На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Вы за или против передачи Исаакиевского собора РПЦ?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Кровное дело

2006.12.01 , "Русский курьер" , просмотров 511
Выборы без борьбы, как известно, уже и не выборы вовсе. А раз идёт борьба, то её ведут с кем-то. В нашем российском случае врагом власти могут быть или коррупционеры в собственных рядах, или лица некоренной национальности. О том, что такое современный русский национализм, рассказывает председатель президиума - научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин

После скандала вокруг монетизации льгот правящая бюрократия перешла от разжигания социальной вражды к разжиганию вражды национальной. Если в 2003 году негодование общества направлялось на олигархов, то с 2004 года власть стала травить, с одной стороны, гастарбайтеров и инородцев, а с другой - "русских фашистов", которых сама же и выпестовала. Странно одно - отморозков-погромщиков стали намеренно путать со всеми русскими националистами как таковыми.

- Может быть, уже пора честно сказать о русофобии как о своеобразной болезни общества?

- Да нет, не общества. Я бы повел тут речь о неумной государственной политике, в том числе и в СМИ. Насаждение русофобии стало обоснованием ограничения политических свобод. Характерно, что все это происходит при полном одобрении Запада, который использует нынешнее положение с политическими правами и свободами в России исключительно как инструмент торга по конкретным коммерческим или стратегическим вопросам.

- Главный вопрос, на мой взгляд, вот в чем: кого мы признаем русскими, равными себе и своими?

- Есть два принципиальных ответа: русским человека можно признать по крови и по культуре.  Мы наконец должны определиться, чего мы хотим от граждан многонациональной России - того, чтобы они были врагами русских и работали против нас, или чтобы они стали союзниками и работали на общее дело? Так вот, я хочу, чтобы всякий, кто в принципе может работать со мной и тем самым отчасти на меня, работал со мной и на меня. А моими врагами, пытающимися меня уничтожить, становились бы только те, кто никем другим по объективным и непреодолимым причинам быть не может. А это означает, что от принципа крови при определении русскости мы должны решительно и категорично уйти к принципу культурной идентичности.

- Не потому, что вот эта еврейская девушка симпатична, а с тем грузином мы когда-то славно выпивали...

- И не потому, что где-то и когда-то жил вечно живой в нашей памяти подонок Гитлер, который испортил репутацию принципа крови. А потому, что иметь друга или, если он вам лично неприятен, союзника в целом гораздо лучше, чем иметь врага. И поэтому я думаю, что нам следует четко зафиксировать, хотя бы для самих себя, что русский - это не тот, у кого папа и мама русские, а тот, кто говорит по-русски, думает по-русски, носит в себе русскую культуру. И, главное, тот, кто хочет жить в России по русским правилам общежития.

- Да, но как считать русскими, к примеру, калмыков?

- Я расскажу реальный случай, происшедший в конце войны. После нее всех бежавших на Запад возвращали в СССР. Американцы тогда дали возможность 10 тысячам человек из числа представителей русской элиты спастись от сталинских репрессий и уехать в Америку. Помимо этих людей, принимались решения и в отношении представителей других национальностей. А поскольку кого-то все-таки приходилось выдавать, американцы решили выдавать калмыков, которых всего-то было 500 человек. И тогда руководители этих 10 тысяч русских заявили: если выдадут калмыков, то русские в Америку не поедут, и американцам придется выдать Сталину и их. Объяснили они свое решение так: "Это для вас они калмыки, а для нас - русские калмыцкого происхождения". При этом люди отлично понимали, что рискуют не только своими жизнями, но и жизнями членов своих семей.

Им повезло - американцы их поняли.

Мне очень неприятно, что интеллектуально ограниченные американцы еще 60 лет назад поняли суть национального вопроса. А очень многие наши высокообразованные соотечественники и сегодня...

- Но это не значит, что мы должны или имеем право прощать кому бы то ни было агрессию против русских.

- Конечно, не должны. Ведь наши оппоненты, если им по-христиански подставлять другую щеку, бьют по ней не слабой ладошкой, а просто-таки бейсбольной битой. Действительно некоторые национальные вожди ведут себя в отношении подвластного им русского населения, как форменные фашисты. Но "священная война" с ними не должна распространяться на широкие массы подвластных им народов, одурманенных антирусской пропагандой.

- Давайте вернемся к вопросу о русскости. По-вашему, выходит, что даже Рамзан Кадыров теоретически может стать русским, а, скажем, Чубайс, Березовский и иже с ними, будь у них русские предки хоть до седьмого колена, русскими стать не смогут?

- Даже теоретически. Даже если изо всех сил этого захотят. Потому что им подобные являются врагами русского народа, потому что они уничтожают мешающий им русский народ, потому что своей политикой они убивают русских едва ли не интенсивнее, чем немецкие фашисты убивали евреев.

- Это относится ко всем людям, имеющим отношение к власти?

- Нет, конечно. В большинстве там честные люди, но погоду всегда и везде делает руководящее меньшинство.

- Так что же тогда такое русский национализм сегодня? Интернационализм, что ли?

- Современный русский национализм - это вовсе не истерика национального меньшинства. Это всеобъемлющий антибюрократический интернационализм. Когда-то давно интернационализм был только пролетарский, и в этом была его слабость; сегодня интернационализм - русский.

Автор: Михаил Делягин.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015