На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000





Главная   >  Позиция

Стратегическое планирование Китая: 30% мировой экономики к 2049 году, преобразование человеческой природы к 2078.

2016.12.24 , просмотров 6357

Китай готовится к новому этапу своего развития. В условиях торможения экономики, роста внутренних противоречий, очевидной пробуксовки стратегии создания новых Шелковых путей и обострения внешнеполитической ситуации, помимо широко рекламируемой борьбы с коррупцией, в стране проводится совершенно не известная вне Китая мобилизация членов Коммунистической партии: крупнейшая организация мира переводится, по сути дела, на военное положение - с железной дисциплиной, бепрекословным исполнением приказов, объединением единой целью.

Научное сообщество Китая разрабатывает планы стратегического развития, ориентированные на достижение среднесрочной и двух долгосрочных целей, поражающих воображение.

Среднесрочная цель - достижение зажиточности (избавление от нищеты и бедности) к 2021 году.

Первая из долгосрочных целей - превращение нового, социалистического Китая к его 100-летию в "великую социалистическую державу". Понятие величия определяется просто: 30% мирового ВВП в пересчете по рыночному курсу. Доля Китая в мировой экономике, по данным МВФ, снизилась с 2,7% в 1980 до 1,7% в 1990 году, затем выросла до 3,6% в 2000, 9.2% в 2010 и 15,1% в 2016 году. Доля США в последние 35 лет колебалась около четверти: 25,8% в 1980, 25.5% в 1990, 30.6% в 2000, 22.8% в 2010 и 24,7% в 2016 году. Таким образом, масштаб китайской экономики должен превзойти американскую не только по партитету покупательной способности (не учитывающем страновых рисков), но и по рыночному курсу, Китай должен стать главной экономикой мира, вернув себе свое положение, которое он занимал до второй трети XIX века (но в качественно новых условиях глобального арактера мировой экономики), - и, соответственно, конвертировать экономическую мощь в политическое, военное и культурное влияние, если вовсе не доминирование.

Вторая цель должна быть достигнута к 1978 году, 100-летию начала реформ Дэн Сяопина, и заключается в преобразовании самой человеческой природы: предполагается, что после достижения процветания можно будет сделать людей неизмеримо более добрыми, чуткими, помогающими друг другу и, в конечном счете, счастливыми.

Михаил Делягин отметил: "Пластичность человеческой личности, вызванная взаимодействием с информационными технологиями, качественно повышает возможности ее преобразования средствами даже сегодняшней, не говоря уже о послезавтрашней социальной инженерии.

Однако реализуемость двух стратегических целей Китая зависит, помимо внутренних обстоятельств (непонятно, кто будет провозглашен в ноябре 2017 года преемником Си Цзиньпина и не сохранит ли он за собой лидерство в явном или скрытом виде, причем второе может не означать нарушения традиции), от скорости и характера срыва человечества в глобальную депрессию, что в современном Китае изучается недостаточно.

Вместе с тем сам подход представляется образцом комплексного стратегического планирования, крайне эффективного даже в случае невозможности достижения заявляемых целей".

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015