На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Должна ли Мара Багдасарян и подобные ей сидеть в тюрьме?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997







Главная   >  Статьи и интервью

Коррупция. Бой с собственной тенью

2006.10.31 , Газета "Вечерняя Москва" , просмотров 535
Кажется, у нас это делали всегда. Не зря же и поговорки бытуют веками про «барашка в бумажке», без которого «не подмажешь – не поедешь». При Гоголе «борзыми щенками брали», хотя и при Гоголе, и нынче чем только не берут?! А возьмите вы Островского А. Н. со всеми его «доходными местами», «бешеными деньгами» и прочими «пучинами» – ну, ведь куда ни кинь, везде клин, везде оно – мздоимство! И может, неча нам пенять на «родимые пятна социализма»– всегда ЭТО было у нас, в генетике уже заложено, от Рюриков, хоть и не ведали тогда слова «коррупция»?
   Михаил ДЕЛЯГИН – доктор экономических наук, руководитель Института проблем глобализации, – фигура в своей области насколько солидная, настолько и неоднозначная. НЕ все с ним согласны, но все к нему прислушиваются. В чем ему не откажешь, так это в умении не уходить от ответов на любые, самые острые вопросы.
   – Михаил Геннадьевич, сегодня все дружно борются с коррупцией. Представители власти, от президента начиная и заканчивая главой какой-нибудь поселковой администрации, борются. Подписан Антикоррупционный пакт, который приняла российская оппозиция. Судя по вопросам президенту от граждан, эти вопросы волнуют население даже больше, чем его, населения, прожиточный минимум. И при этом все «берут», все «дают». Я вот сегодня взятку гаишнику дал. Мы поговорим о коррупции, а в следующий раз я опять дам гаишнику…
   – Коррупция – это неотъемлемая часть сложившейся в России на сегодня политической системы. Строго говоря, главным содержанием 15 лет российских реформ было неуклонное и последовательное освобождение правящей бюрократии от всякого контроля; на этом пути она меняла не только союзников, риторику и идеологию, но менялась и сама – пока не достигла цели.
   Эта цель – практическое искоренение демократии как института принуждения государства к ответственности перед обществом и последовательная дискредитация государством всех внешних признаков демократии.
   Окончательно сложился симбиоз либеральных фундаменталистов, отбирающих деньги населения в пользу бизнеса, и силовой олигархии, отбирающей эти деньги у бизнеса для непроизводительного потребления. Эта экономика носит несравнимо более «самоедский» характер, чем советская, но главное – она органически неспособна на развитие: экономический рост не сопровождается качественным развитием, что наиболее ярко подчеркивается практическим отсутствием значимых структурных изменений. Коррупция в этой системе является не причиной и не «побочным эффектом», а ее системообразующим элементом.
   – То есть для сегодняшней российской государственности бороться с коррупцией – это все равно что пытаться победить свою тень?
   – Все равно что пытаться избавиться от собственного скелета. Но даже в ваших терминах тень не мешает существованию хозяина, а коррупция его уничтожает. Уже сегодня, по ряду оценок, взятки, поборы и необоснованные налоговые платежи (даже сам Путин еще полтора года назад сравнил деятельность налоговых органов с терроризмом! – а с тех пор положение лишь ухудшилось) достигают, по оценкам, 20% оборота успешных российских компаний. Понятно, что в таких условиях могут нормально развиваться лишь отдельные виды бизнеса, особенно если учесть, что наряду с «воровством сверху» нарастает и «воровство снизу», стихийное расхищение корпоративного имущества работниками, в условиях слабости традиций и судов, берущих пример с государства. Потери от «воровства снизу», по имеющимся оценкам, удвоились за последние 3 года и достигают 5–7% оборота. И людей можно понять: они просто подражают государству и его чиновникам. Такая система не может жить, во всяком случае, жить долго.
   – Где-то вы уже говорили, что на самом деле мы живем в условиях войны, войны на уничтожение нашего государства, страны и народа.
   – Так оно и есть, причем это не гипербола, не для красного словца сказано, это та самая суровая реальность. Смотрите: кладбища российских городов и даже поселков покрыты буквально полями могил молодых людей, убитых в российской приватизации. Их никто и никогда не считал, но, по самым скромным оценкам, более ста тысяч россиян, полных сил и энергии, были убиты в том числе потому, что американские советники и российские реформаторы считали своей задачей – я позволю себе процитировать – «вытеснение мотива права мотивом прибыли». Это макроэкономический фактор, ибо эти люди могли и хотели работать. По сути, целое поколение было выкошено – не только безысходностью и голодом, но и прямыми убийствами.
   И кто сказал, что мы живем в мирное время? Скажем, бюджет2007 – это военный бюджет: бюджет войны правящей бюрократии против собственного народа.
   Продолжается политика прошлых лет, когда, например, за снижение инфляции на 1,1 процентного пункта за 2004–2005 годы было заплачено жизнями более 1,3 миллиона россиян, составивших якобы «естественную», а на деле противоестественную, обусловленную преимущественно социальными факторами, то есть политикой государства, убыль населения! Разговоры о социальном характере бюджета в этих условиях носят преимущественно пропагандистский характер. Зарплата бюджетникам индексируется накануне выборов, но почти в меру формальной инфляции (и наверняка ниже ее реального уровня).
   Среднее увеличение пенсий составит в 2007 году в результате раздельных индексаций базовой и страховой частей 15,3% (в среднем по итогам года на 430 руб./мес., что будет «съедено» удорожанием ЖКХ и лекарств). Даже по оценке правительства, отношение средней пенсии к официальному (заниженному) прожиточному минимуму пенсионера снизится со 109,2% в 2006 году до 103,1%.
   В процентном выражении максимален рост расходов на экономику и государство – 49,8% и 49,5% (219,9 и 172,7 млрд руб.). Но основные направления расходов на экономику (кроме разве что развития нанотехнологий) не связаны с модернизацией: это поддержка сельского хозяйства, сокращение перекрестного субсидирования в электроэнергетике и на железнодорожном транспорте (то есть удовлетворение аппетитов естественных монополий) и незначительные по своим масштабам и целям инвестиционные программы.
   Рост расходов на здравоохранение и образование (на 3,4% и 31,5%, или на 49,2 и 69,6 млрд руб.) не только незначителен по величине прироста, но и направлен не столько на решение общественных проблем, сколько на подкормку развернувшегося в этих сферах в ходе реформ бизнеса, во многом связанного с чиновниками (в первую очередь, насколько можно понять, самими реформаторами).
   Расходы на культуру и СМИ выросли на 25,2%, но это выглядит солидно лишь в относительных показателях: в рублях рост составил 12,9 млрд. Зато расходы на оборону выросли на 24,6% (на 161,9 млрд руб.), на безопасность и правоохрану – на 23,1% (124,6 млрд руб.).
   Развеивает миф о социальном характере бюджета снижение расходов на социальную политику на 2,4% (на 5,3 млрд руб., в реальном выражении – на 10,2%) и на ЖКХ – на 7,7% (на 4,1 млрд руб., в реальном выражении – на 15,1%).
   В структуре расходов резко выросли расходы на государственные нужды (с 10,3 до 12,2%) и национальную экономику (с 8,0 до 9,5%). Значительно сократились расходы на социальную политику (с 5,0 до 3,9%) и процентные расходы (с 4,6 до 2,9%).
   По укрупненным группам статей расходов наиболее приоритетны расходы государственного характера (госнужды, оборона, безопасность и правопорядок): их доля выросла с 38,0 до 39,4% и осталась максимальной.
   – Но структура бюджета – это еще не объяснение того, как он будет использоваться. Может быть, расходы на безопасность и охрану общественного порядка как-нибудь косвенно коснутся простых граждан? Хотя, конечно, могут коснуться, скажем, увеличением числа гаишников и, соответственно, необходимостью давать им «на прокорм» больше взяток. Как определить, как будет использоваться та или иная статья бюджета – ведь в законе не написано «на взятки», там все аккуратно изложено?
   – Обратим внимание, что большинство статей бюджета включают формулировку «правительство вправе», то есть передают принципиально важные вопросы в компетенцию правительства без какого бы то ни было контроля за ним. Это создает предпосылки для очень широких проявлений произвола и коррупции. Например, ст. 32 дает правительству право направлять на дополнительное финансирование социально значимых мероприятий и объектов, предусмотренных условиями государственной лотереи, ее дополнительные доходы, но совершенно не определяет, что делать с этими деньгами, если правительство не воспользуется своим правом.
   Часть расходных статей просчитана буквально до последней тысячи рублей, а часть – округлена до сотен миллионов и даже миллиардов. Понятно, что последнее свидетельствует об отсутствии внятных расчетов и о выделении средств «на глазок», вне привязки к конкретным задачам. Специальная статья бюджета дала правительству право предоставлять государственные гарантии, не интересуясь финансовым положением компаний, которым эти гарантии будут выделяться. Надеюсь, понятно, какие все это дает возможности?
   – В последнее время вы особенно часто говорите о разладе в высших эшелонах власти, связывая его с приближающимися федеральными выборами. Следует ли из этого, что правящая элита в кризисе?
   – Да, она в кризисе. Но самое главное, что причина этого кризиса – порочная мотивация. Элиты всегда грызутся между собой– это нормальное явление: в Америке, например, республиканцы «воюют» с демократами, а в рамках республиканской партии идет борьба между неоконсерваторами и более умеренными политиками. Это все неизбежно. Но на Западе противоборствующие стороны всегда опираются на общество.
   При этом американские элиты и конкурируют, и дерутся между собой ради одного – ради Америки. Да, попутно они удовлетворяют свои собственные потребности, решают сугубо личные вопросы. Но тем не менее они служат стране и не делают того, что, с их точки зрения, вредно для нации. Иными словами, у них действует приоритет национальных интересов. У нашей же сегодняшней элиты иной приоритет – приоритет личных интересов. Люди просто используют страну как инструмент для личного обогащения, не связывая при этом своего будущего и будущего своих детей с «этой страной». Это превращает их в то, что раньше называлось «компрадорская буржуазия». Вот в этом и заключается принципиальное отличие нынешней российской элиты, и она не отличается в этом от прошлой, ельцинской.
   – Но денег в стране действительно много, их больше, чем может пропить и прогулять любая «элита». Куда же текут нефтедоллары? Почему не доходят до простых граждан?
   – Всякий человек, лишенный контроля, делает то, что хочет, – гуляет, переходит улицу на красный свет, прыгает с моста... Или набивает собственные карманы. Наши чиновники хотят работать лично на себя, а не на простых граждан. Вот так и работают, когда управляют денежными потоками. Люди сейчас куда более бесправны, чем в Советском Союзе. Грабить население очень просто, потому что государство для этого создало все условия.
   ДОСЬЕ «ВМ»
   Михаил ДЕЛЯГИН:
   Родился 18 марта 1968 года в Москве. 1986–1988 – служба в Советской армии. В 1992-м с отличием окончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова. С июля 1990-го по ноябрь 1993-го – аналитик Группы экспертов Бориса Ельцина. На протяжении 90-х годов был советником и референтом в правительстве РФ, с июня 1997-го – советник первого вице-премьера Б. Немцова. За выступления в СМИ, расцененные как «антиправительственная пропаганда», был уволен за день до дефолта, 17 августа 1998 года. В 1998 году возглавил созданный им Институт проблем глобализации. Один из самых известных российских экономистов. Длительное время был самым молодым доктором экономических наук (1998). Автор более 700 статей и ряда монографий. Хобби: путешествия, дайвинг, горные лыжи, сон.

 

Автор: Анатолий БАРАНОВ

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015