Апр 23, 2017
489 Просмотров
0 0

Нападение на здание ФСБ в Хабаровске: почему Россию превратили в проходной двор и что с этим делать

Автор:

— Сегодня мы начнем с ужасной новости – нападение на приемную управления ФСБ в Хабаровске, когда по оперативным текущим данным погибло два человека и есть раненные и, может быть, этот список еще пополнится. Первое, что приходит в голову, что все-таки ФСБ работает неплохо, потому что человек, которого подозревали в терроризме и вызвали на профилактическую беседу, действительно подтвердил, пусть и таким ужасным образом, все подозрения в свой адрес. Но в целом это показывает, во-первых, что все-таки есть большое упущение, потому что о нем не знали того, что должны знать на самом деле. И второе – вещь более важная и более страшная – это плата за то, что наше государство, хотя, может быть, оно уже давно и не наше, превратило нашу страну в проходной двор. Заходи кто хочешь и твори, что хочешь. У нас нет визового режима даже с теми странами Средней Азии, которые целенаправленно и последовательно, и открыто совершенно искореняют русский язык и русскую культуру. Могут быть вопрос в отношении Казахстана, все-таки мы с ними интегрируемся, несмотря на его языковую политику, несмотря на то, что они выводят язык из зоны русского мира и переводят его на латиницу. Но Таджикистан, где просто запрещены фамилии и которые оканчиваются так, как оканчиваются русские фамилии и имена, которые похожи на русские фамилии, и разрешены только национальные. В Таджикистане, в Туркмении, в Узбекистане нет массового обучения русскому языку. Как принимаются экзамены у гастарбайтеров на въезде в страну, я думаю, всем понятно. И все мы так или иначе общаемся с этими гастарбайтерами. Я думаю, что пришло время, что вот эти события требуют двух вещей. Во-первых, введения визового режима с теми странами, которые являются потенциальными источниками терроризма. По крайней мере, с теми из этих стран, которые не сохраняют хотя бы обучение русскому языку в средних школах. То есть, это, как минимум, Узбекистан, Таджикистан и Туркмения. Можно обсуждать другие страны, но эти страны, по-моему, абсолютно необходимы в введении визового режима. Второе – необходимо введение карты русского, по примеру Польши. Что, если человек является русским по культуре, неважно, он может быть таджиком в 700-м поколении, неважно, если он русский по культуре и считает, что он является частью нашей культуры, то он получает эту карту и по этой карте ездит без виз. Нет проблем. И третье. Как показал чудовищный теракт в Санкт-Петербурге – число погибших в результате взрыва увеличилось до 16 человек – после взрыва умерло еще два человека и мы никто не знаем, окончательна ли эта цифра. Формально – он гражданин Российской Федерации, он получил паспорт. Киргизия – государство, которое находится в тяжелом состоянии, отказало ему в гражданстве, а Российская Федерация ему гражданство выдала. Нужно, во-первых, внимательно посмотреть на тех, кто получил гражданство из соответствующих стран в последние годы, чтобы нас не обвиняли в том, что наши террористы бегают по Европу и воюют в Сирии… И второе – нужно кардинально изменить политику предоставления гражданства. Почему русские из дальнего и ближнего зарубежья, в частности, русские с Украины, где они бегут от террора, от нацистского, на мой взгляд, террора, они испытывают чудовищные проблемы с получением гражданства? А люди, которые потом совершают здесь теракты, никаких проблем с этим не испытывают. Давайте примем звонок. Михаил, Хабаровск.

Михаил:

— Добрый день. Я абсолютно не удивлен вот этим событием. Я еще в марте 2014 года им говорил, перед этим в селе Ракитном была группировка обнаружена, а это в селе Тополево было. Когда я им сделал сообщение, они меня же еще на 25 тысяч оштрафовали и ничего не проверяли они… Поэтому я больше этому ничему не удивляюсь.

Делягин:

— Спасибо, Михаил. Это очень существенная информация для каждого из нас. Я-то, наивный человек, думал, что вот на всех углах и в интернете телефоны ФСБ, пожалуйста, звоните, сообщайте обо всем подозрительном, а, оказывается, возможна такая ситуация, что вы видите что-то крайне подозрительное, об этом сообщаете и без всякой проверки вам просто спокойно выкатывают штраф…

Безусловно, терроризм страшная вещь. Безусловно, террористическая война ведется сейчас против всех и против нас тоже, потому что США создавал в свое время запрещенное у нас Исламское государство, оно остается их инструментом политики, достаточно посмотреть на идеальную согласованность удара Трампа, уже нового президента, который, казалось бы, хотел бороться с терроризмом, но он ударил по сирийской авиабазе томагавками, и попытка наступления террористов была идеально синхронизирована с этим ударом, то есть, они действовали вместе – США и террористы. И поскольку мы находимся в некотором противостоянии с США, мы являемся мишенью террористической деятельности. Но мы должны осознавать себя именно в этом качестве.

Я был в Израиле не так давно, мне рассказывали дикие ужасы про то, что вы заходите в супермаркет и вас обыскивают, что постоянно на улице какое-то дикое напряжение, люди не улыбаются и так далее, знаете, я этого не заметил… Но мы должны следовать лучшим стандартам борьбы с терроризмом. И введение жесткого визового режима против потенциально опасных с этой точки зрения стран, для меня, является абсолютной необходимостью. А если какие-то коррупционеры плачут, что они недополучат из-за этого взятки или какие-то бизнесмены недобросовестные, в том числе и государственные, плачут, что они будут иметь меньше дешевой рабочей силы и им придется больше граждан России нанимать на работу и платить им хоть чуть-чуть побольше, пусть плачут дальше… Давайте примем еще звоночек. Руслан, вы в эфире!

Руслан:

— Добрый день. Я сам по национальности крымский татарин и я до сих пор удивляюсь, что в Крыму что-то подобного не случилось. Да, ФСБ вроде бы как работает. Но, понимаете, при Украине вот здесь у нас в Крыму махровым цветом расцвели такие две организации, как Хизбуттахрир и Эльвахаб. То есть, ваххабисты. Я их сам видел неоднократно. Это приезжали арабские эмиссары… Как вербовали людей? Находили, как правило, где-то в деревне семью крымско-татарскую, которая очень скромно живет. Ну, приходили к ним и говорят – давай мы тебе корову подарим или там стадо барашек подарим, чтобы тебе лучше жилось. А потом говорят – брат, приходи на собрание. И вот так людей зомбировали и люди сами не понимали, как, смотришь, вчера вроде нормальный парень ходил, а уже сегодня ходит с бородой, о чем-то своем разговаривает. То есть, разговаривает вообще не по традиционному исламу. И вот так эти организации расцветали. Наш муфтий Крыма как мог с этим боролся, он неоднократно обращался с заявлениями и в СБУ Украины на тот момент, и в милицию, но они никаких действий не принимали. Они делали так, как будто им это выгодно было. Потом был такой случай – в Алуште открывали мечеть. И люди традиционного ислама поехали на ее открытие. А представителей Хизбуттахрира человек 200 собралось. Они решили ее захватить и сделать своей. Это было примерно в 2005 году. Милиция стояла вокруг в бронежилетах и с автоматами. Дошло до того, что началась массовая драка в мечети, внутри, пролилась кровь, в первый же день. Милиция даже не вмешалась. И самое страшное то, что эти люди как бы никуда не делись. Ну да, они частично выехали – кто-то на Украину, кто-то остался в Крыму. Ну, он выехал, он точно так же может заехать. Хорошо, если на него есть оперативная информация. А если ее нет?

Делягин:

— Спасибо большое, Руслан. Ну, Крым все-таки находится под особым вниманием, и я надеюсь, что там достаточно нормально работали с общинами, они разные, крымско-татарскими, которые там живут и я надеюсь, что сейчас за ним смотрят достаточно внимательно, потому что там есть помимо исламского терроризма еще есть реальная угроза терроризма нацистского со стороны Украины. Диверсантов туда уже засылали, обещали засылать еще, некоторые меры безопасности я там видел своими глазами, то есть, безусловно, это тревожно, это практически прифронтовая зона, но тем не менее это одновременно туристическая зона и туристы там чувствуют себя очень хорошо и очень вольготно. Я могу судить по разным своим друзьям самых разных взглядов, профессий, которые отдыхали и дикарями, и в очень фешенебельных местах, и в этом отношении особой тревоги сегодня за Крым у меня нет, потому что то, что сейчас рассказал Руслан, это понимают все, даже самые заскорузлые люди.

Немножко ваших откликов.

«Наконец-то я слышу самое главное о проходном дворе и о том, что государство не наше. Я знаю, чье оно, но рот мне заткнут и посадят за правду, если я скажу. Константин с Урала». Константин, я подозреваю, что вы сказали бы такое, что я бы вас тоже посадил бы. И это неправда. К сожалению, российское государство сегодня во многих сферах, и не только в социально-экономической, является либеральным. То есть, государство обслуживает интересы глобального спекулятивного бизнеса. А для глобальных спекулянтов и для обычных спекулянтов, просто для бизнеса нужно снижать издержки. А для коррупционеров, которые неразрывно связаны с глобальными спекулянтами, просто потому, что они этим спекулянтам передают награбленное в нашей стране и из наших карманов, а для коррупционеров нужно, чтобы было больше людей, которые не принадлежат к русской культуре, чтобы было больше людей, которые принадлежат к тем культурам, в рамках которых коррупция является не преступлением, а нормальной деловой трансакцией. Потому что какой бы высокой ни была коррупция в России, мы эту коррупцию не принимаем и это неотъемлемая часть нашей культуры, неприемлемая для коррупционеров. Именно поэтому идет такая замечательная национальная, этническая иногда религиозная политика.

«Полностью поддерживаю. Сделали проходной двор из России, сам в шоке из-за нападения на ФСБ, да еще и в Хабаровске. Сергей с Находки». «Надо вводить визы со странами Средней Азии, чем раньше, тем лучше. Дмитрий из Зеленограда». Вот надо сказать, что Дмитрий занимает очень активную политику, он показывает фотографии – грязь на газонах и больные деревья в городе Зеленоград, район Крюково, ямочный ремонт асфальта… и многое другое. «Из России сделали проходной двор. Когда говорят, что в стране некому работать, мне хочется спросить этого человека – где для него заканчивается Россия? У нас пропадают люди даже в моногородах, я уж не хочу вспоминать о несчастных поселках, расположенных за тысячи километров от райцентров. У нас гибнет страна благодаря этой политике геноцида русского народа. Макар». Макар, не только русского, геноцида всех, кто является русскими по культуре. «К сожалению, перекрыть границы нам не дадут, толстосумам нужен дешевый азиатский труд». «В Самаре на набережной толпа людей нерусской культуры, ломали забор, кидали на дорогу обломки и кричали: «Аллах Акбар!» И так часа полтора. Звонил 02, со мной разговаривали минут 30, выяснили про меня все, вплоть до рождения, но полиция так и не приехала. Эти потом спокойно разошлись сами». Почему правительство не хочет думать, как вы? Ну, потому что правительство у нас в значительной степени либеральное. А либерал – это тот, кто считает искренне, глубоко, что государство должно служить не народу, а глобальным спекулянтам. Если для того, чтобы обслуживать интересы глобальных спекулянтов и связанных с ними коррупционеров, нужно, чтобы, как говорил Столыпин, «наш народ превратился в навоз, на котором будут произрастать другие народы, значит, такую политику оно и будет проводить». Давайте еще примем звоночек. Петр, вы в эфире.

Петр:

— Добрый день. Вот у нас безвизовый режим с азиатскими республиками, они приезжают сюда, регистрируются, получают патенты на работу. Теперь у нас визовый режим с западом. Прибалтика, Польша и так далее. Что мы там имеем? Мы имеем движение, военные машины с запада на восток со страшной силой, да. Так что же лучше? По-моему, лучше все-таки такой безвизовый режим с контролем, чем визовый режим с западом. И еще. У нас безвизовый режим с Израилем. Вот сейчас МИД РФ заявило, что оно признает право Израиля на западный Иерусалим в качестве столицы. Израиль у нас занимает антисирийскую, антииранскую, проамериканскую позицию, и мы с ним играем в куличи. Вот.

Делягин:

— Позиция внешнеполитическая Израиля – это внешнеполитическая позиция. Это можно обсуждать бесконечно долго, но вопрос террора – это вопрос безопасности. Из Израиля к нам террористы, по-моему, не приезжают. Приезжают люди не очень симпатичные, всякие представители движения типа Хабада, но они с точки зрения террора пока безопасны. Насчет того, что западная военная машина, придвигающая к границам, хуже, чем свободный ввоз наркотиков и въезд людей, которые потом занимаются терроризмом, вы знаете, это абсолютно ложный выбор. У нас есть визы со странами, с которыми у нас нормальные отношения и которые к нам угрожающим образом не придвигаются…

Ну, вот появилась новость, что это неонацист, что это не исламский террорист, но – откуда у нас, в стране, победивший нацизм, возникает неонацизм? Как он возникает? А он ровно так и возникает, когда не очень культурный человек или отчаявшийся человек видит, что государство не защищает его от этнической, иногда даже не преступности, а просто хулиганства, когда он видит, что приезжают люди, которые абсолютно чужды его стране, и не хотят нормально к ней относиться и переносят свои законы в эту страну, общаются с людьми, которые бежали из той же самой Средней Азии в свое время, которые рассказывали, какой там творился ад кровавый, в том числе, и понимают, что вот многие из этих гастарбайтеров, вольно или невольно, они не могут интегрироваться, даже если захотят, просто в силу некоторых культурных различий. И они несут с собой в Россию, в нашу страну, тот социальный ад, из которого они бегут. И когда человек не очень культурный, не очень образованный, вот он, видя это и ощущая это, он и становится неонацистом, который опасен для окружающих, не меньше, чем исламские террористы. Но я надеюсь, что я ослышался, мне показалось, что я услышал потрясающую фразу сейчас офицера ФСБ, что это, оказывается, был не терроризм. Ну, человек с автоматом, с гранатой пришел в приемную ФСБ уже после профилактической беседы, как можно понять из разговора, убил посетителя, убил офицера ФСБ, но это не терроризм. Я просто хочу задать вопрос – а что это тогда такое? Вот такое демонстративное убийство – это как? Может быть, это тоже художественное самовыражение? Акт свободы творчества, как у господина Павленского, который поджег дверь в главное здание ФСБ в центре Москвы. Это как понимать? То есть, мы уже не только страну превращаем в проходной двор, ФСБ тоже в этой же категории? «Гражданам не надо забывать, что наша страна не собственность властителей, — это пишет 4235, — это наша страна. И как мы тут будем жить, по каким правилам, это решать не им, а нам, народу». Вы, главное, фамилию не подписывайте, потому что это теоретически вот еще пару слов и это можно квалифицировать по законам РФ как экстремизм. И тогда вы реально можете быть лишены свободы, если вы это продолжите в неаккуратной, в невыверенной форме. «У нас в Перми выходцам из Средней Азии нет никаких границ, — пишет 6265, — я одинокая женщина, пенсионерка, но полиция меня не защищает от двух братьев-узбеков, которые меня избивали до нетрудоспособности, убивали нескольких моих домашних животных, постоянно мне угрожают расправой в целях вымогательства средств и (внимание!) продуктов питания. И никаких действий от полиции. Наталья Анатольевна. Пермь». Ну, вы знаете, бывают случаи, когда просто люди неуравновешенные пишут некоторые глупости, но вообще говоря это очень правдоподобно в свете того, что мы здесь уже наслышались. «У вас изначально мусульмане виноваты во всем». Значит, так, не надо передергивать – мусульмане одно, исламские террористы – это другое. Это разные вещи. Но я ничего не слышал в последнее время про религиозный христианский терроризм, ну, если не считать таковым иудеяпротестантскую политику Соединенных Штатов Америки, но это будет некоторая натяжка. Про буддийский терроризм я тоже ничего не слышал. И про атеистический терроризм со времен богоборчества 30-х годов, хрущевских, я тоже не слышал ничего. Так что давайте учитывать реальность. Михаил, вы в эфире, здравствуйте.

Михаил:

— Добрый день. Мне кажется, что вы не до конца осветили вот эту тему – в приемной ФСБ в Хабаровске. Ведь надо понимать, что ситуация, когда к нам едут гастарбайтеры, она родилась не на пустом месте. Что если создается такая ситуация, это значит кому-то выгодно. И это уже вопросы экономики. То есть, если экономика начинает…

Делягин:

— Спасибо большое, но, вероятно, вы не очень внимательно слушали, потому что я говорил о заинтересованности бизнеса, который я считаю недобросовестным, в занижении зарплат. И это материальная заинтересованность в гастарбайтерах. И я говорю о заинтересованности коррупционеров в том, чтобы иметь дело не с людьми, которые считают взятку преступлением, а с людьми той культуры, в рамках которой взятка является нормальной деловой транзакцией. Вот тут человек пишет, который писал, что это не их, а наша страна, что по Конституции власть у нас исходит от народа. Уважаемый Скиф, у нас некоторые люди читали Конституцию и думали, что у них есть свобода собраний без оружия, мирных, по 31 статье. Их несколько лет подряд били или задерживали на центральных площадях, по крайней мере, Москвы, потому что они думали, что Конституция у нас действует. У нас по Конституции государство является социальным, у нас по Конституции есть право на жизнь, хотя огромная часть людей, 10% населения имеют доходы ниже прожиточного минимума. 10% — это официальная статистика Росстата после снижения этого прожиточного минимума и после вероятного занижения уровня инфляции. Давайте примем еще звоночек. Евгений, вы в эфире.

Евгений:

— Здравствуйте. С удовольствием слушаю ваши все передачи, даже в повторе смотрю. Вы знаете, вот я полностью с вами согласен, потому что много всяких вот этих конфликтных ситуаций являются тем, что в принципе русский народ, у него нету… ну, государство всех защищает, все национальности, все правильно. Но помимо этого почти у каждой национальности есть свои… ну, не партии…. а как это… у них есть организации, которые защищают своих.

Делягин:

— Я понял, тех, кого они считают своими. Вы знаете, мне тоже это очень обидно, но я могу сказать, что эти организации не находятся под давлением государства. Еще не так давно лозунг «русский – значит, трезвый» в некоторых регионах страны как и пробежки русской молодежи за трезвость реально вызывали обвинения в экстремизме со стороны правоохранительных органов и достаточно жесткие проблемы, разговоры, достаточно жесткое профилактирование, а кое-где и не только профилактирование. Мы говорим, что проклятый Янукович подавлял русское движение, русские организации на Украине хуже любого националиста. И это было одной из причин того, что нацизм так легко захватил власть. Вы знаете, совсем не так давно это же происходило у нас. И в некоторых регионах, я вполне допускаю, это же происходит и сейчас. Я очень хорошо помню, как в 2006 году я вдруг обнаружил, что самое наиболее активно продвигаемое словосочетание с участием слова «русский» это было слово «русский фашист». Эти времена кончились. Но они могут вернуться. И во-вторых, антинациональная, антиобщественная политика коррупционеров и либералов является в первую очередь, на мой взгляд, и антирусской политикой, причем, русской не по национальности, а по культуре. Насчет того, что нужно учитывать специфику тех или иных мест, знаете, специфику надо учитывать, потому что она есть, отворачиваться от реальности, игнорировать ее это значит уподобляться правительству господина Медведева. По крайней мере, в части экономики. Вот в Советском Союзе замуж можно было выходить с 18 лет. На Украине – не то что в Средней Азии – можно было выходить замуж с 16 лет. Потому что на юге люди становятся взрослыми в физиологическом смысле слова быстрее. В Прибалтике не было статьи за гомосексуализм в Советском Союзе в Уголовном кодексе, это была одна, кстати, из причин того, почему большое количество интеллигентов туда переселялось. Там это было немножко предосудительно, но вот уголовной статьи за это, как мне рассказали недавно правоохранители, не было. Давайте еще один звоночек примем.

Галина:

— Добрый день. Я с вами полностью согласна. Если у нас государство российское является правовым, то законы должны работать. Как для чиновников, так и для других должностных лиц. Я в 2011 году работала в Москве, в организации ООО «Русское бистро». И мне не заплатили зарплату и вот я на протяжении шести лет переписываюсь, я потратила уже две тысячи рублей на отправление заказных писем и мне никто не может решить проблему с выплатой зарплаты. Инспекция по труду города Москвы не хочет… Так наши права кто-то будет защищать? Я сейчас Медведеву написала повторное письмо… И куда я только ни обращалась…

Делягин:

— Спасибо, Галина. Я надеюсь, что «Комсомолка» об этом напишет, потому что это известная история в общем-то. У нас не защищаются трудовые права граждан. У меня такое ощущение, что, если бы Галина принадлежала к какой-нибудь диаспоре, которая решает вопросы не всегда полностью и исключительно правовыми методами, то я сильно подозреваю, что у Галины этой проблемы бы не было. Потому что наше государство, по моим ощущениям, оно действительно давит все, кроме спекулянтов. И бизнес тоже давит достаточно беспощадно и жестоко. И поэтому в какой-то критический момент может оказаться, что никто не будет его защищать. У нас формируется сословие. Российская империя рухнула, потому что сословное государство несовместимо с промышленностью, Советский Союз рухнул по той же причине. И у нас сейчас опять возрождаются сословия. И если вы обычный, нормальный человек – я не люблю слово «простой» — то вы для государства оказываетесь не человек и вы не можете защитить свои права, как бы подробно они ни были расписаны в разного рода бумажках, начиная с Конституции.

Вы знаете, я хотел уйти на другую тему, но я не могу оторваться, так вы пишите. Вот пишет, вероятно, с аккаунта жены или дочери, потому что Ирина. «Добрый день, занят в сфере строительства. Я русский. Расценки на работы падают с того времени, как пошел наплыв помощничков из Средней Азии. Заработанный рубль весит для них здесь больше, чем для нас, специалистов, живущих у себя на своей земле. Полиция нас не бережет от мигрантов, потому что в нее, полицию, просочились люди из Азии». Уважаемый Константин, вот вы сейчас сказали страшную вещь. Надо понимать – есть разница между культурами и есть разница между национальностями. Даже если человек другой, его нельзя считать преступником изначально и исходно. Я напомню вам, что в делах против патриотов России, когда людям на ровном месте «шили» уголовные дела и некоторых сажали, их сажали не выходцы из Азии, их сажали люди с русскими фамилиями. Сейчас в Перми судят очень хорошего человека, Романа Юшкова, который, высказывая то, что высказывают многие из вас здесь, я не все записи могу прочитать, он допустил некую неосторожность, вероятно, и его сейчас судят за экстремизм. Его бросились защищать практически все диаспоры города Перми. Люди говорили, что мы не чувствуем себя обиженными, что так и надо, он все правильно говорит. В конце концов, нашли каких-то представителей одной из диаспор, которые сказали – нет, мы все-таки чувствуем себя обиженными – и сейчас его судят за то, что он исходит из того, что Конституция РФ должна выполняться в Российской Федерации, насколько я могу судить. Хотя, может быть, я тоже экстремист, если я так считаю. Но его судят. И высказывают в его адрес абсурдные и безумные, на мой взгляд, обвинения люди с русскими фамилиями. С другой стороны, как вы, Константин, выразились – «люди из Азии». Я знаю многих людей из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, которые абсолютно добросовестные и очень хорошо выполняют свои обязанности. И они не являются русофобами и они не являются какими-то там безумцами исламистами, они нормальные. И ссориться с ними, закрываться от них просто так немножко нелепо. И обвинять их просто так, на мой взгляд, это действительно преступно. Давайте примем звоночек.

Дмитрий:

— Здравствуйте. У меня несколько вопросов. Возможна ли победа в России нацизма под маской либерализма? Не считаете ли вы, что Навальный своим докладом о коррупции Дмитрия Медведева поднял ему рейтинг и сделал пиар? Как вы считаете, каковы должны быть шаги правительства, чтобы вывести Россию из кризиса?

Делягин:

— Значит, первое. Либералы в России торжествовали победу все 90-е годы и в значительной степени, на мой взгляд, это была победа нацизма под маской либерализма. Нацизма русофобского, антирусского, как сейчас на Украине. В 1995 году, работая в администрации президента, я употребил словосочетание «национальные интересы России» в служебной записке и едва не вылетел с работы, потому что, во-первых, никаких национальных своих интересов у России быть не может, потому что она должна полностью подчиняться мировому сообществу, то есть, США. Во-вторых, любое употребление слова «национальный» по отношению к России, к русским, — это фашизм. И до 2006 года это держалось и было очень устойчивым. Навальный Медведеву пиар не сделал, но наше государство не увольняет тех, кто вызывает общественное негодование, поэтому Навальный продлил время существования Медведева на посту премьера и здесь я не могу назвать это работой. Что касается – что делать? – это я расскажу потом, в следующих передачах, я это говорил много раз. Значит, я обращаю внимание еще на одну вещь. Здесь вот писал Анатолий о порче рынка труда, о том, что сбивают расценки на труд до такой степени, что человек, который платит коммуналку, не дай бог, еще и кредиты, и который хочет жить по-человечески, а не в землянке или в коровнике, физически не может соглашаться на эти расценки. И потом его же еще обвиняют в безделье и глумятся над ним, оскорбляя, в том числе, и по национальному признаку, оскорбляя абсолютно безнаказанно. С другой стороны, господин Медведев тут рассказывает про инновации и технологические прогрессы, про модернизацию, но использование рабского по сути дела труда гастарбайтеров не только превращает нас в рабовладельческое общество со всеми негативными последствиями вплоть до угрозы аналога восстания Спартака. Это еще и полностью блокирует технический прогресс. Потому что даже простейший экскаватор использовать уже неэффективно, и неразумно, и нерационально. Кстати, вот вы пишите – в нашей истории все повторяется, читайте из речи на суде Петр Алексеев – это социал-демократ, народоволец, по-моему, 21 февраля 1877 года. Цитирую. «Заработную плату довели до минимума. Из этого заработка все капиталисты без зазрения совести стараются всевозможными способами отнимать у рабочих трудовую копейку и считают этот грабеж доходом». По-моему, весьма актуально в свете того, что у нас здесь происходит. Вот Алексей пишет: «Идиотская ситуация – еще три года назад русскоговорящий, русский человек приехал в Россию с Донбасса, прошел все медкомиссии, все инстанции УФМС, нашел здесь и официально устроился на работу, снимает жилье. Есть временная прописка и регистрация. Чего это ему стоило, можно только догадываться. Недавно ему отказали в ФМС в получении квоты, так как у него нет его собственного жилья». Слушайте, это издевательство и надругательство над людьми. Ну, если это не фашизм, наверное, это можно назвать каким-то другим словом. Я думаю, что украинские нацисты аплодируют этому решению ФМС. «Теперь ему не светит ни квота (то есть, возможность легально работать), ни российское гражданство. Удивляет, почему даже практически не говорящий на русском языке восточный гость может иметь российский паспорт в кратчайший срок?» Потому что, на мой взгляд, нужна, во-первых, бесплатная дешевая рабочая сила, во-вторых, диаспоры стали уже реальной политической силой, как мы видим и государство и многие чиновники не хотят ссориться с ними. И многие работодатели берут их на работу, уже выплачивая зарплаты даже выше, чем гражданам России, потому что не хотят связываться и ссориться с диаспорами. Кроме того, коррупция остается коррупцией. Потому что наши чиновнички, коррумпированные, многие из них, не хотят иметь дело с людьми, которые считают коррупцию преступлением, а не нормальной деловой транзакцией. И мы получаем ситуацию, как в Хабаровске, где прямо во время нашей передачи ситуация дважды изменилась на 180 градусов. Сначала представители ФСБ сказали, что никакого исламского терроризма, все хорошо, он наш доморощенный нацист. И мне тут написали, что я неправильно считаю его террористом, поддержав официальную точку зрения ФСБ, что это не терроризм. А потом выяснилось, что он два года назад принял ислам и, скорее всего, все-таки это терроризм… Пожалуйста, Роман, вы в эфире.

Роман:

— Здравствуйте. У меня такой вопрос. Вы буквально 15 минут назад сказали, что государство давит наш бизнес беспощадно и жестоко, да. Я считаю вас очень умным и очень честным доктором экономических наук и у меня к вам вопрос – что делать со ставропегиальным(??) нашим бизнесом? В нашем Сергиевом Посаде торговля идет золотом, бриллиантами, антиквариатом, ювелиркой, продуктами… — все без НДС…

Делягин:

— Это церковный бизнес?

Роман:

— Владимир Владимирович, конечно, может с широкого плеча дарить Владимиру Михайловичу всякие там…

Делягин:

— Спасибо, я понял. Суть дела в том, что Русская православная церковь не облагается налогом не только в той части, в которой она служит Богу, но и в нашей стране бизнес, который принадлежит религиозным общинам, в частности, РПЦ, тоже не облагается налогом. И этот бизнес, естественно, вытесняет бизнес, который не связан с церковью. Это классическая недобросоветская конкуренция. Я думаю, что времена извинения перед религиями за то, что при советской власти их считали отставшими от времени, эти времена должны пройти. Наше государство извинилось, не говоря уже о том, что возродило в 1943 году Русскую православную церковь официально, легально, не говоря о том, что последние репрессии были в 60-е годы, извинения принесены делом. Передано все, что только можно. И такое ощущение, что сегодня фактором, который разжигает рознь в нашей стране, является алчность некоторых, извините, служителей Господа. Эта ситуация должна быть купирована. Не должно возникать, когда неадекватное поведение некоторых, с моей точки зрения, священников является причиной возникновения антирелигиозных и антицерковных отношений, является причиной реального возникновения раскола в нашем обществе. Поэтому льготы церковному бизнесу и льготы церкви в целом это были извинения и время этих извинений немножко затянулось. 25 лет мы извиняемся и все наизвиняться не можем. Поэтому, если церковный бизнес начинает вытеснять обычный бизнес, а я знаю, что это так, не только по вашему звонку, уважаемый коллега, хватит, проехали. Если есть банк у церкви, если есть церковные банки, замечательно, прекрасно. Но работают пусть на общих основаниях. Там, где люди молятся богу, вот этот процесс облагать налогом нельзя, это молитва. Поэтому храм не должен платить налог на недвижимость. А вот подсобное хозяйство при этом храме, извините, должно. Может быть, для этого нужно прийти к греческому варианту и, кстати, к турецкому, где священнослужитель, получает зарплату от государства, и достойную зарплату, а государство за это его лицензирует. Чтобы в его проповедях не было разжигания и не было вещей, которые несовместимы с законами божескими и человеческими. Может быть, и так стоит сделать тоже, потому что, если лишить церкви бизнеса, она, естественно, закричит, что – а за счет чего я тогда буду существовать? Я думаю, что это правильный подход и он назрел, и действия некоторых представителей наших религиозных конфессий, не только РПЦ, на мой взгляд, это подтверждают весьма убедительно. Значит, что еще пишут? «Нужно депортировать всех мигрантов с криминальным прошлым, как это хотел сделать Трамп в Америке. После чего ввести визовый режим с азиатскими странами». Повторюсь, кто с нами интегрируется, не на словах, а не деле, хорошо, не надо с ними делать визового режима. Но не только депортировать всех мигрантов с криминальным прошлым, мне больше нравится французский опыт, тем более, что у Трампа намерения, а у французов это было сделано реально, на деле и на практике. У Франции есть правило, что, если натурализовавшийся гражданин, то есть, человек, который не родился во Франции, а получил гражданство не как француз, а как приехавший, как эмигрант, совершает преступление, он лишается этого гражданства. Автоматически. И если он же совершает за год несколько административных правонарушений, то он точно так же этого гражданства лишается. Я думаю, что это будет очень хороший способ решить проблему с теми паспортами, которые были просто розданы. Потому что мне сейчас пишут – человеку повезло, он за шесть месяцев себе сделал гражданство, русский из Средней Азии, а родителей мурыжили четыре года. Родителей, пенсионеров. А человек, который взорвался в Санкт-Петербурге, я подозреваю, что четыре года его не мурыжили и получил он все быстро и с воплями восторга со стороны нашей миграционной службы. Поэтому люди, которые нарушают здесь закон, должны, в том числе, лишаться гражданства. И это должно быть абсолютным правилом. И вот, пожалуйста, Франция задержала трех членов семьи террориста, который расстрелял полицейских в центре Парижа. Если бы это случилось у нас, вся демшиза, все рукопожатные человеки уже выли бы по всем центральным каналам, глушили бы нас воплями о том, как это жестоко, как это несправедливо. Израиль взрывает дома террористов. Франция задерживает членов их семей. И я считаю, что это правильно. Если вы воспитали террориста, если вы воспитали негодяя, вы за это должны отвечать. Сын за отца не отвечает, а отец за сына – нравится это или не нравится – к сожалению, отвечает.

 «Комсомольская правда»

Разделы статьи
Позиция
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Новости smi2.ru