Сен 13, 2012
86 Просмотров
0 0

Либеральное искусство и растление России: мэрия Москвы в лучшем случае покрывает сексуальный ад в московских театрах

Автор:

1

Любой человек, который пытался взаимодействовать с нынешним российским государством на каких-либо иных, отличных от голого меркантилизма, началах, производит впечатление безнадежного и конченого романтика. Потому что он, как мне кажется, чего-то не понимает

Но что происходит в мире? Мир валится в глобальную рецессию. Этот процесс можно успешно притормаживать на то или иное время, где-то он идёт быстрее, где-то — медленнее, но этот процесс всеобщий, нет ни одной страны, которая не была бы им затронута. Поэтому в рецессию мы упадём всем человечеством вместе. Это будет тяжелейшая рецессия, намного более страшная, чем Великая Депрессия 30-х годов, поскольку выхода из неё через войны и расширение конкуренции попросту нет. Вторая мировая война стала выходом из Великой Депрессии, потому что она из существовавших тогда пяти экономических макрорегионов оставила только два. И за счет расширения пространства монополии, загнивавшие каждая в своем макрорегионе, получили новый импульс конкуренции. А сейчас расширяться уже некуда, и эта ситуация блокирует даже имеющиеся возможности технологического прогресса, не говоря уже о перспективных разработках. Отсюда практически неизбежно «новое средневековье» или даже «новое рабовладение» с лишением огромного количества людей, в том числе — в развитых странах, почти всех привычных им прав, с полным отрывом управляющей элиты от управляемой массы.

Мы отчасти к этому уже идём и отчасти к этому уже привыкли. В этом движении вспять Россия оказалась в авангарде, не нужно делать вид, что это не так. Но глобальный управляющий класс, который уже сложился в планетарном масштабе, очень жестко противостоит любой национальной обособленности и любой национальной самостоятельности. И это обстоятельство открывает новые возможности для патриотов всех стран, которые раньше самозабвенно грызлись между собой за границы, рынки и прочее, потому что их попросту сметает общий для них враг — глобальный управляющий класс.

Наши либералы — представители и агенты именно этого глобального управляющего класса, которые давно не имеют никакого отношения к идеалам свободы и прав человека, зато твердо убеждены в том, что все государственные аппараты призваны отстаивать не интересы собственного населения, а интересы глобального бизнеса.

Но считать российский государственный аппарат только по этой причине положительным фактором мировой политики я бы не решился. Поскольку его специфика такова, что нам впору запрещать использование слова «коррупция». Ибо «коррупция» подразумевает, что воровство — это плохо. Между тем именно воровство выступает сегодня как фундаментальная основа нашего государственного строя. Его принципы можно сформулировать следующим образом: «Разворовать и уничтожить всё, что есть, полученные активы вывезти за границу и там легализовать в качестве личной собственности». Эти люди сами себя называют «оффшорной аристократией», и к этому ни убавить, ни прибавить ничего нельзя. В этом отношении разница между либеральным кланом и теми, кто ему противостоит, вовсе не принципиальная. Но, поскольку кризис всё ближе и ближе, наша правящая верхушка рано или поздно оказывается перед выбором: или ждать, пока к ним прилетит очередная Хиллари Клинтон с батальоном спецназовцев и реквизирует их собственность, или начать решать самые насущные, жизненно важные проблемы государства и общества, которыми они управляют.

Таких проблем у современной России ровно шесть. 

Первая — пресечение коррупции. Ничего сложного в этом нет.

Вторая — ограничение произвола монополий.

Третья — обеспечение реального прожиточного минимума для всех граждан РФ. Это сегодня нормальная граница не только для социалистического, но и для любого, желающего развиваться, общества.

Четвертая — разумный протекционизм во внешней торговле. Потому что сегодня у нас происходит массовое уничтожение рабочих мест. С одной стороны — при помощи свободного доступа иностранных конкурентов на российский рынок, а с другой — при помощи массового импорта инокультурной рабочей силы, более толерантной к коррупции, чем коренные россияне.

Пятая — восстановление культурно-информационного пространства страны. Нужно прекратить глумление над традиционными ценностями нашего народа, восстановить систему образования, способную поддерживать и развивать существующий на территории России технологический уклад.

И только последнее — опережающая модернизация экономики. Здесь у нас есть два мощных союзника. Во-первых, это «старая Европа», которая напугана кризисом, давлением США и впервые за много десятилетий снова хочет с нами дружить. Когда в 2004 году Путин предложил европейцам пакт «энергия в обмен на технологии», его даже не захотели слушать. Но сегодня такая возможность становится реальностью. А для нас союз с Европой необходим хотя бы для того, чтобы быть партнерами китайцев, а не гарниром на их столе. И, во-вторых, это жесткость глобального финансового прессинга, который американцы хотят распространить практически на весь мир. Дело дошло до того, что мы могли бы создать собственный оффшорный центр для европейцев — например, на территории Псковской области. Оффшорный центр, помимо денег, приносит еще возможность всегда знать, кто, кому, сколько и за что платит. А знание этого является не меньшим фактором международных отношений, чем обладание стратегическим ядерным потенциалом.

Михаил Делягин

 «Завтра»

SpyLOG Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Новости smi2.ru