На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Какое событие вы считаете главным в 2016 году?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997






Главная   >  Статьи и интервью

Что будет в 2008 году с ценами на хлеб, молоко и масло

2007.12.11 , Газета "Вечерняя Москва" , просмотров 540
Экономика страны не зря прожила этот год. Если судить по мониторингу, проведенному Минэкономразвития за 10 месяцев, росла она быстрее, чем прежде. В лидеры, вслед за сырьевыми, вырвались, наконец, и обрабатывающие отрасли. Значит ли это, что страна уже поднимается с колен? Что будет в 2008 году с ценами на хлеб, молоко и масло? На эти и другие злободневные вопросы корреспонденту «ВМ» ответил директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук Михаил Делягин
   Заплыв на спине
   – Михаил Геннадьевич, на ваш взгляд, экономика-2007 использовала все резервы для роста или упущенные возможности все-таки были?
   – Были, и еще какие! К сожалению, мы продолжили «плыть по течению». Не захотели в полном объеме приступить к «трем главным модернизациям». Во-первых, государства, дееспособность которого серьезно ограничена коррупцией. Во-вторых, инфраструктуры, из-за неразвитости которой страна не может использовать максимум своих возможностей. В-третьих, человеческого капитала (повышение качества и уровня жизни). С 2000-го по осень 2007 года у России были уникальные возможности для начала такой «тройной» модернизации. Но время безвозвратно потеряно. Шанс на спокойное гармоничное развитие, на мой взгляд, утрачен. Теперь мы возвращаемся в эпоху борьбы с надвигающимися кризисами. Российский бизнес, привыкший к внешним займам, которыми он покрывал, в том числе, и убытки от коррупции, остался «голеньким». Из-за ипотечного кризиса иностранные банки либо вообще прекратили давать ему кредиты, либо предоставляют их под большие проценты. В балансе отечественного бизнеса пробита большая дыра, которая будет расширяться. Это приведет, прежде всего, к некоторому дефициту денег в банковской системе.
   Не тех коров доили
   – По новому прогнозу Минэкономразвития, инфляция в уходящем году составит уже не 8, а 11,5 процента. Можно ли считать ее рост следствием недочетов в экономической стратегии 2007 года или ситуация была предрешена?
   – Рост инфляции был предрешен лишь в относительно небольшой степени подъемом мировых цен на продовольствие. Он вызван засухой из-за потепления климата, ростом потребления продуктов питания в Китае и Индии, эпизоотией (эпидемией среди домашнего скота) в Китае, отменой Евросоюзом «молочных» субсидий, переориентацией зерна на производство биотоплива, а глобальных спекулянтов – на удорожание продовольствия. Но при некоторой подготовке рост мировых цен можно было нейтрализовать заблаговременной модернизацией сельского хозяйства.
   Основная же причина инфляции в России – безнаказанный произвол монополий. Возьмем, к примеру, торговлю. Ведь цены на продовольствие подскочили до поступления на рынок подорожавшего импорта и до повышения пенсий. Однако и монополизм можно низвести до безопасного уровня, как это делают во всем мире. Здесь нет ничего предрешенного. Но в России борьба со злоупотреблениями монопольным положением почти не ведется. Она сложна и ограничена законами, которые все еще требуют от чиновников доказательств сговора, и не дают снижать необоснованно завышенные цены до завершения антимонопольного расследования.
   У нас, к сожалению, государство не регулирует даже жизненно важные рынки. Вспомните, когда начали расти цены на зерно? Когда резко ускорился его экспорт. Следом поползли вверх цены на хлеб, который подорожал в 2,4 раза, на макароны – в 4,4 раза. В январе-августе зерна продали почти на 1,5 млрд. долларов. В сентябре поставили за рубеж еще 2,4 млн. тонн, а в октябре – 3,1 млн тонн.
   – Но ведь с 12 ноября начали действовать повышенные вывозные пошлины на пшеницу и ячмень. И экспорт теперь не так выгоден, как раньше. Значит, цены на хлеб успокоятся?
   – Введенные пошлины недостаточны для сдерживания экспорта. Поэтому весной может возникнуть дефицит зерна. А где дефицит, там и рост цен. Так что ожидать снижения инфляции в 2008 году было бы нелепо.
   Бюджетные расходы IV квартала 2007 года выросли в 2,3 раза – более чем на 1,67 триллиона рублей. Даже с учетом того, что 470 млрд. из них будет потрачено в 2008 году, инфляционный эффект от такого вброса денег сравним с ударом кувалдой по роялю. Основная часть дополнительных расходов пойдет отнюдь не «дорогим россиянам». 60 процентов их выделено госкорпорациям. Это грозит бесконтрольными тратами, усугубляющими инфляционный эффект. Второй фактор, который будет разгонять инфляцию в 2008 году, – это двукратное (до 25 процентов) повышение внутренних цен на газ. Оно потянет за собой тарифы на электроэнергию и услуги ЖКХ.
   Кроме того, на наш рынок продолжат оказывать давление мировые цены на продукты питания. Сегодня Россия ввозит около половины потребляемого продовольствия (в прошлом году – 46 процентов). Это, как мы наглядно убедились этой осенью, существенно понижает порог продовольственной безопасности.
   Игра без правил
   – С октября 2006-го по октябрь 2007 года, по данным Центробанка, номинальный курс доллара к рублю снизился на 5,6 процента. Евро, правда, повысился, но всего на 1,9 процента. Если большая часть продовольствия на наших прилавках – импортная, то есть купленная в основном за евро и доллары, то почему тогда растут цены?
   – Рост мировых цен на продовольствие существенно опередил снижение курса доллара. Но суть в том, что основные причины инфляции в России к динамике курса доллара и евро отношения не имеют.
   У наших монополистов другая логика. Когда нефть дорожает, производители бензина повышают его цену под предлогом удорожания нефти. Но, когда она дешевеет, они повышают цену на бензин без всякого предлога. Просто реальной причиной роста цен является массовое и гарантированно безнаказанное злоупотребление монопольным положением.
   – С 24 октября крупные торговые сети и производители заморозили цены на молоко, хлеб, яйца, подсолнечное масло. Дело благое – подорожание остановлено. Но это тоже злоупотребление монопольным положением. У маленьких магазинов нет возможности ограничить цены. Как вы оцениваете эту ситуацию?
   – Что касается пакта о «замораживании цен», то разные торговые сети, конечно, оказались в неравных условиях. Но формально соглашение добровольное, так что предъявлять претензии некому.
   Понятно, что крупные торговые сети всегда будут находиться в значительно более благоприятных условиях, чем мелкие компании. Во-первых, срабатывает «эффект масштаба» деятельности. Во-вторых, они могут договариваться с властями более высокого уровня и использовать для ограничения конкуренции в свою пользу больший административный ресурс. Но, как это ни парадоксально, такие ограничения по ценам, накладываемые на «монстров», сближают условия деятельности крупного и среднего бизнеса, делая конкуренцию более справедливой.
   – Как поведут себя цены после 31 января 2008 года, когда закончится срок соглашения?
   – Я все же надеюсь, что соглашение продлят до президентских выборов, то есть до 3 марта. Или даже до 2 апреля, чтобы замаскировать политическую ангажированность. А цены, в конце концов, конечно же, подскочат просто потому, что торговые и производственные фирмы будут ударными темпами компенсировать прибыль, недополученную во время действия соглашения.
   Даже те торговые фирмы, которые компенсировали эту недополученную прибыль «перекрестным субсидированием» (завышением цен на не «социально значимые» товары) все равно повысят цены. Потому что грех не заработать деньги, когда есть такая возможность. Они же в массе своей занимают монопольное положение. В силу этого могут завышать и цены на товары повседневного спроса, за которые население вынуждено платить любые деньги.
   Дышите– не дышите
   – То есть «заморозка» дала лишь временю передышку, не больше?
   – А чего вы еще хотели? Замораживание цен – мера, по сути, чрезвычайная. Она вполне соответствовала ситуации с резким, почти двукратным скачком цен на некоторые товары. По официальной статистике, больше всего подорожало подсолнечное масло – почти в полтора раза за два месяца. Однако, прежде всего, «заморозка» зафиксировала цены на максимальном уровне, куда они были заброшены не только массовым произволом монополий, но и потребительской паникой. Государство могло обеспечить их некоторое снижение, но в очередной раз не защитило население от произвола монополистов. С одной стороны, лень производить необходимые расчеты (да и некому – специалистов в госаппарате почти не осталось). С другой – если аппетиты монополистов будут ограничены, чем они тогда будут платить взятки?
   Но главное в ином: заморозка цен – не более чем способ выиграть время. Однако власть вряд ли сможет воспользоваться им. Она не осознает степень влияния недоразвитости агропромышленного комплекса и рабской зависимости его от импорта. Комплексное развитие АПК на основе разумного (на уровне развитых стран) протекционизма с развитием инфраструктуры и снятием искусственных барьеров на внутренних рынках остается вне сознания бюрократии. Ее максимум – точечные меры, поддерживающие не столько хозяйство, сколько лоббистов.
   – Даже если бы власть все понимала, как вы хотите, свое производство мы быстро не увеличим. От импорта нам никуда не деться, ведь так?
   – Если не работать – тогда и не увеличим. У нас треть посевных площадей практически брошена. Объявите освобождение от налогов тем, кто начнет их обрабатывать, и дайте по простой процедуре льготные кредиты – и следующей осенью результат будет налицо.
   На импорт сельхозпродукции надо ввести тарифное квотирование: если мы предполагаем, что в этом году покроем свою потребность в том или ином продукте, например, на две трети, то треть потребности импортируем с низкими пошлинами. А все остальное – с запретительно высокими. На следующий год в силу развития национального производителя сможем покрыть уже три четверти потребности своими силами – сократим долю импорта до четверти. И так далее. Ничего сложного в этом нет, было бы желание развивать свое, а не чужое производство.
   А если вам долго ждать до следующей осени – снимите ограничения, преимущественно криминальные, на доступ к продовольственным рынкам и торговым площадкам. И цены рухнут на следующий же день.
   Анекдот в тему:
   Покупатель спрашивает у продавца рыбного магазина:
   – Почему у вас селедка стоит 100 рублей килограмм, а в магазине напротив – 50?
   – Так идите и покупайте ее там.
   – Но там она уже закончилась!
   – Вот когда у меня закончится, тогда и я начну продавать ее по 50 рублей.
   
При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка: «Газета «Вечерняя Москва»» на первоисточник обязательна.

 

Автор: Георгий ПАНИН

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015