На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Как Вы думаете, представляет ли новая Госдума Ваши интересы?:
Результаты

АРХИВ
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997






Главная   >  Статьи и интервью

Довести до Майдана: бюджет и политика либерального клана

2016.02.26 , Завтра.ру , просмотров 1563

О намерениях правительства можно судить по его словам. Это очень увлекательный процесс, настолько увлекательный, что некоторые сходят с ума. Если вы этим занимаетесь, то вам нужен хороший психиатр, иначе вы находитесь в зоне риска. Как, впрочем, и само наше правительство.

Если же вы решитесь судить о правительстве по его делам, то приготовьтесь к очень энергозатратному, во многом бесполезному занятию, так как события и дела, связанные с деятельностью нашего правительства, скрываются прикормленными журналистами. Впрочем, таких умных журналистов мало. Большинство из них не очень умные люди, некоторые из них находятся примерно на уровне наших министров. Поэтому понятно, что, находясь на этом интеллектуальном уровне, просто объяснить, чем занимается правительство, нельзя. Например, господин Улюкаев. Понятно, что он не будет терпеть вокруг себя журналистов умнее себя. Это нормально. Соответственно, мы не сможем по описаниям этих журналистов понять не только, что хочет господин Улюкаев, но и то, что же он делает. Наверное, он и сам не понимает...

На самом деле, есть надёжный, универсальный инструмент определения реальных приоритетов правительства – это федеральный бюджет. Бюрократы всё делают только за деньги. Соответственно, остаются следы в виде расходов этих денег в федеральном бюджете, и мы можем судить о том, что для государства важно, а что нет.

Тут есть нюансы. Наши либералы  обычно смотрят на величину федеральных расходов и говорят: о, посмотрите, в федеральном бюджеты расходы на ФСБ, МВД и Госнаркоконтроль выше, чем расходы на образование! Они ошибаются, потому что расходы на правоохрану, обеспечение безопасности и на оборону осуществляются только федеральным бюджетом, а расходы на образование и здравоохранение берут на себя в первую очередь региональные бюджеты, федеральный бюджет вкладывается здесь в незначительной степени.

Соответственно, глядя на федеральный бюджет и деятельность федерального правительства, мы основную часть расходов не видим. Поэтому нужно смотреть на динамику. Нужно смотреть на структуру бюджета, как она менялась. Приоритетные расходы увеличивают свою долю, не существенные, не приоритетные свою долю сокращают. И возникают очень забавные открытия. Понятно, что главный приоритет расходов – это оборона. С 2011-го по 2015-й годы доля расходов федерального бюджета на оборону выросла с 14% до более чем 20%, то есть это действительно бурный рост, рост в 1,5 раза, почти в 1,5 раза мы видим и результаты этого роста. С другой стороны, мы понимаем, что в условиях, когда у нас под боком устраивается нацистский переворот и бывший братский народ искренне считает себя находящимся в состоянии войны с нами, увеличение расходов на оборону – это объективно. Но в 2016 году доля расходов на оборону сократится. Не очень существенно – с 20,1% до 16,5% от общей суммы расходов. Но поскольку сами расходы сжимаются, это сокращение становится существенным.

Почему же сокращаются эти расходы? Потому что наше государство не является полицейским. Расходы на правоохрану и безопасность действительно достигли пика в 2013 году, когда они практически совпали с расходами на оборону - 15,5%. С того времени расходы только сокращались. В 2015 году они составили 12,5%, и в 2016 году они упадут до 12,3%. То есть теперь сотрудники органов внутренних дел и прочие, не являются приоритетом федерального бюджета.

Расходы на развитие по-прежнему колоссальные. Это удивительно. Казалось бы, федеральное правительство самоустранилось от обеспечения развития, но в 2014 году была предпринята попытка осуществить модернизацию. Расходы на экономику были максимальны по всем статьям, они были больше, чем расходы на оборону, и составили 20,7%. Это действительно была попытка развить страну. Из-за коррупции, произвола монополии, отказа от разумного протекционизма, саботажа либералов в каждой точке эта попытка провалилась. Но она была. В 2015 году из-за чудовищной внешней ситуации расходы на экономику резко сжались до 15 с небольшим процентов, сократились в долевом выражении на четверть. Но в 2016 году они вновь увеличиваются. Это опять приоритет федерального бюджета более 16%, намного больше, чем на правоохрану и безопасность. Большинство средств федерального бюджета пойдут на национальную экономику и на развитие. Как они будут использоваться, как их будут воровать, какова будет эффективность – это другой вопрос, но попытка имеет место.

Нельзя не сказать и о действительно негативных вещах. У нас уверенно сокращаются расходы на образование. С 5% в 2013 году до менее 4% в 2015-м и 3,6% в 2016 году. Это преступление по сути дела. Также уверенно сокращаются расходы на здравоохранение. В 2012 году это было 4,8% от годовых расходов бюджета. К 2015 году сумма упала в 1,5 раза до 3,3%... Наша социальная сфера планомерно уничтожается.

Главное направление расходов – это пенсия. Все попытки что-то сделать, провести какую-то валоризацию ни к чему не привели. Если в 2012 году почти 22% расходов федерального бюджета направлялись на затыкание дыр в Пенсионном фонде, в 2014 году их снизили до чуть более 15%, в 2015 году это опять 18,6% и в 2016 году более 19% расходной части бюджета. Всё это делается в пользу очень богатых людей. Просто потому, что последовательно и вполне сознательно игнорируется главный фактор пенсионного кризиса.

Нам рассказывают, что всё дело в демографии. Да, демография ухудшается. Но вы знаете, одновременно с демографией растёт производительность труда, появляются новые технологии. И в целом, да, на каждого работающего приходится всё больше иждивенцев. Но работающий-то должен работать всё более производительно не за счёт потогонной системы, а за счёт технологического прогресса. И когда правительство говорит о демографии, оно просто расписывается в нежелании исполнять свои обязанности по стимулированию технологического прогресса. Но причина пенсионного кризиса не в этом.

Причина российского пенсионного кризиса в том, что чем человек беднее, тем больше он платит. Нагрузка обязательных платежей в ФОТ, социальные взносы тем выше, чем вы беднее. У нас налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных в стране. Совокупная бюджетная нагрузка на оплату труда для бедных превышает 39%. Для миллиардера 39% - это копейки, это то, что он отдаст с радостью за минимальный комфорт, за то, чтобы от него отстали. Это меньше, чем во всех развитых странах мира. А для людей, у которых доход иногда ниже прожиточного минимума, с них всё равно снимают эти почти 40% и для них это невыносимо, и люди в массовом порядке уходят в тень и перестают платить все налоги. Результатом этого становится обездоленный Пенсионный фонд.  Вот в чём причина пенсионного кризиса. Вот почему он будет только нарастать при этом правительстве. И повышение пенсионного возраста мужчин, а потом и женщин, эту проблему не решит.

И, наконец, самый главный приоритет, статья расходов, которая растёт быстрее всего – обслуживание государственного долга. В 2014 году на это потратилось 2,8% расходов бюджета, в 2015 году – уже 3,7%, в 2016 году будет потрачено 4% бюджета. Действительно, здесь есть и объективный фактор, потому что часть долга является внешним долгом и когда происходит девальвация рубля, то в рублях доля этих выплат увеличивается. Но есть и другое – федеральный бюджет захлёбывается от денег, он не знает, куда их девать. Не используемые остатки средств на счетах федерального бюджета за январь опять выросли на 1 триллион рублей и превышают сейчас 10 триллионов рублей, это более половины годового бюджета. Но, тем не менее, государство продолжает рассматривать возможности принятия внешних и внутренних займов. И, соответственно, поскольку обслуживание государственного долга – это расходы на обеспечение финансовых спекуляций, одним из главных приоритетов федерального бюджета являются именно спекулянты, а не поддержка не населения, образования или здравоохранения. И поддержка эта осуществляется, в том числе, за счёт сокращения самой существенной расходной статьи –финансовой помощи регионам.

Надо сказать, что помощь регионам идёт практически по всем направлениям расходных статей, но размеры прямой помощи неуклонно снижаются. В 2014 году доля составляла 5,5% расходов, в 2015 году её снизили до 4,3%, в 2016-м до 4,2% расходной части бюджета. В регионах федеральным центром, на мой взгляд, искусственно организована подлинная бюджетная катастрофа. У нас есть регионы, в которых бюджет принят на 9 месяцев, есть регионы, в которых бюджет принят на 8 месяцев. Есть регионы, где бюджет есть, но депутаты говорят, что не знают, за счёт чего они будут платить бюджетникам после сентября. Учитывая всё это, у меня складывается ощущение, что снижение доли расходов на поддержку регионов – это целенаправленное и сознательное доведение страны до Майдана. Это реальная политика либерального клана по разрушению государственности.

Такова ситуация на сегодняшний день. Это прямой вывод из официальной бюджетной политики правительства Медведева. По-другому объяснить эту политику я не могу. Может быть, сможет какой-нибудь психиатр, но я экономист.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015