличить честных предпринимателей от нечестных, но при развитии технологий такие инструменты начали появляться.

На полянке малого бизнеса активно «паслись» разного рода контрольные органы, зарабатывая себе на жизнь подножным кормом, ну а те, кому удавалось вырасти, — пытались мимикрировать под малый бизнес, стараясь быть как можно менее заметными. Наверху шли бои олигархов, делили триллионы и недра, а МСП тихонько «починяли примус».

Передергивание фактов. Размер теневой экономики в начале 2000х оценивался в около 40%, в 2010х – около 30%. Наибольшая теневая деятельность всегда была в торговле, общепите, стройке. Серые схемы, скрытая занятость и зарплаты в конвертах, торговля из-под прилавка, нежелание платить никакие налоги, откровенный обман покупателей – все характерные черты раннего предпринимательства в России. Чем бизнес был меньше, тем легче было работать в тени.

По соцопросам, более 50% людей в 2000х годах были против амнистии предпринимателей по совершенным преступлениям.

МСП же в представлении Татуловой – «рыцари в белом». Все альтруисты, дают работу и платят налоги. К сожалению, это неправда, структура предпринимательства была и остается отнюдь не такая однородная.

И общественному омбудсмену стоит сначала решить, интересы какой части бизнеса он представляет. Судя по скандальной информации в открытом доступе, сама Татулова предпочитает «решать вопросы».

После 2013 года этот негласный договор начал постепенно нарушаться со стороны государства. Под лозунгом «люди — новая нефть» государство на самом деле заинтересовалось: а сколько тут можно собрать? И оказалось, что немало. Правительство начало усиленно «заботиться» об МСП, появился даже целый нацпроект. Параллельно возникли разнообразные госструктуры и общественные организации для заботы, чтобы эту заботу легализовать, и пошло-поехало: увеличение налогов, ужесточение условий, политика вытрясания всего до копейки, тренд на обеление зарплат без снижения зарплатных налогов, прессинг со стороны силовых структур. И все это на фоне падающего спроса. Получается, одна сторона договор нарушила и пошла в наступление, а вторая, растерявшись, стала отдавать все больше. Зарабатывая все меньше, отстаивать свои позиции и добиваться системных изменений предприниматели так и не научились.

Откровенная ложь. Никогда, ни у кого и ни с кем не было договора – ни явного, ни подразумеваемого - не платить налоги, которые идут на образование детям, выплату пенсий пожилым, услуги здравоохранения всем. Не было договора скрывать обороты, использовать однодневки, не учитывать права работников, не соблюдать требования по качеству продукции. Взять тот же НДС, уклонение по которому за последние 10 лет (если, конечно, верить налоговой) снижено до 1%. Что, когда-то была «договоренность» его не платить?! Смешно.

И не понятно – это «кто растерялся» после 2013 года, предприниматели?!

Сама же Татулова, если верить общедоступной информации, раздробила свой бизнес на десяток юрлиц для снижения налогов. Общая бухгалтерия, закупки, юристы – она притворялась МСП и применяла УСН, по сути, не подходя под его критерии. Вот это действительно искажает конкурентную среду, уравнивает ее налоговые условия с теми, кто действительно мал или только входит на рынок. В «Андерсоне», как и в некоторых других местах, часто не работали кассы, - «ой, терминал сломался». А кто пытался создать кафе с нуля, вынужден сразу конкурировать с многоруким монстром «Андерсоном».

Что мы делаем не так?

Вот лишь несколько паттернов поведения, которые я сама выделила — по итогам личных наблюдений за два года работы омбудсменом, из разговоров с коллегами и чиновниками, из того, о чем пишут предприниматели в моем канале.

Для начала нужно разобраться кого представляет «общественный» омбудсмен. Это критическим образом влияет на мотивы представителей МСП, когда они заявляют те или иные предложения по экономической политике.

Вот интересно, сколько процентов из числа МСП:

  • Использует дробление бизнеса?
  • Занижает базу по налогам?
  • Использует однодневки?
  • Пробивает товары в обход кассы?
  • Платит зарплату в конвертах?
  • Прикидывается МСП или микропредприятиями, не являясь ими?
  • Не соблюдает обязательные требования?
  • Дает взятки?
  • Берет государственную поддержку, фиктивно выполняя ее условия?

Во-первых, станет сразу понятно «что МСП делает не так». Честно, хотя бы для себя, ответить не пробовали?

Во-вторых, станет ясна мотивация, когда вы что-то отстаиваете:

  • Предлагаете поднять границу УСН – государство в ответ вполне логично поднимает аналитические данные и начинает разбираться с дроблениями на юрлица, считает, на сколько сократятся налоги, если границу поднять, и как «закрывать» эти выпадающие доходы. Вам страшно в этом разобраться по-честному?
  • Утверждаете, что ресторан нерентабелен на общей системе налогообложения – государство делает модельный расчет, смотрит, куда уходят расходы. Вам боязно в этом участвовать? – «а вдруг государство узнает, что я могу работать на общей системе налогообложения»?

«Не так» в предложениях Татуловой то, что большинство предложений – это популизм. Похоже, она не готова брать на себя ответственность за предложенное и доводить его вместе с чиновниками до результата: до конкретного решения, сбалансированного в интересах людей, предпринимателей и государства.

И главное – не готова услышать аргументированное «нет» и, как говорится, «работать с возражениями».

  1. «Как бы боком не вышло»

Я видела этот феномен на многих встречах с властью. Выученная и подпитанная генами история: «промолчу — целее буду». Будешь. Мы уже домолчались, правда, до того, что кошкам скоро мяукать запретят. Мне недавно один толковый чиновник рассказал про встречу своего начальника с одной отраслью. Перед встречей предпринимателям сказали: «говорите прямо про все проблемы» — а они намертво в отказ ушли: «знаем мы, что потом начнется, нас эти же, кто сейчас на встрече сидят и кивают, после — со свету сживут за сказанное, а решить — все равно ничего не решат». Еле их уговорили хоть какие-то проблемы поднять.

Проблема понятная, да и страх оправдан. Я лично занималась жалобой в городе N, где пытались заплющить предпринимателя, который пожаловался на то, что творят местные царьки в одном из ведомств. Но вмешались омбудсмены, встали на защиту предприниматели. Бизнесмена отстояли, сдались, испугавшись огласки, чиновники, а потом и царька тихонько убрали, а вместо него поставили вменяемого, который еще и извинился. Да, это исключение, да, бывает, что все заканчивается не так счастливо, но нет другого пути.

А если вам так страшно, что вы не готовы рот открыть, не идите на встречу к чиновникам, чтобы в очередной раз сказать им «спасибо за беспрецедентные меры поддержки». Вместо себя предложите того, кто сможет сказать о проблемах. Если заранее обсудить с другими участниками встречи поднимаемые вопросы, распределить их между собой, а не зачитывать по бумажке то, что раздали помощники тех же чиновников, есть шанс, что замолчать проблему будет невозможно. А поддержав того, кто ее поднял, — вы покажете единство. Только тогда, возможно, начнется длинный путь по поиску решений. Я была на встречах, где так делали, и результаты вижу — снялись вопросы, которые годами мучили. А иначе круг замыкается: ты молчишь, сосед молчит, все молчат — нет проблемы, значит, и решать нечего. А в глубине души каждый ждет, что кто-то придет, повлияет, решит, а я потом воспользуюсь результатами, если они будут.

Откровенная ложь. Действительно, многие боятся, - но далеко не все и не везде. А сколько государство рассматривало предложения самой Татуловой?! Налоговая, Минэк, Минфин, Роспотребнадзор, даже вице-премьеры, насколько можно судить, с ней встречаются. Подробно разбирается каждое предложение. Но, если вдруг она права, - можно получить объективный доклад со стороны омбудсмена о тех громких заявлениях, которые она делала в защиту МСП и об ответах на них?

Почему эти предложения не учтены – сколько они стоят для бюджета, насколько вырастут цены, ухудшится ли конкуренция, сколько новых МСП появится? Сотрясать воздух в телеграммах – это понятно, но, может, стоит сделать нормальный отчет о своей двухлетней деятельности?

Или, может быть, некоторые предприниматели боятся говорить с чиновниками просто потому, что предпочитают быть в серой зоне, чтобы прятать свои «схематозы»? Я встречал таких отнюдь не только в МСП.

  1. «Зачем добиваться для других — решу для себя»

Предприниматели в России много лет строили и строят свой бизнес с позиции «кругом враги». Есть проблема доверия, она в стране глобальна, тем более если вы — конкуренты. И не важен рост отрасли как таковой, зачастую волнуют только личные преференции.

Это еще один анахронизм: «все звери равны, но некоторые равнее». Иногда даже кажется, что законы и правила существуют только для того, чтобы сделать из них исключение. Но это опять, мягко скажем, не без участия предпринимателей происходит. Особенно этим крупный бизнес злоупотребляет для истребления всего мелко-среднего, чтобы потом беспрепятственно монополии строить и поднимать цены. Принятие законов в интересах конкретных людей и конкретных компаний у нас — обычное дело.

За примерами далеко ходить не надо… C 2016 по 2021 год количество малых сельхозпроизводителей сократилось, по данным Росстата, с 71 тысячи до 6,5 тысяч предпринимателей. Из этой же оперы практика составления различных списков «важных», «системообразующих» и тому подобных предприятий, с которыми главным становится попасть в число заветных получателей.

Некомпетентность. Удивительно слышать от Татуловой жалобы на то, что решения принимаются в чью-то, но не ее пользу. Разве она сама не добивается преимущественно таких решений? Ухудшение конкуренции, снижение налогов, выплат работникам, пенсий – ее лирика. Прежде всего «дайте мне».

А вот про сокращение числа малых сельхозпроизводителей – это вообще феерия. Всегда проверяйте все данные либералов, - ведь они не могут не врать в силу самой исторической исчерпанности либерализма. По данным Росстата, число МСП (без микропредприятий) действительно сократилось, - но с 7.1 тысяч в 2016 году до 6.5 тысяч в 2021[2]. А не с 71 тысячи! Случайно или специально пропала в статье «точка» между числами, но падение завышено на порядок. Сокращение МСП в сельском хозяйстве идет сопоставимыми темпами с сокращением всего числа сельхозпроизводителей. Отрасль укрупняется, пашня растет, растет эффективность – уж точно нужно смотреть комплексно на развитие сельского хозяйства в текущих условиях, а не пафосно бросать в аудиторию перевранные числа.

Про списки «важных» и «системообразующих» - такое чувство, что Татулова находится вообще вне общественной повестки. Риски приостановки крупных предприятий в результате санкций (а значит появление безработицы, утрата технологий, появление социального недовольства) колоссальны, но мер поддержки МСП также принято на сотни миллиардов рублей.

Как вообще «общественный омбудсмен» может быть таким наглым и неграмотным?

  1. «Без денег все равно не решить ничего»

Коррупция, говорите, замучила? Вы уже открыли рот, чтобы обвинить во всем чиновников? Остановитесь. Вспомните, что взятку не только берут. В первую очередь ее дают! Так проще, так быстрее, так ты обойдешь конкурента. Ты не дашь взятку, а сосед даст — и его бизнес пойдет лучше. Силовые структуры лезут в экономику, суды коррумпированы и работают по телефонному праву, «был бы человек, а статья найдется» — да-да, все так. Друг на друга писать доносы прекратите и выяснять отношения с участием силовиков при акционерных конфликтах — тоже. Вы же топите друг друга! Даже разругавшись в хлам с партнерами — разводитесь, пожалуйста, без всякого участия государства, понимая особенности нашей правовой системы.

Это в принципе правильно, - но не учитывает реальности. Далеко не всегда предприниматели могут разобраться в своих конфликтах самостоятельно. Собственно, это одна из причин существования государства.

И странно, что «общественный омбудсмен» не слышал про ситуации вымогательства взяток.

  1. «Это моей отрасли не касается»

«Это вон к тем пришли — пусть они и отбиваются». Так незаметно в нашу жизнь вошло много поборов — то, что начиналось с одной-двух отраслей, представителей которых удалось запугать или подкупить, после славненько перекинулось на всех. Уверена, вы и сами сможете вспомнить пяток-другой таких примеров.

  1. «Для этого есть общественные организации и ассоциации, вот пусть они…»

Это вообще мое любименькое. Я общаюсь практически со всеми ассоциациями, организациями и много раз лично наблюдала такую картину: «Я — да, готов, вступаю! Правда, сейчас уплатить взнос не могу, у меня 5 тысяч с собой нет, позвоните завтра». Что в итоге? Потихоньку общественные организации начинают работать на тех, кто их содержит, и решать задачи, поставленные теми, кто платит (миллионы платит, а иногда и миллиарды). И государство тоже платит и содержит такие конторы — для того, чтобы в нужный момент как кролика из шляпы достать: «а вот мы с „бизнесом“ согласовали, у нас и подписи есть». Кто платит, тот и заказывает музыку, а то, что она для отрасли похоронная, — это вообще никого не волнует. И, знаете, это не их проблема, а наша, нашего жлобства и пофигизма, и вот этой вот волшебной фразы: «а что я за свои тысячу рублей в месяц получу?» Ничего, дружок, ты не получишь, но, возможно, твою отрасль сложнее будет угробить. Пандемия помогла многим осознать это хоть на базовом уровне, особенно в регионах. Но этого недостаточно. Организации не бывают независимые, если они не самофинансируемые.

Вот уж точно сам себя не выпорешь, никто не выпорет. Действительно, стоит разобраться насколько однородны предприниматели, общественным представителем которых провозглашена Татулова.

Что они думают о предлагаемых ей мерах – готовы ли выйти из тени, хотя бы вступить в общественные организации, платить налоги для финансирования образования, здравоохранения, выплат пенсий, соблюдать права работников. А то не дай бог выясниться, что ее «заказчикам» предлагаемые изменения вовсе и не нужны. Ее просто используют для пробивания своих собственных интересов.

Задумывается ли Татулова о последствиях своих предложений для роста цен, роста других налогов других налогов, о последствиях снижения доходов бюджета, снижения качества товаров и услуг, снижении конкуренции?

Что для омбудсмена главное – собственный пиар, прибыль своей компании или эффекты для отрасли?

  1. «Нас мало — вот нас и не слышат»

Окститесь. Вот вам цифры.

— Сейчас в малом и среднем бизнесе, по данным ФНС, 6 007 029 предприятий.

— Это в подавляющем большинстве предприятия микро и малые. Тех, кто смог вырасти в средние, — менее 18 тысяч

— Но работает, по официальным данным, у этих 6 млн предпринимателей почти 16 млн сотрудников — это без учета того, что в регионах довольно много теневой занятости. К этому можно добавить еще 4 млн самозанятых. Выходит в сумме около 22 млн человек уже минимум.

— Но связаны с предпринимательским сектором на самом деле еще больше. Если мы умножим это на домохозяйства из хотя бы двух человек, выходит не меньше 40 миллионов: сами предприниматели, их семьи , мужья, жены, дети, родители, друзья, сотрудники, семьи сотрудников. С предпринимательством и частной инициативой так или иначе связана половина трудоспособного населения России.

Типичная забава популиста – раздувать собственную значимость. Татулова здесь не одинока, но нечаянно дала мастер-класс.

Что малых и средних предпринимателей более 6 млн – это действительно хорошо. Кстати, применение мер поддержки позволило обеспечить превышение их числа над докоронавирусным уровнем, и это реальный успех государства.

Однако с огромной натяжкой можно утверждать, что

а) все работники МСП, 14.5 млн в реестре МСП[3], – потенциальная аудитория Татуловой, так как основная часть – не предприниматели, а просто наемные работники.

б) 14.5 млн сотрудников – это 14.5 млн реальных людей, то есть это численность без повторов

в) можно прибавлять самозанятых, которые «по духу» далеко не все предприниматели (они даже могут не знать, что такое УСН, критерии МСП и так далее)

г) умножать на 2, потому что очень хочется получить число побольше.

И уж тем более неграмотно говорить, что это половина трудоспособного населения. Интересно Татулова вообще знает, что дети и пенсионеры – члены семей МСП, которых она легкой рукой записала в свою аудиторию, – не входят в трудоспособное население?!

Впрочем, зачем омбудсмену что-то знать о реальности…

  1. «Нас не любят в нашей стране, и все против нас»

Ну да, мы находимся в существенно более некомфортных условиях в плане имиджа и уважения к профессиональному статусу, чем большинство стран мира. Ну и что? Мы из социализма только вчера вылупились, откуда ж взяться уважению, нужно время.

Передергивание фактов. Представленное утверждение –наглый обобщенный субъективизм. «Глобальный мониторинг предпринимательства» (Global Entrepreneurship Monitor, GEM[4]) содержит много индикаторов, показывающих, что нет большого отставания Российской Федерации по общественному отношению к предпринимателям. Например, с утверждением «Там, где я живу, хорошие возможности начать бизнес» в России согласны 33.5% опрошенных, в Чехии – 23.1%, в Испании – 30.2%, в Турции 31.9%. Лидеры рейтинга – Канада, Индия, Индонезия – более 70%.

Да, у нас могло бы быть лучше отношение общества к предпринимателям, но оно отнюдь не «на дне» как это представляет Татулова.

И кивать на социализм в 2022 так же нелепо и стыдно, как на «родимые пятна капитализма» при поздней Советской власти.

Государство само активно сталкивает предпринимателя с потребителем. Даже ведомство есть по надзору потребителей за предпринимателями. Вместо того чтобы учить стороны жить в мире и согласии, власти предоставляют обществу все больше возможностей для анонимных жалоб.

Татулова обвиняет государство в создании Роспотребнадзора?! Это даже не смешно. Конечно, к нему есть масса претензий (а у пеня-то в особенности), - но сам факт необходимости контроля за качеством потребительской продукции может отрицать только конченый либерал.

И с сотрудниками мы пока не на одной стороне — и этому тоже способствуют и Трудовой кодекс, и вся государственная политика в пандемию (чего только стоят «оплачиваемые каникулы за счет работодателя»).

Ладно, Татулова уже забыла какие послабления для МСП были в ковид: отсрочки, списания, программы льготного кредитования, снижение аренды, моратории на проверки. Но как она могла забыть то, что писала несколько абзацев назад в тезисе «Нас мало — вот нас и не слышат». Там она посчитала не только работников, но и их семьи. Так вы с ними на одной стороне или нет?! Так и вспоминается поговорка про трусы и крестик.

Одно скажу: это тоже наши проблемы и только нам их решать. Мы в «АндерСон» платим все налоги с зарплат. И мы начали показывать сотрудникам — сколько у них с каждой зарплаты государство изымает. А то ведь даже самые продвинутые знать не знают, что это не просто 13%, а 13% + соцвзносы (до 30%), то есть суммарно — 42% с каждой зарплаты, которую мы им платим. Куда эти деньги деваются — не знаем, но надеемся, что на детские сады и школы. Но мы, предприниматели, можем хотя бы показать людям, сколько на самом деле отдаем государству.

Неграмотность. Начали показывать сотрудникам взносы – отлично, по законодательству это обязан делать каждый работодатель по запросу работника. Это же взносы работника в Пенсионный фонд и другие фонды. То, что формирует его права на пенсию, услуги здравоохранения, другие выплаты.

Но производит впечатление какая-то фантастическая неграмотность Татуловой: она правда платить налоги? Если так, то как она может:

а) говорить про 30% соцвзонсов, когда для МСП ставки страховых = 15% на выплаты свыше МРОТ, введены еще в 2020 году во время пандемии,

б) говорить, что она не знает, куда «деньги деваются» – они идут на пенсии старикам. Трансферт из Федерального бюджета в Пенсионный фонд – уже более 3.5 трлн рублей. То есть сборов соцвзносов систематически не хватает на пенсионные выплаты.

в) не знать, как платятся налоги и обязательные соцвзносы (30% с фонда оплаты труда, а 13% с оставшейся суммы, так что в итоге не татуловские 42%, а 39.1%): омбудсмен своими словами просто демонстрирует, что сама их никогда не платила.

Давайте просвещением заниматься, или мы ждем, что это тоже государство будет делать? Извините, а ему зачем? Кто мешает нам в стоимости товара на полке начать показывать отдельно налоги покупателю?

В меню делать то же самое. Это делают в большинстве стран, пишут внизу что стоимость в меню без налогов и указывают ставку налогов отдельно, чтобы видел обычный человек, далекий от бизнеса, — сколько из чашки кофе забирает государство. Хотя бы конечные налоги, без промежуточных.

Подобные лозунги - чистый популизм. Вот именно, давайте показывать! Только не полуправду, – а все, по какой конкретно цене вы купили составляющие, какая у вас наценка, сколько конкретно вы заплатили НДС в цене этого товара (а не предыдущий в цепочке). Сколько сэкономлено налогов на том, что вы на УСН, а не на общей системе.

Начните с себя, с «Андерсона». Рынок станет только прозрачнее, возможно некоторые фантомные и популистские предложения уйдут из повестки.

И, кстати, если «общественный омбудсмен» даже не подозревает, что в каждом чеке отдельно указывается величина НДС, - то что она вообще знает и о чем говорит?

Что же тогда делать?

Я сейчас скажу странную вещь, но, возможно, надо в этом вопросе брать пример с государства. Внутри любого ведомства полно интриг, взаимных претензий и недовольств. А уж между ведомствами — так и просто часто война не на жизнь, а на смерть. Но против предпринимателей государство идет единым фронтом, защищая честь мундира, все трения остаются внутри. Может, и нам стоит так научиться?

Прямое и наглое вранье. Никто не идет против предпринимателей, наоборот, оказывается максимальная поддержка предпринимательству и, МСП в частности. Им даже позволяется прямо нарушать закон – одно открытие «УеБара» в Москве рядом со школой чего стоит! И в ковид, и в текущих условиях предпринимательство является приоритетом. Снижение налогов, отсрочки по их уплате, рассрочки, списания, льготные программы кредитования, мораторий на проверки – эти меры малые и средние предприниматели знают и пользуются ими. Обратная связь это регулярно показывает.

============

[1] https://thebell.io/chto-s-nami-ne-tak-pochemu-u-predprinimateley-ne-skladyvaetsya-s-gosudarstvom

[2] https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/oper_itogi_SXMP_2021.pdf слайд 8

[3] https://rmsp.nalog.ru/statistics.html

[4] https://gemconsortium.org/


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью