На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Должна ли Мара Багдасарян и подобные ей сидеть в тюрьме?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997






Главная   >  Статьи и интервью

Кредит доверия

2008.12.16 , Эхо Москвы , просмотров 518
А.ВОРОБЬЕВ: Добрый вечер, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» программа «Кредит доверия», и у нас Михаил Делягин - глава Института проблем глобализации. Михаил, я приветствую вас. Правда, по телефону, но я рад вас слышать.

М.ДЕЛЯГИН: Я вас тоже рад слышать. Добрый вечер.

А.ВОРОБЬЕВ: Добрый вечер. Ну что, много достаточно событий. И главная тема, которая интересует наших слушателей… свои вопросы они присылали к нам по интернету, да и вообще как бы информационная картина этого дня весьма и весьма насыщена. Давайте мы начнем с данных Росстата, которыми вы, конечно, владеете. Смотрите, спад промышленного производства в ноябре чудовищный – около 11%...

М.ДЕЛЯГИН: Нет-нет-нет. Сразу – нужно сравнивать не с прошлым месяцем, а с аналогичным периодом прошлого года, потому что есть сезонность. Но он все равно чудовищный – 8,7%. Я напомню, что в сентябре все еще по инерции продолжался рост 6,3%. Так что за январь-сентябрь было 5,4% рост. В октябре был рост 0,6%. При этом уже в октябре был спад у многих регионов. В Липецкой области был спад на 16%, в Нижегородской области (это газ, в первую очередь) на 14%, в Челябинской и Вологодской 12%, в Ярославской на 10%, в Свердловской, Кемеровской, Калининградской, Владимирской – на 8%. Это было уже в октябре. В Питере был на 9% спад. В ноябре это уже распространилось по всей экономике, данных по регионам специальных пока нет, интегральная оценка – 8,7%. Если брать тот прогноз на год, который озвучило Минэкономразвития, то промышленный спад в декабре будет 19%. Это не 97-98гг. Welcome to 92-94гг.

А.ВОРОБЬЕВ: Небезызвестный вам Андрей Илларионов называет это вообще катастрофой, и по его данным, в последний раз сокращение промышленного производства в стране происходило сопоставимыми темпами во время войны, в начале 40-х годов.

М.ДЕЛЯГИН: Нет, товарищ Илларионов не очень хорошо знает историю и статистику. Это происходило в 94-м году, когда у нас проводились либеральные реформы. Возможно, он это этого не забывает, потому что тогда он участвовал в проведении этих реформ. Но самое главное, что у нас очень жесткая отраслевая картинка. То есть добыча железной руды упала на 42%. Это очень серьезно. Пострадала черная металлургия больше всего. У нас производство электродвигателей переменного тока сократилось почти в 4 раза. Производство грузовых автомобилей сократилось более, чем в 2 раза, на 58%. Производство автобусов сократилось более, чем на 55%. То есть у нас под нож идет сейчас черная металлургия, гражданское машиностроение и все, что с ними связано. Не полностью. Там, где есть госзаказ, там есть даже рост. Скажем, в некоторых отраслях железнодорожного машиностроения. Но в целом ситуация очень серьезная и чревата чудовищной безработицей.

А.ВОРОБЬЕВ: Это одно из важнейших последствий той ситуации, которую вы сейчас описывали в цифрах.

М.ДЕЛЯГИН: Я позволю еще себе напомнить – у нас начался бюджетный кризис полноценный. Несмотря на все заявления Кудрина, которые происходят то ли из нежелания говорить правду, то ли из нежелания знать правду. У нас в ноябре, по официальным данным, бюджетный дефицит – 7,2% ВВП. Доходы упали на 30%, расходы выросли более чем на 64%, почти на две трети. Этот бюджетный дефицит пока покрывается сокращением масштабов поддержки банковской системы, внутреннего распределения денег и так далее, но сам по себе он симптоматичен. То есть у нас уже бюджетный кризис на уровне федерального бюджета. В следующем году он придет в регионы. Потому что у нас очень много регионов, которые зависят от одного предприятия или от группы предприятий. Ну, например, Вологодская область – три четверти доходов регионального бюджета так или иначе связано с Северсталью, где, по оценкам некоторых представителей аналитическим служб этой компании, ожидается падение производства в два раза. И это, наверное, лучшая компания в черной металлургии в России. В том числе налог на прибыль от Северстали в бюджете Вологодской области – 38%. И скорее всего, этих денег просто может и не быть. Москва. Понятно, что Москва переживет все наиболее легко, потому что эффект мегаполиса, который сам себя поддерживает. В Москве 66%, две трети, налоговых доходов города – это налог на прибыль. В первую очередь, крупнейшие корпорации. Ну, во-первых, эта прибыль сама по себе упадет очень серьезно, если она не сократится. Во-вторых, в значительной степени ее перестанут показывать. Просто потому, что сейчас все еще по инерции прибыль показывают, надеясь привлечь капитал, надеясь привлечь иностранные кредиты. Когда в следующем году станет ясно, что капиталов не будет, кредита не будет, зачем показывать прибыль, зачем подставляться под налогообложение и давление налоговой службы? Дальше. Также сегодняшние данные Росстата – рост задолженности по зарплате. Суммы пока небольшие, но темп роста чудовищный. Если в октябре задолженность по зарплате выросла на треть – с 3 до 4 миллиардов рублей, я округляю сильно, то в ноябре она выросла почти вдвое – на 93%, до 7 миллиардов 765 миллионов рублей.

А.ВОРОБЬЕВ: Но при этом бюджетная составляющая тут не столь высока, да?

М.ДЕЛЯГИН: Бюджетная часть абсолютно незначительна. Я обращаю внимание, что растет и бюджетная составляющая. Задолженность даже по федеральному бюджету выросла почти на 30%, по региональным более чем на 70%. Доля очень маленькая, но проблема сейчас главная все-таки на производстве. По некоторым оценкам, за ноябрь лишилось работы полмиллиона человек. Это оценки специалистов. Я сразу подчеркну, что основная часть этих людей работу нашла, худшую, но все-таки нашла. Но главная наша проблема, главная угроза, которую нужно решать уже сейчас, это проблема моногородов.

А.ВОРОБЬЕВ: Судя по всему, мы завтра узнаем тот самый список из полутора тысяч градообразующих предприятий. Помните, вчера премьер-министр заявил о том, что такой список должен быть готов не позже среды, и вот это те предприятия, которым нужно помогать напрямую.

М.ДЕЛЯГИН: Это очень хорошо, что им начнут помогать напрямую, но было бы все-таки здорово, чтобы при этом еще обеспечивали финансовый контроль за этой помощью, чтобы эти деньги, как в 90-е годы, когда тоже помогали напрямую, все это шло на валютный рынок. А про финансовый контроль в отношении банков пока есть только обещания и разговоры. Более 20 миллионов человек живет в моногородах и поселках городского типа, которые завязаны на одно-два-три-четыре предприятия. Эти предприятия, как правило, небольшие и, как правило, малоконкурентоспособные или же относящиеся к отраслям, которые сейчас находятся под ударом кризиса. И потом, понимаете, нужно восстанавливать производство какое-то. Потому что если просто тупо раздавать людям деньги, никаких денег все равно не хватит. А развивать производство – это большая организаторская работа – это значит протекционизм, то есть конфликт с Западом. Протекционизм хотя бы до европейского уровня нам нужен сейчас.

А.ВОРОБЬЕВ: Причем тут конфликт с Западом, если мы, скажем, вне системы ВТО?

М.ДЕЛЯГИН: А дело не в этом. Если мы что-то производим, то то, что мы будем производить, это будет вытеснять что-то, что сейчас ввозится в страну. Так или иначе. Поневоле. Это будет конфликт, в первую очередь, конечно, с Китаем. Потому что у нас все-таки китайский экспорт наиболее дешевый и в значительной степени качественный. Но потому будет и с Западом, потому что Запад идеологически против протекционизма. Так что нужно понимать это. Плюс к тому – нужно модернизировать инфраструктуру, а у нас атрофировались органы госуправлений, которые способны хотя бы думать об этом. Так что даже если государство захочет начать спасать наших рабочих, не факт, что у него это получится. Это очень серьезная ситуация, и она будет нарастать с каждой неделей. До завершения новогодних каникул ситуация с занятостью будет относительно спокойной, потому что людей будут все-таки держать на рабочих местах, по разным причинам. Но уже сейчас у нас очень серьезная проблема с уровнем жизни. У нас в Курской, Самарской, Липецкой области… в Липецкой области падение промышленного производства в октябре – 16%, я повторюсь, падение продаж мяса – в полтора раза. Да, конечно, можно говорить, что там есть личные подсобные хозяйства и потребление мяса упало не в полтора раза. Но даже если оно упало на 25%, на четверть, все равно это очень-очень серьезно и очень-очень опасно. И это только начинается.

А.ВОРОБЬЕВ: Давайте вернемся к бюджету. Сегодня вновь активизировались сообщения, пока на уровне слухов, о том, что бюджет 2009-го года все-таки будет секвестрирован.

М.ДЕЛЯГИН: Слушайте! какие слухи?! Представители Минфина сказали, что он будет пересмотрен в первом квартале. Это были не слухи, это было заявление (я уж не помню, чье)…

А.ВОРОБЬЕВ: Называется уже процентное соотношение – на 15% доходная часть будет сокращена, но вроде бы не будут трогать зарплатную часть, социальные выплаты…

М.ДЕЛЯГИН: Вы знаете, на 15% доходная часть – это туфта, пусть расскажут это своей бабушке. Я напомню, что бюджет сверстан исходя из 95 долларов за баррель нефти. Так что даже если возьмут сегодняшние чуть меньше 50, но возьмут 50 для простоты счета, то это все равно будет сокращение доходов не на 15%. Там, правда, заложен триллион 900 миллиардов резерв, но его не хватит, потому что будут еще факторы, которые будут влиять на снижение доходов. Будет, во-первых, не экономический рост, который заложен в прогноз бюджетный, а будет спад. Причем, дай бог, чтобы на 4-5%, а не на 15%. Это зависит от государства. Если государство будет работать с прежней оперативностью, эффективностью и адекватностью, то по крайней мере 10% уж будет. А дальше будет рост инфляции. Заложено в бюджет 8,5%, а учитывая рост тарифов естественных монополий, рост на коммунальные услуги, рост городского транспорта, рост всех сфер, которые жестко монополизированы, включая лекарства и продовольствие в крупных городах, я думаю, что инфляция будет выше. Инфляционные расходы вынужденные всегда выше инфляционных доходов. И, наконец, самое главное – у нас упадет собираемость налогов, как всегда в кризисных условиях, что тоже не рассчитывается. Так что 15% - это я слышал, был разговор, что хотят на 15% сократить государственные инвестиционные программы. Если бы сокращали те составляющие этих программ, которые, насколько можно понять, грубо выражаясь, распиливаются, то эта идея, конечно, очень конструктивная. Только вот – как это сделать? Если же будут сокращать те части государственных инвестиционных программ, которые, опять-таки, не имиджевые – типа аэропорта в Геленджике, а те, которые действительно необходимы для развития страны, то этому радоваться не стоит. К сожалению, обычно, как мы все хорошо помним по временам ранним кудринским, 10 лет назад, 97-й год, преддефолтное время, когда Кудрин тоже славненько порулил бюджетом, секвестр происходит не тех расходов, без которых можно обойтись стране, а как раз тех, которые наиболее важны для страны и поэтому наименее важны для правящей бюрократии. Но, с другой стороны, государство предпринимает решительные антикризисные шаги. Надо отдать ему должное. Если сейчас критика начальства может трактовать всего лишь как экстремизм, то путинское правительство внесло предложение в Госдуму, и я не сомневаюсь, что Госдума примет, что критику начальства можно будет трактовать, как я понимаю, как измену родине.

А.ВОРОБЬЕВ: Шпионаж и госизмена – вы эти статьи имеете в виду?

М.ДЕЛЯГИН: Да. А поддержку иностранной организации можно будет трактовать как шпионаж. Вы знаете, это круче, чем Латынина. Когда она про Сутягина писала, она говорила, что если человек берет деньги у иностранца, то он уже шпион, его нужно сажать за передачу информации, причем даже открытой, даже легальной, даже всем известной. Но это более крутой критерий, надо отдать должное. Посмотрим, что там будет на выходе.

А.ВОРОБЬЕВ: Действительно, посмотрим, потому что пока внятных комментариев во всяком случае наша служба информации от Комитета по законодательству не получила.

М.ДЕЛЯГИН: Я думаю, они там сами напуганы, но с другой стороны, если они попробуют возразить, то что с ними будет, написано в проекте закона, который они сейчас рассматривают.

А.ВОРОБЬЕВ: Поживем-увидим. В любом случае мы следим за этой ситуацией. Михаил, мне хотелось бы спросить – несколько недель назад мы с вами, в этой студии сидя, говорили о том, что возможен рост протестных настроений в России. Ну и давайте Дальний Восток возьмем – люди вышли на улицы, десятки тысяч человек.

М.ДЕЛЯГИН: Да нет, Дальний Восток – это известно. И Калининград? А Иркутск? А многие города Сибири?

А.ВОРОБЬЕВ: А что там?

М.ДЕЛЯГИН: Там тоже были протесты против пошлин на иномарки. Потому что у нас огромные просторы страны, куда изделия (я не могу назвать их автомобилями, изделия) Волжского автозавода просто не доходят, потому что слишком дорогая перевозка, и в этих регионах люди не понимают просто, за что они страдают. Они занимают правильную позицию. Ну, и государство реагирует вполне однозначно. Мы видели – не далее, как позавчера, зверское избиение лицами в милицейской омоновской форме ветеранов, генералов, стариков. Причем, как я понимаю, это все происходило с большим удовольствием со стороны представителей силовых структур. Так что вообще это производит впечатление терроризма. Это сложно назвать каким-либо иным словом. Это надругательство над теми людьми, которые этих громил в свое время защищали и спасали им жизнь.

А.ВОРОБЬЕВ: Ожидаете ли вы роста этой протестной волны настроений либо это такие локальные всплески, которые будут подавляться властями?

М.ДЕЛЯГИН: Они будут подавляться властями в крупных городах. Там, где эти власти будут сохраняться. В мелких городах во многих регионах губернатор, даже назначенец, уже сейчас понимает, что он заложник, что он не может повлиять на поведение федерального центра, он не может добиться от него никакой вменяемой политики, и он поневоле начинает сочувствовать людям, которые лишаются возможности жить, лишаются возможности даже выживать. С сентября-месяца администрация президента завалена петициями губернаторов, которые объясняют, что если она будет бездельничать и проводить прежний безумный либеральный курс экономический и закрывать глаза на нарастающие проблемы, то будет социальная катастрофа. Ну, классический пример – это Алтайский край. Совсем не самый симпатичный, совсем не самый разумный губернатор. Когда в Барнауле три дня перекрывали улицы, причем один раз на много часов, он выходил к пенсионерам, те его прогнали, он пытался с ними говорить, они поняли, что он несет ахинею и его прогнали. У него не было мысли натравить ОМОН, потому что ОМОН работает только иногородний или в крупных городах, где он не знает тех, кого он избивает. Этого хватит только на крупные города. Конечно, у нас не будет массового социального протеста. Наше общество желеобразно. Но те в правительстве Путина, которые надеются, что граждане России будут молча умирать и просто убивать друг друга, как это было в начале 90-х годов, я думаю, ошибаются. Это действительно социальное желе, но это социальное желе с совершенно иным внутренним напряжением и с совершенно иным отношением к государству и к государственной пропаганде, чем это было в начале 90-х годов. Если они рассчитывают, что можно будет сделать то, что было сделано в начале 90-х, они ошибаются. В том числе потому, что важнейшее направление выживания людей – малый бизнес – сейчас будет практически закрыто растущей коррупцией.

А.ВОРОБЬЕВ: Да. Люди возвращают вас к задержкам по выплате зарплат. Вас просят повторить, когда, по вашим расчетам, начнутся задержки зарплат бюджетникам? И на сколько лет вообще хватит бюджета?

М.ДЕЛЯГИН: Во всех регионах по-разному. Башкирия – достаточно обеспеченный регион. При вменяемом руководстве роста долга по зарплатам бюджетникам вообще быть не должно. Вообще никакого. Ни на 20% федеральным, ни на 70,5% региональным. Потому что на это деньги есть. А неиспользованные остатки средств федерального бюджета в ноябре-месяце, несмотря на бюджетный дефицит, выросли более, чем на 110 миллиардов рублей, и составили почти 6,8 триллиона рублей. Это второй бюджет. По-прежнему огромные запасы денег в государстве. На эти деньги по-прежнему, несмотря на потерянные 160 миллиардов за 4 месяца международных резервов Банка России, можно отстроить вторую Россию, если захотеть. Проблема не в том, что у государства нет денег, как сейчас начнут через некоторое время рассказывать, а в том, что нет желания. Это самое ужасное.

А.ВОРОБЬЕВ: У нас две минуты до конца этого эфира. Несколько практичных вопросов от слушателей. «Когда покупать автомобиль – до Нового Года или после?» – Плиткин Евгений, спортсмен из Рязани.

М.ДЕЛЯГИН: Ой, слушайте, это зависит от вашей ситуации. Сейчас идет акция – купи автомобиль в последний раз. То есть нужно просто посмотреть, чтобы у автодилеров не кончились правильные модели. Но я все-таки думаю, что после Нового Года. Потому что нужно еще посмотреть, а стоит ли его вообще покупать. В Рязани особенно.

А.ВОРОБЬЕВ: Дальше. «Ваш прогноз касательно стоимости жилья в Москве после вчерашнего заявления аналитического центра Сбербанка. Будет ли снижение ожидаемое в 60%?»

М.ДЕЛЯГИН: Не будет в 60%. Товарищ Греф, судя по всему, повлиял на аналитический центр Сбербанка. Назначение начальника повлияло на подчиненных. Потому что Москва – сверхмонополизированный город. Здесь цены будут снижаться достаточно медленно. И всегда все деньги, которые зарабатываются Россией, Москва будет продолжать к себе притягивать. Если бороться с монополизмом, да, может быть и на 60%, но в борьбу с монополизмом серьезную я не верю. По крайней мере, при этом руководстве страны.

А.ВОРОБЬЕВ: Дальше. «Есть ли предпосылки к тому, что строительные компании будут раздавать меньше взяток при согласовании проектов, чтобы была меньше цена квадратного метра на выходе?»

М.ДЕЛЯГИН: Неправильная формулировка – не они раздают взятки, а у них вымогают взятки. Это совершенно разные ситуация. Я думаю, что если провести один показательный процесс хотя бы в трети городов-миллионников, то процентов на 10-15% это само по себе снизит стоимость жилья.

А.ВОРОБЬЕВ: Но вроде бы спрашивает об этом Игорь из бизнеса.

М.ДЕЛЯГИН: Да, но понимаете, что значит сократить масштабы коррупции? Это не значит сократить расходы бизнесменов. Это значит сократить доходы чиновников. А кто ж своих будет обижать? Своих людей, своих соратников, своих верных помощников. Так, боюсь, не бывает.

А.ВОРОБЬЕВ: Понятно. Последний вопрос, тоже практичный. «Стоит ли сейчас покупать фунты стерлингов?»

М.ДЕЛЯГИН: Вы знаете, по-моему, Англия в нижнюю точку еще не прошла. Подождите. Может, сразу после Нового Года. Но здесь нужно повнимательнее смотреть, потому что я английской экономикой специально не занимался. Может быть, я ошибаюсь. Надо посмотреть.

А.ВОРОБЬЕВ: Благодарю вас. Михаил Делягин – глава Института проблем глобализации. Спасибо, что согласились ответить на вопросы.

М.ДЕЛЯГИН: Спасибо вам. Всего доброго.

А.ВОРОБЬЕВ: До свидания.
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015