На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

20 лет без СССР: выводы из прошлого и уроки на будущее.

2011.12.27 , Народная газета (г. Минск) , просмотров 968
Двадцать лет назад, 26 декабря, Совет Республик Верховного Совета СССР провел в Кремле последнее заседание и принял декларацию о прекращении существования СССР как государства и субъекта международного права. Юбилейная дата побуждает вновь вспомнить то время, поразмышлять над тем, что это было: решительная победа тех, кто хотел политических перемен, или бесшабашный и безответственный развал огромного государства? Каким был пройденный путь и что ждет наши страны в дальнейшем? Чтобы обсудить тенденции в развитии постсоветских стран, их влияние на глобальные процессы, в Вискули на международную конференцию “20 лет без СССР — СНГ — Евразийский союз” съехались известные историки, экономисты и политологи. Организаторами мероприятия выступили Брестский облисполком, аналитический центр ЕсооМ, российский Институт проблем глобализации и Европейский центр геополитического анализа. “НГ” собрала наиболее интересные мнения и комментарии зарубежных гостей.

“Евразийский союз может способствовать развитию отношений с Евросоюзом”

Матеуш ПИСКОРСКИ, директор Европейского центра геополитического анализа (Польша):
— Многие западные эксперты видят в Евразийском союзе попытку восстановить СССР. Но у нового интеграционного объединения в отличие от СССР пока нет главного — единой государственной идеологии. И пока Евразийский союз сможет действовать на уровне экономики. Это даже и лучше, потому что в таком случае новый союз будет уважать национальные и региональные традиции всех его участников. Ведь пренебрежение ими ведет к серьезным конфликтам, которые могут разрушить любой интеграционный проект. 
Сделав акцент на экономику, Евразийский  союз может способствовать развитию отношений с Евросоюзом. Мы надеемся на тесное сотрудничество в будущем, возможно даже на формирование большого континентального блока.

“СССР сдал свои позиции победителя”

Ханс МОДРОВ, бывший председатель Совета министров ГДР: 
— Я не принадлежу к тем, кто предрекал распад СССР. В октябре 1989 года я был уверен, что  ГДР должна существовать, нужны лишь определенные реформы, но ни о каком присоединении к ФРГ тогда речи не было. Но в декабре 1989 года страны Варшавского договора оценивали встречу Горбачева с Бушем, и нам пришлось извиняться за ввод войск в Чехословакию. А в 1990 году в Софии Николай Рыжков (Председатель Совета Министров СССР в 1985—
1990 гг. — Ред.) заявил, что необходимо провести реструктуризацию Совета экономической взаимопомощи, взяв за основу доллар. Нам стало понятно, что интеграция в рамках соцлагеря движется к концу. Мы разработали план по объединению двух Германий. В Москве поддержали наше предложение о том, что новое государство должно быть нейтральным в военном отношении. Но вскоре в Москву прилетел Джеймс Бейкер (госсекретарь США в 1989—1992 гг. — Ред.) и поставил всех перед фактом: объединенная Германия будет в НАТО. СССР окончательно сдал свои позиции как победитель во Второй мировой войне. Последовавший в августе 1991 года путч только ускорил распад государства.

“Европа повторяет те же ошибки, которые привели двадцать лет назад к Беловежью”

Дмитрий ВЫДРИН, философ, писатель, советник президента Украины:
— Из Беловежской пущи Кравчук (на тот момент президент Украины. — Ред.) вернулся в крайне растерянном состоянии. Буквально через день он поручил мне лететь во Францию и привезти оттуда модель управления страной. Тогда многим казалось, что стоит привнести французские законы на украинские черноземы, как тут же наступит благодать. В Париже я был поражен двумя вещами: насколько краше нашего Крещатика рождественские Елисейские Поля и как уверенно ведут себя французские коллеги по сравнению с нами. Выслушали все их пожелания, советы, привезли два чемодана документов. Поэтому нынешняя украинская конституция — калька с французской.
Так получилось, что несколько дней назад снова был во Франции. 
И снова поразился двум вещам: насколько Елисейские Поля скромнее Крещатика и насколько неуверенно чувствуют себя политики Франции. Я так и не получил от них ответа на вопросы: есть ли экономическая жизнь после капитализма и есть ли политическая жизнь после демократии?
Мне кажется, что сегодня Европа делает те же ошибки, которые привели двадцать лет назад к Беловежью. Союз распался потому, что был нарушен негласный договор из трех базовых пунктов. Их суть в следующем. Во-первых, цены будут снижаться, а зарплаты и уровень жизни постоянно расти. Во-вторых, лучшие инвестиции — в образование. 
В-третьих, любой труд в тенденции усложняется, наполняется новым содержанием и мотивацией. Распад СССР начался в 80-е годы, когда зарплаты начали снижаться, а цены расти, когда образование обесценилось, и директор нашего института философии получал меньше владельца соседней лавки.
Похоже, европейцы не сделали никаких выводов из опыта СССР. Уровень жизни падает, инвестиции в образование сокращаются.  Выпускники Гарварда мне жаловались: зачем мы платили по 50 тысяч долларов за семестр, если все хорошие места заняты вьетнамцами и китайцами. Труд перестал  усложняться, потому что базовая форма капитализма “деньги — товар — деньги” упростилась до примитивного “деньги — деньги”. А офисный планктон не требует сложного труда и технологий. Недавно я побывал в Европарламенте, и у меня сложилось впечатление, что громадное количество взрослых мужчин с игрушечными джедайскими мечами выходят против кризиса, не понимая ни причин, ни основ его, ни фундамента. Может быть, мы поможем это сделать Европе. У них есть деньги, у нас — опыт.

“Мы набили достаточно шишек”

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации (Россия):
— Двадцать лет назад было совершено тягчайшее государственное преступление, которое, среди прочего, заложило основы для сегодняшнего глобального экономического кризиса. После развала СССР и распада соцлагеря западный бизнес бросился осваивать постсоциалистическое пространство. Главная задача, которую решает любой бизнесмен, осваивая новое пространство, — максимизация прибыли. На практике это означает уничтожение конкуренции.
Освоение постсоциалистического пространства дало деньги для создания современной модели глобального капитализма. Но люди попали в собственную ловушку. Потому что если нет конкурентов, нет развития, а значит, неоткуда взяться спросу, падает уровень жизни. Если в 1986 году в Восточной Европе примерно 18 миллионов человек имели доходы ниже уровня бедности, то в 1996 году таковых было 196 миллионов. Нехватка спроса ударила по развитым странам. Выход нашли изящный: глобальные корпорации попросили правительства своих стран прокредитовать бедные государства, чтобы те могли покупать сбывавшиеся им товары. Но механизма возврата кредитов не предусмотрели, и уже в 1997 году мир влетел в азиатский долговой кризис. Он быстро закончился, но модель освоения постсоциалистического пространства осталась. В итоге все государства вынуждены вливать все большие деньги в экономику, растут долги: в США долги домохозяйств, в Европе долги слабых страны, в Китае долги корпораций.
Условием выживания в кризисном мире является создание новых интеграционных объединений. Эти пространства должны включать в себя сотни миллионов человек, чтобы внутренний спрос мог обеспечивать их устойчивость. Я очень много слышу, что Беларусь — небольшая страна, всего 10 миллионов населения, маленькая экономика, поэтому без интеграции не сможет. Но Россия со своими 140 миллионами населения на фоне Китая, Европы, США тоже маленькая экономика, которой тоже нужно интегрироваться. За эти годы на постсоветском пространстве не возникло ни одного самодостаточного государства. Но когда говорят об интеграции 10 миллионов со 100 миллионами, возникает вопрос: 
а какие гарантии будут иметь эти 10 миллионов? И вопрос этот должен ставить более крупный участник интеграционного процесса. Мы уже набили достаточно шишек, и пора нормально объединяться, без мелочных скандалов и публичного битья посуды.

“Надо создавать блоковую систему”

Владимир ОВЧИНСКИЙ, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук (Россия):
— В последние десятилетия в мире господствуют не объективные законы исторического развития, а теории заговора. Я глубоко уверен, что к 1991 году не существовало никаких объективных оснований для распада советской империи. Был ли другой путь у СССР? В свое время альтернативная программа КПСС была опубликована в газетах. За основу взяли китайский вариант развития, реформы Дэн Сяопина.  Если бы удалось реализовать этот план, то мы жили бы в совершенно другой стране, стали бы передовой державой мира.
На планете был бы другой расклад сил, не было бы глобальных кризисов, 11 сентября 2001 года, арабских революций. Сейчас выход только один — создавать блоковую систему. Формирующийся Евразийский союз в этом контексте имеет большие перспективы. Но его развитие будет определять не экономика, а военно-политическое сотрудничество,  единое обеспечение безопасности и единая информационная политика. Без этих трех компонентов любой союз обречен на провал.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015