На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Что Вы будете делать на выборах в Госдуму 18 сентября 2016 года?:
Результаты

АРХИВ
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997






Главная   >  Статьи и интервью

Обычное рейдерство или грамотный военно-технологический саботаж?

2013.08.19 , просмотров 857

         Вернувшись с отдыха, узнал, что дело Сутягинского (российского бизнесмена, создавшего в Казахстане стратегическое предприятие по производству металлического кремния, посмевшего защитить его от рейдерства и в результате попавшего в казахстанскую тюрьму) получило продолжение.

         Оказывается, еще 29 июля по обвинению в рейдерстве в Казахстане арестован некто Гаркушкин, стоявший за попыткой захвата предприятия, по обвинениям которого и людей из окружения которого Сутягинский и лишился свободы. 10 августа Гаркушкину предъявлено обвинение, - но на судьбу Сутигинского и тем более на судьбу остановленного комбината это пока не повлияло.

         Почему я обращаю на это внимание – помимо того, что жалко человека, а многие российские бизнесмены, в рамках Таможенного союза переводящие свои производства из России в Казахстан (где ниже налоги и действительно лучше работает государство), должны полнее представлять себе реалии наших соседей?

         Потому что Сутягинский – не просто бизнесмен, а его комбинат – не просто производство.

Сутягинский едва не начал производить металлический кремний – стратегический материал, необходимый для создания современной микроэлектроники, развития ракетостроения и производства высокоточного оружия. Это производство необходимо Евразийскому союзу для создания надежной, независимой военно-промышленной базы будущего оборонного союза.

Уничтожение производства кремния в Казахстане, осуществленное рамках «дела Сутягинского», ставит под угрозу как обороноспособность наших стран, так и дееспособность всего Евразийского союза. Поэтому судьба предприятия и создавшего его бизнесмена представляется важным индикатором серьезности интеграционных намерений наших руководителей.

Действительно: если Евразийский союз является обманкой, очередным бюрократическим фантомом, пропагандистским кунштюком и ничем больше, - ему просто не нужны ни обороноспособность, ни заводы, обеспечивающие ее. Одним обеспечит нужное Китай, другим НАТО – и в рамках этой логики уничтожение не понимающих это людей вместе с их производствами вполне естественно.

Если же Евразийский союз создается всерьез и планируется надолго – «дело Сутягинского» приобретает характер стратегической диверсии.

         Основания подозревать это есть.

         В 90-е годы в России завод по производству шифровальных машин едва не был приватизирован израильской фирмой.

         Уже в 2000-е рейдеры пытались захватывать объекты, ключевые для атомной отрасли, - а потеря наших некогда монопольных позиций в Китае была вызвана, насколько можно судить, приватизацией одним из олигархов 49% ключевого НИИ. (Потом, кстати, этот эффективный менеджер стал министром у такого известного и искреннего друга России, как Саакашвили.)

         Так что «споры хозяйствующих субъектов» могут быть весьма эффективными способами (и одновременно прикрытием) решения стратегических, в том числе военно-технологических вопросов. Мол, «ничего личного, только бизнес, - и к политике с обороной это, разумеется, не имеет никакого отношения».

         Повторю: металлический кремний, который собрался производить Сутягинский, - это ключ к высокотехнологичному производству элементной и процессорной базы микроэлектроники. Сегодня таких производств нет ни у России, ни у Казахстана, ни даже у Белоруссии, - а в веке информационных технологий государственный суверенитет попросту невозможен без них.

         Производство Сутягинского создавало возможность восстановления нашими странами суверенитета в этой сфере, - и, вполне возможно, вызвало естественную озабоченность структур, контролирующих соответствующие высокотехнологичные производства.

         Возможно, что рейдер Гаркушкин, уничтожая принципиально значимое производство, действовал и в интересах этих структур.

         Ведь не случайно проблемы начались у Сутягинского именно с обнародованием планов создания химико-технологического оборонного кластера. Именно тогда начались акции экологов, - абсолютно непрозрачные с точки зрения финансирования, но парадоксальным образом направленные против не просто высокотехнологического и оборонного, но еще и безотходного производства!

         Именно тогда с необычной для Казахстана неаккуратностью стали действовать отдельные представители его правоохранительных структур.

         Возможно, они не сознавали, что являются пешками в стратегической борьбе, - но объективно действовали против национальных интересов Казахстана (не говоря уже об интересах Евразийского содружества). И, поскольку в Казахстане такое, насколько можно судить, редкость, - их роль в «деле Сутягинского» вполне заслуживают расследования со стороны компетентных органов этой страны.

А защита соответствующих производств – вместе, кстати, с их создателями и носителями технологий, необходимых для государственной безопасности, - государственное дело.

И для России, и для Казахстана, и для всего СНГ.

         Ведь наши спецслужбы, помимо прочего, должны защищать и оборонно-технологическую самостоятельность наших стран как от банального промышленного шпионажа, так и от стратегической диверсии под маской рейдерства.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015