На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997





Главная   >  Делягина цитируют

Что потеряли и что обрели мы 25 лет назад?

2016.12.10 , Труд , просмотров 2127

8 декабря 1991 года руководители России, Украины и Белоруссии подписали Беловежские соглашения, закрепившие фактический распад Советского Союза. Формально СССР просуществовал до 26 декабря 1991-го, но это уже были судороги. А с января 1992-го Россия открыла новую страницу в своей истории...

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации

— Потеряли огромную высокоразвитую технологическую цивилизацию. А еще самое гуманистическое общество в истории. Взамен обрели свободу ругать друг друга, ездить за границу, больше потреблять. Но всем ли сегодня хватает денег съездить за рубеж? И сколько из сотен сортов колбасы безопасны для организма?

Дмитрий Орешкин, политолог

— Получили рыночную экономику, конвертируемый рубль. Появился смысл зарабатывать и стимул производить именно то, на что есть спрос. Благодаря реформам начала 90-х мы не голодаем и можем одеться. Вопрос «где достать ботинки?» сменился вопросом «где достать деньги?». И это, поверьте, большой прогресс. Много ли мы потеряли? Не думаю. По опросам социологов, в 1990-м проблема утраты единого государства стояла на 5-6-м месте у советских граждан. А на первых строчках — товарный дефицит, безработица, криминал. Теперь, когда с едой проблема решена, а за авто не надо стоять в очереди годами, людям захотелось великой страны. Проснулась ностальгия по СССР. Все хотят жить в стране, первой отправившей человека в космос. Но все ли хотят во имя космоса тесниться в коммуналке? Сегодня на россиянина приходится 25 кв. метров жилплощади. А в гагаринские годы их было всего семь.

Олег Шеин, депутат Госдумы РФ

— Произошло раздербанивание национального богатства между начальниками. Беловежские соглашения лишь увенчали давно зревший процесс. Распад страны отвечал аппетитам партноменклатуры в республиках. Все хотели стать большой рыбой в маленьком пруду. Чаяния народа, конечно, никого не волновали. Все это сопровождалось крахом экономики и локальными войнами. Был третий путь между советским застоем и диким капитализмом. Но плохо организованное общество с крепкой верой в «доброго царя» не восприняло его. Коллапс был, видимо, неизбежен.

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока

— Страна обрела новую жизнь. А хороша ли она — вопрос. Те, кто был никем в СССР, в новой России смогли стать начальниками, госчиновниками, олигархами. А кто-то потерял смысл жизни. Ничего нового: так было, так будет. История не знает сослагательного наклонения. Распад Римской империи — хорош он или плох? Рабу-то все равно, легату — катастрофа. А вождь варварского племени получает огромные возможности. Вот и мы в большинстве своем сегодня пытаемся выжить. Но разве не тем же занимались наши дедушки? Рассуждать о том, как люди мастерски усложняют друг другу жизнь, удобно только стороннему наблюдателю.

Павел Пожигайло, исполнительный директор Всероссийского хорового общества

— Мы потеряли страну в 300 млн человек. Это самодостаточный рынок. Потеряли подходы к Европейскому союзу, не удержали Прибалтику. А ведь на момент 1990 года не более 10% прибалтов были настроены к Центру агрессивно, остальные выжидали. А многие понимали, что обретение независимости маленькой страной несет большие испытания в скором будущем. Конечно, если распад СССР был неотвратим, этим нужно было переболеть. Вылезли скрытые болячки, и это плюс. Мы лучше понимаем наших соседей, знаем историю недуга. Сейчас главное — назначить правильное лечение. Власть пытается восстановить прежние связи в формате ЕврАзЭС. Дело за дипломатией, экономическими реформами. В нашей политике не хватает деятелей с примаковской брутальностью, слишком много легковесов. Нам жизненно необходима новая управленческая элита. Появится она, сдвинется дело с мертвой точки — и тогда ностальгия по СССР уступит место историческому оптимизму.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015