На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Как Вы думаете, можете ли Вы защитить в российском суде Ваши законные интересы?:
Результаты

АРХИВ
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997






Главная   >  Делягина цитируют

Путин протянул Западу оливковую ветвь... ну, может, сначала и похлестал по щекам, но потом все же протянул.

2014.10.26 , просмотров 350

ВВП ВЫСТУПИЛ С ПОСЛАНИЕМ ЗАПАДУ О ВОЙНЕ И МИРЕ

Президент России пообщался накануне с членами международного дискуссионного клуба «Валдай», обсуждавшими тему «Новые правила игры или игра без правил». Речь его была весьма откровенна. Владимир Путин выступил против диктата США в современном мире, которые считают себя победителями в «холодной войне». Он потребовал учитывать национальные интересы нашей страны и относиться к России как к равноправному партнеру. Что касается Украины, то президент вновь пояснил, что Россия не аннексировала Крым, а приняла его в свой состав после законного всенародного референдума, проведенного в соответствии с международным правом. Конфликт же на Донбассе можно урегулировать только путем мирных переговоров, на которых в полной мере учитывалось бы мнение жителей юго-востока Украины.

 
 

ПОБЕДИТЕЛИ В ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ РЕШИЛИ ПЕРЕКРОИТЬ МИР ПОД СЕБЯ

«Буду говорить прямо, откровенно. Некоторые вещи, может быть, покажутся избыточно жёсткими. Но если не говорить прямо и не говорить честно о том, что мы реально и по-настоящему думаем, то тогда в таком формате нет смысла собираться», — так начал свое выступление российский президент.

Владимир Путин отметил, что современный мир стремительно меняется, но нельзя забывать уроки истории. Во-первых, смена мирового порядка, как правило, сопровождалась если не глобальными столкновениями, то цепочкой интенсивных конфликтов локального характера. Во-вторых, мировая политика — это, прежде всего, экономическое лидерство, вопросы войны и мира, гуманитарной сферы, включая права человека. «В мире накопилось множество противоречий. И нужно откровенно друг друга спросить, есть ли у нас надёжная страховочная сетка. К сожалению, гарантий, уверенности, что существующая система глобальной и региональной безопасности способна уберечь нас от потрясений, нет. Эта система серьёзно ослаблена, раздроблена и деформирована. Непростое время переживают международные и региональные институты политического, экономического, культурного взаимодействия», — считает он.

Многие механизмы обеспечения миропорядка сложились по итогам Второй мировой войны. Прочность этой системы основывалась не только на балансе сил, не только на праве победителей, но и на том, что «отцы-основатели» этой системы безопасности относились с уважением друг к другу, не пытались отжать всё, а пытались договариваться. И эта система развивалась и при всех изъянах помогала если не решать, то хотя бы удерживать в рамках существующие мировые проблемы, регулировать остроту естественной конкуренции государств.

Но после краха Советского Союза, США посчитали себя победителями в холодной войне. И вместо установления нового баланса сил, который является необходимым условием порядка и стабильности, напротив, были предприняты шаги, которые привели к резкому усугублению дисбаланса. «Холодная война закончилась. Но она не завершилась заключением „мира“, понятными и прозрачными договорённостями о соблюдении имеющихся или о создании новых правил и стандартов. Создалось впечатление, что так называемые победители в холодной войне решили дожать ситуацию, перекроить весь мир исключительно под себя, под свои интересы», — подчеркнул президент, добавив, что «так ведут себя, извините, нувориши, на которых вдруг свалилось огромное богатство, в данном случае в виде мирового господства, мирового лидерства».

ЗАПАД ПОДДЕРЖИВАЛ ВТОРЖЕНИЕ ТЕРРОРИСТОВ В РОССИЮ

По мнению Путина, из-за такого поведения, под давлением «правового нигилизма» шаг за шагом сдавало свои позиции международное право. Объективность и справедливость приносились в жертву политической целесообразности. Юридические нормы подменялись произвольным толкованием и пристрастными оценками. «При этом тотальный контроль над глобальными средствами массовой информации позволял при желании белое выдавать за чёрное, а чёрное за белое», — сказал он. Само понятие «национальный суверенитет» для большинства государств стало относительной величиной. По сути, была предложена формула: чем сильнее лояльность единственному центру влияния в мире, тем выше легитимность того или иного правящего режима.

Путин предложил аудитории задать себе вопрос: насколько всем нам комфортно, безопасно, приятно жить в таком мире, насколько он справедлив и рационален. Может быть, у нас нет веских оснований волноваться, спорить, задавать неудобные вопросы? Может быть, исключительность Соединённых Штатов, то, как они реализуют своё лидерство, это действительно благо для всех, а их повсеместное вмешательство во все дела в мире несёт покой, благополучие, прогресс, процветание, демократию — и нужно просто расслабиться и получить удовольствие? «Позволю себе сказать, что это не так. Это абсолютно не так», — ответил он.Меры воздействия на непокорных хорошо известны и многократно опробованы: силовые акции, экономическое и пропагандистское давление, вмешательство во внутренние дела, апелляции к некой «надправовой» легитимности, когда надо оправдать неправовое урегулирование тех или иных конфликтов, устранение неугодных режимов. «В последнее время появились свидетельства, что в отношении ряда лидеров используется и откровенный шантаж, — говорит президент. — Недаром так называемый большой брат тратит миллиарды долларов на слежку по всему миру, в том числе и за своими ближайшими союзниками».

Односторонний диктат и навязывание своих собственных шаблонов приносят прямо противоположный результат: вместо урегулирования конфликтов — эскалация; вместо суверенных, устойчивых государств — растущее пространство хаоса; вместо демократии — поддержка весьма сомнительной публики: от откровенных неонацистов до исламистских радикалов. Путин напомнил, что многие нынешние экстремистские организации, такие как «Талибан» и «Аль-Каида», появились во многом благодаря необдуманным действиям США. «Запад если не поддерживал, то закрывал глаза, а я бы сказал — и поддерживал на самом деле информационно, политически, финансово вторжение международных террористов в Россию, мы этого не забыли», — напомнил также он и еще раз подчеркнул деструктивную роль западных стран в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии.

«Россия неоднократно предостерегала об опасности односторонних силовых акций, вмешательства в дела суверенных государств, заигрывания с экстремистами и радикалами, настаивала на внесении группировок, воюющих против центрального сирийского правительства, прежде всего ИГИЛ, в списки террористических организаций. Ну и что, результат какой? — задал вопрос Путин. — Бесполезно. Порой складывается впечатление, что наши коллеги и друзья постоянно борются с результатами своей собственной политики, бросают свою мощь на устранение рисков, которые сами создают, платят за это все возрастающую и возрастающую цену».

РОССИЯ НЕ БУДЕТ КОГО-ЛИБО О ЧЕМ-ЛИБО ПРОСИТЬ

Российский президент считает, что наращивание доминирования одного центра силы не приводит к росту управляемости глобальными процессами, а, напротив, подобная неустойчивая конструкция доказала свою неспособность эффективно бороться с такими подлинными угрозами как региональные конфликты, терроризм, наркотрафик, религиозный фанатизм, шовинизм и неонацизм. В то же время она открыла широкую дорогу для проявления национального тщеславия, манипулирования общественным мнением, грубого подавления воли слабого волей сильного. «По своей сути однополярный мир — это апология, апологетика диктатуры и над людьми, и над странами», — уверен он.

На его взгляд, сейчас предпринимаются попытки раздробить мир, провести разделительные линии, сколотить коалиции по принципу не за, а против кого бы то ни было, вновь сформировать образ врага, как это было в годы холодной войны, и получить право на такое лидерство. Но подобные шаги неизбежно будут порождать противодействие, ответную реакцию и также принесут ровно обратный эффект, прежде всего, в сфере экономики.

 
 

Президент в этой связи затронул тему санкций, введенных против России. Он считает, что любые санкции подрывают основы мировой торговли и правила ВТО, принципы незыблемости частной собственности, расшатывают либеральную модель глобализации, основанную на рынке, свободе и конкуренции — модель, главными бенефициарами которой и являются страны Запада. «Спрашивается: зачем это нужно делать?», — задал риторический вопрос глава государства и добавил, что «на мой взгляд, наши американские друзья просто режут сук, на котором сами сидят».

Он подчеркнул, что нельзя смешивать политику и экономику. «Я считал и считаю, что политически мотивированные санкции были ошибкой, которая наносит ущерб всем», — заявил он. При этом президент подчеркнул, что Россия не будет «вставать в позу, обижаться на кого-либо, кого-либо о чем-либо просить». «Мы будем работать в тех внешнеэкономических условиях, которые сложились, развивать свое производство и технологии, действовать более решительно в проведении преобразований, а внешнее давление, как это было не раз, только консолидирует наше общество, не дает расслабиться, я бы сказал, заставляет концентрироваться на основных направлениях развития», — сказал он.

ДЖИН ВЫРВАЛСЯ ИЗ БУТЫЛКИ

Путин призвал своих западных коллег жить по правилам «пусть строгим и неудобным». При этом он призвал создать внятную систему взаимных обязательств и договоренностей, выстроить механизмы разрешения кризисных ситуаций. Если сегодня этого не сделать, то хаос в мире будет нарастать. «Уже сегодня резко возросла вероятность целой череды острых конфликтов если не с прямым, то с косвенным участием крупных держав», — подчеркнул он. «Обращаю ваше внимание, не мы это начали», — сказал президент.

Он описал несколько угроз, которые нарастают в мире. Одна из них — это дальнейшее разрастание конфликтов на этнической, религиозной, социальной почве. Такие конфликты опасны не только сами по себе, они формируют вокруг себя «зоны безвластия, беззакония и хаоса, где уютно чувствуют себя и террористы, и просто рядовые преступники, процветает пиратство, торговля людьми, наркобизнес». По мнению Путина, «наши коллеги» пытались как-то управлять этими процессами, использовать региональные конфликты, конструировать «цветные революции» в своих интересах, но «джин вырвался из бутылки». «Что с ним делать, похоже, не понимают и сами авторы теории управляемого хаоса. В их рядах разброд и шатание», — резюмировал он.

В такой ситуации в мире пора бы начать договариваться по принципиальным вещам, подчеркнул Путин. «Это гораздо лучше, чем расходиться по разным углам, тем более что мы все сталкиваемся с общими проблемами, находимся, что называется, в одной лодке», — считает он. Какой может быть правовая, политическая, экономическая основа нового миропорядка, которая обеспечила бы стабильность и безопасность, при этом поощряла бы здоровую конкуренцию, не допускала формирование новых монополий, блокирующих развитие? Вряд ли кто-то может дать сейчас абсолютно исчерпывающие, готовые рецепты, полагает президент. Он считает, что ля этого требуется длительная работа при участии широкого круга государств, мирового бизнеса, гражданского общества.

 
 

«Однако очевидно, что успех, реальный результат возможен лишь в том случае, если ключевые участники международной жизни смогут договориться о согласовании базовых интересов, о разумном самоограничении, покажут пример позитивного, ответственного лидерства, — говорит он. — Надо четко определить, где пределы односторонних действий и где возникает потребность в многосторонних механизмах, в рамках совершенствования международного права разрешить дилемму между действиями международного сообщества по обеспечению безопасности и прав человека и принципом национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств».

По его мнению, международные отношения должны строиться на международном праве, в основе которого должны быть и моральные принципы, такие, как справедливость, равноправие, правда. Пожалуй, главное — это уважение к партнеру и его интересам. Что касается России, то она свой выбор сделала, говорит он, «наши приоритеты — дальнейшее совершенствование институтов демократии и открытой экономики, ускоренное внутреннее развитие с учетом всех позитивных современных тенденций в мире и консолидация общества на основе традиционных ценностей и патриотизма». «У нас интеграционная, позитивная, мирная повестка дня», — заверил собравшихся президент.

Путин подчеркнул, что Россия не пытается восстановить какую-то свою империю, не покушается на суверенитет своих соседей. «Россия не требует к себе какого-либо особого, исключительного места в мире. Уважая интересы других, мы просто хотим, чтобы и наши интересы учитывали, и нашу позицию уважали», — сказал он. Российский лидер уверен в том, что строительство более устойчивой системы миропорядка, хоть и сложная задача, но решить ее — это «наша общая обязанность».

УКРАИНСКИЙ КРИЗИС МОЖНО РАЗРЕШИТЬ ТОЛЬКО ПУТЕМ ПЕРЕГОВОРОВ

В сессии вопросов и ответов одной из основных тем стала, естественно, Украина. По просьбе одного из участников дискуссии, Путин еще раз подробно изложил свою версию того, как развивались события в этой стране в феврале, а также о том, как Крым оказался в составе России.

Российский лидер признал, в частности, что наша страна помогала экс-президенту Украины Виктору Януковичу перебраться сначала в Крым, а затем и в Россию. «Не буду скрывать, мы помогли ему перебраться в Крым», а потом Янукович обратился с просьбой, чтобы его переправили в Россию. События, происшедшие после 21 февраля в Киеве, когда Янукович, при посредничестве ЕС, подписал мирный план с оппозицией, а затем уехал в Харьков, после чего протестующие заняли администрацию президента и другие здания, а потом объявили и об отстранении Януковича от власти, Путин назвал вооруженным переворотом.

Крым и Севастополь стали российскими регионами после проведенного там референдума, в очередной раз подчеркнул Путин, подчеркнув, что жители региона демократическим путем в полном соответствии с международным правом и уставом ООН проголосовали на референдуме за воссоединение с Россией. Он вновь провел параллель с отделением Косово от Сербии, когда Запад белое назвал белым, а в аналогичной ситуации с Крымом — черным.

 
 

Что касается нынешней ситуации на юго-востоке Украины, то российский президент уверен, что, прежде всего, надо «прекратить войну немедленно». Только после этого можно будет говорить о возобновлении диалога между Киевом и Донбассом. «Если, не дай Бог, опять кто-то войдет во искушение в попытках использовать силу для окончательного решения этой проблемы на юго-востоке Украины — загонит ситуацию окончательно в тупик. На мой взгляд, есть еще шансы договориться», — сказал Путин.

Он вновь подчеркнул, что требует, чтобы западные партнеры право уважали национальные интересы России, а не действовали согласно выражению «что позволено Юпитеру, не позволено быку». «Медведь ни у кого разрешения спрашивать не будет» и «своей тайги никому не отдаст», сказал он: «Вообще он (медведь) считается у нас хозяином тайги, и он не собирается, я знаю точно, куда-то переезжать в другие климатические зоны, ему там неуютно. Но тайги он своей никому не отдаст, я думаю, что это должно быть понятно».

ПУТИН ГОВОРИТ ВЕЩИ, С КОТОРЫМИ ПРОСТО НЕВОЗМОЖНО ПОСПОРИТЬ

Михаил Ремизов — президент Института национальной стратегии:

— Прежде всего, участники форума отмечают, что ожидали услышать более жесткие формулировки по поводу отношений России и Запада. Путин говорил об ответственности США за глобальную разбалансировку международной системы права и отношений после окончания холодной войны. В общем, эта ответственность очевидна даже американским экспертам. В том, что касается будущего, то он держал примирительный тон и подчеркивал, что Россия не стремится отвечать ударами на удар и ориентирована на снятие напряженности, правда, это прозвучало декларативно, на формирование неких новых правил игры международных отношений. Какими должны быть эти правила игры, кроме тезиса, что они должны строиться на взаимном уважении интересов друг друга, раскрыто не было. Поэтому в целом, стратегически новых подходов не прозвучало.

По частностям, были какие-то примечательные вещи, о которых раньше не говорилось. Например, Путин впервые рассказал историю о том, как Россия предоставила убежище Януковичу, достаточно определенно выразился, что Россия заинтересована в территориальной целостности Украины, хотя эта позиция читалась во многих других заявлениях официальной Москвы. Тем не менее напрямую это не говорилось. С другой стороны, было ясно сказано, что если Украина применит попытку силового захвата Донбасса, то она ухудшит свое положение. Из уст российского президента это примечательное политическое заявление, призванное остудить пыл коллег на той стороне.

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

— Речь была достаточно жесткой риторикой, но только риторикой. Это была рука, протянутая для примирения, потому что весь пафос речи заключался в том, что США и их сателлиты нарушают правила, и от этого хуже всем, в том числе им самим. Поэтому нужно начать выполнять хотя бы собственные обязательства, нужно выполнять свои договоренности и нужно вернуться к нормальному человеческому поведению друг с другом, и тогда все будет хорошо. Это было абсолютно миротворческое выступление, призыв к прекращению холодной войны, которая вредит не только нам, но и тем, что это организовывает. Это была протянутая оливковая ветвь. Может быть, перед этим ей немного похлестали по щекам, но тем не менее это была оливковая ветвь.

По моему мнению, понятно, что санкции будут продолжаться, когда на Украине возобновиться война, крайними будем мы, нас опять назначат, и надеяться на доброжелательность и добросовестность Запада невозможно. У людей кризис, у них от этого сносит крышу. Другое дело, что наше руководство, видимо, приняло решение до последнего быть максимально цивилизованными. Один раз в ответах Путина на вопросы проскользнуло, что если нас доведут до края, то мы ответим, но не раньше. На мой взгляд, Путин всеми силами пытается договориться, а Запад, скорее всего, принял системное решение не договариваться.

С точки зрения рекламы и пиара, все правильно: Путин демонстрирует, с одной стороны, что он руководитель суверенного государства, а с другой стороны он демонстрирует доброжелательность и стремление к сотрудничеству на равных. Если это не только реклама, но и содержание, то это очень опасно, потому что чем раньше вы дадите отпор — тем меньше вам придется драться. Мы отпор не даем.

 

Максим Калашников — писатель-футуролог:

— Путин говорит вещи, с которыми просто невозможно поспорить. Мы об этом говорим более 20 лет, о том, что США — бяки, что они ведут себя как победителями в холодной войне, они считают себя хозяевами в мире и могут делать все, что хотят. Я не могу не согласиться с Путиным, что это привело к хаотизации мира. Тут все понятно.

Путин фактически призывает к созданию так называемого «концерта великих держав», как было в 1815 году после победы над Наполеоном, когда на Венском конгрессе создали «концерт великих держав». После Первой Мировой войны тоже пытались его создать, но из этого ничего не вышло. Путин сейчас призывает к тому же самому. Он же говорит, что уже образовалось несколько центров силы, тем, кто послабее, надо договориться друг с другом и мир за собой вести. В чем он кардинально ошибается? Цель США, как я писал в книге «Мировая революция 2.0», — поджечь весь мир, кроме себя самих. Они всех разрушают, они понимают, что из господству в таком виде придет конец, что их долговая пирамида растет. Поэтому они перешли к стратегии разрушения окружающего мира. Они должны остаться, а все остальные превратиться в обломки или в хаос, и они с этого пути сворачивать не желают. Европа противостоять этому, видимо, не может, она идет вслед за США, а Путин пытается апеллировать к Европе. Я это слышу. Но Европа присоединяется сейчас к США, и Путин ничего с ней не сделает.

Путин говорит правильные вещи, но он не говорит о том, что РФ сама сейчас попала в сложный социально-экономический кризис. Чтобы с ее словом считались, надо самому вести политику реиндустриализации страны, вытягивать ее с кризисом. А он об этом ничего не говорит, опять все внимание уводится, как при Горбачеве, на внешнеполитические вещи, на новое мышление. Вот это главная опасность.

Путин должен понять, что против России начата война на ее уничтожение экономическими методами. Это главная сейчас угроза. Что будет делать страна для избежания своего кризиса, я этого не услышал. Я ничего не услышал о том, что ждет Новороссию, как будут обстоять дела с этой территорией. Она будет признана? Ей будет оказана экономическая помощь, даже если она не будет признана? Что с ней будет? Я этого тоже не услышал.

Зато я снова услышал либеральный мантры, клятвы в верности принципам в ВТО, которое стало оружием разрушения нашей экономики, то есть фактически оружием новой холодной войны. Но я вижу, что президент говорит о верности принципам ВТО. Он пытается выставить себя защитником принципов мирового либерализма, свободы торговли и прочего.

Поэтому я считаю, что речь Путина — это вопль отчаяния: «Мы же хотели поступать по вашим правилам, но вы же не хотите принимать нас в свой круг, — вот что я слышу. — Мы же такие же, мы исповедуем ваши принципы, а вы не хотите принимать нас в свой круг». Это бесполезно, мы приговорены, нас начали уничтожать. Надо отвечать на это. А как отвечать? Я из этой речи не слышу. Вряд ли, замысел Путина — вызвать возмущение в Европе действиями США — будет услышан. Да, какая-то часть общественности сейчас относится к Путину хорошо, но она не находится во власти в Германии, Франции, Англии. Вот в чем дело. Так что можно ли считать удачной попытку отвлечь внимание многих от положения в стране переводом на разговоры о международном положении? Нет, нельзя. Надо становиться одним из центров силы в мире, где США внесли хаос? Конечно, надо. Но ключ к этому лежит в экономике РФ, в ее индустриализации, в способности интегрировать в себя Крым и Новороссию.

Валерий Хомяков — гендиректор Совета по национальной стратегии:

— Из речи Путина можно только один вывод сделать — наша российская власть осознала, что Запад консолидирован, что расколоть Европу с Америкой весьма сложно. Поэтому в данном случае слова Путина говорят о том, что он выбрал более жесткую линию, обвиняя во всем Запад, США, не делая выводы о том, какие мы ошибки совершили.

Что тут правильного? Мы отобрали у государства территорию, на юго-востоке воевали и продолжают воевать наши вооруженные люди. Кому это понравится? Поэтому, естественно, Европа и Запад возмутились, да, были разные отношения к тому, что делать с Россией. Все-таки нерушимость границ — это данность, и нарушать их нельзя, тем более мы нарушили много международных обязательств, перед Украиной в том числе по Будапештскому меморандуму. Поэтому я думаю, что ощущение, что можно поссорить Европу и США по нашему поводу закончилось, теперь выбрана жесткая позиция. Насколько она продуктивна, я не уверен. Думаю, что в данной ситуации это ничего хорошего не сулит, тем более в стратегическом плане. Мы слишком связаны с Европой, в том числе торговыми и экономическими связями, чтобы так сейчас пытаться во всем обвинить Запад. Наверно, там тоже много дураков, но сначала надо разобраться со своими действиями, все ли мы правильно сделали. На мой взгляд, нет. Поэтому ощущение в этой речи и сквозило, остальное — детали. Но пока я не вижу позитивов, стратегий. Все это мы уже проходили, это противостояние было. Я давно родился на белом свете и прекрасно помню, что такое холодное война, ничего хорошего в этом нет. К сожалению, у Запада были основания, чтобы жестко действовать в отношении нас.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015