Михаил Делягин. Скрытая логика Мишустина (События) | Михаил Делягин

Самое обсуждаемое

За что, по-Вашему мнению, можно приговорить человека к смертной казни (несколько вариантов ответа)


Скрытая логика Мишустина  8

События

26.04.2022 18:30

Михаил Делягин

3983  10 (6)  

Скрытая логика Мишустина

 

Фото:sputnik-georgia.ru

Каждому человеку и тем более каждой управляющей системе свойственна своя собственная логика действий, без понимания которой невозможно правильно оценивать и тем более прогнозировать эти действия

Не видя целей людей и систем, не сознавая их внутренних склонностей и опыта, предопределяющих выбор для достижения этих целей тех или иных путей и методов, мы все время поневоле будем присваивать субъекту управления не свойственные ему качества.

В результате наши оценки и тем более критика будут носить самый нелепый характер и напоминать претензии к вегетарианцам по поводу их отказа от мяса.

Чтобы избежать подобных ошибок в отношении российской власти и ее наиболее разумной и рациональной части – правительства Мишустина – следует понять его внутреннюю логику.

Прежде всего, это логика возможного.

Любой чиновник фундаментально отличается от мечтателя четким пониманием ограниченности ресурсов – причем не только материально-финансовых и кадровых, но и организационных, и временных. Все, что нельзя сделать имеющимися инструментами в необходимый промежуток времени, исключается из рассмотрения автоматически: просто из экономии сил и сердств.

«Вы предлагаете построить коммунизм. Ни я, ни те органы власти, с которыми я взаимодействую, не можем решить эту задачу в период, на который имеет смысл планировать нашу деятельность. Поэтому я этим заниматься не буду», - сказал мне почти треть века назад один из главных антикоммунистов той эпохи: его даже не интересовало, что предложенная идея была для него принципиально враждебной, он не тратил на это силы!

Нереализуемо, - значит, в корзину, и какая разница, что это, если «это» нельзя сделать?

Собственно, именно для «этого» помимо государственного аппарата существуют еще и партии: именно они призваны быть инструментами социального проектирования, в том числе «загоризонтного».

Таким образом, претензии к правительству, основанные на том, что оно не делает то, что мы считаем нужным, не имеют идеологической окраски: оно может быть и согласно с нами, - но просто не видеть механизмов реализации.


При этом внутреннее устройство правительства несколько сложнее, чем следует из официальных документов; достаточно указать, что, например, полностью гражданский Минфин в реальности является, подобно силовым структурам, «Газпрому» а сейчас еще и Сбербанку (и некоторым иным), «ведомством со звездочкой», ключевой руководитель которого находится вне правительства.

Второй важный фактор, необходимый для понимания действий правительства Мишустина, - это его жесткая и системная ориентация на технологический прогресс в виде прежде всего развития социальных платформ всех уровней и связанных с этим технологий (обобщенно именуемом цифровизацией).

Когда-то я мечтал о временах, в которые стремление к новым технологиям будет диктоваться не выгодой, а культурой и психологией и станет такой же не обсуждаемой общественной нормой, как мытье рук или чистка зубов. Похоже, эти времена настали, пусть и частично: административный подъем Мишустина связан именно с цифровизацией, в том числе с созданием качественно новой – и при том дешевой и удобной для обеих сторон – среды взаимодействия граждан с государством.

Это его естественная сфера деятельности, и это едва ли единственная сегодня сфера, в которой технологический прогресс не просто не остановлен глобальными монополиями, но, напротив, всемерно форсируется.

Конечно, взламывая привычные общественные отношения, а часто и саму повседневную жизнь, новые технологии вызывают прежде всего испуг и отторжение. Однако развитие остается категорическим императивом человечества; именно поэтому великий политик отличается от просто успешного прежде всего пониманием фундаментального значения технологического прогресса для развития общества.

Понятно, что социально-экономическое развитие России невозможно в условиях вымаривания экономики искусственно созданным Банком России (при поддержке Минфина) денежным голодом. Невозможность дешевого кредита при процентной ставке Банка России 20% (и даже 17, и даже 12% годовых – при официальной рентабельности обрабатывающей промышленности по активам около 5%) вызвала у одного из влиятельнейших думских «единороссов» буквально крик отчаяния о том, что в условиях войны с Западом просто не может быть никакого кредита!

А ведь в условиях рынка дешевый кредит – это залог развития.

Выход из ситуации, который реализует правительство Мишустина, - масштабные до такой степени, что еще в 2020 году стали макроэкономически значимыми, программы предоставления льгот, субсидий, субсидируемых кредитов и грантов на развитие критически важных направлений и сфер экономики в целом и, что исключительно важно сейчас, регионов.

Как и всякий паллиатив, эта политика не может полностью преодолеть негативное воздействие Банка России на экономическую конъюнктуру, - но может принципиально снизить его разрушительность, лишив ее системного характера. Именно указанная политика правительства Мишустина минимум в полтора (а скорее всего, и в два) раза снизила экономический спад 2020 года, не дав внешним (на сей раз через ВОЗ, а не МВФ) управленцам превратить коронабесие в хозяйственную катастрофу.

Резкое ослабление административного давления на бизнес (в частности, автоматическое продление лицензий и разрешений, вплоть до только что объявленного продления срока действия водительских прав на три года), снижение льготных процентных ставок, упрощение выдачи госгарантий, госинвестиции в сочетании со сдерживанием цен (пусть и локальным, вроде проезда в общественном транспорте), совершенсвованием технологий и другими мерами позволяет достаточно эффективно поддерживать развитие даже в условиях разрушающейся глобальной и внутренней конъюнктуры.

Стратегическая цель этой политики – выигрыш времени, драгоценного в условиях глобального кризиса. Ведь он касается всех, и в логике международной конкуренции надо просто продержаться до того времени, когда этот кризис подорвет и разрушит наших врагов, действительно намного более уязвимых перед его воздействием.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью