На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

КАМУФЛЯЖ ПРЕЗИДЕНТА

2005.10.26 , "Завтра" , просмотров 591
 "ЗАВТРА". Михаил Геннадиевич, как вы рассматриваете разворот Путина и "Единой России" в направлении "инвестиций в человека" и фактическое использование левой идеологии в последних заявлениях и экономических акциях "властной вертикали"?

     Михаил ДЕЛЯГИН.
Данные меры носят косметический характер. Конечно, косметика не есть абсолютное зло — она бывает и питательной, однако ее не надо путать с действительным лечением общества.

     Так, президент незначительно повышает зарплату преподавателям вузов и говорит о создании новых университетов, но тут же клянется в верности разрушительной реформе образования.

     Повышение зарплат части медиков и переоборудование поликлиник будет в основном обесценено разрушительной реформой здравоохранения.

     Повышение зарплат бюджетников лишь ненамного опередит реальную инфляцию и коснется при этом только получающих заплату из федерального бюджета.

     В целом увеличение расходов на социальную сферу выглядит утонченной издевкой в разгаре ее уничтожения. Частично бюджет действительно пытается исправить последствия монетизации льгот, но после разрушения системы точечные впрыскивания денег не улучшают ситуацию.

     Похоже, они решают качественно иную задачу: позволяют заработать разного рода предпринимателям, близким к реформаторам. Подкармливание "своего" бизнеса за счет бюджетных денег формально выглядит увеличением бюджетного финансирования социальных нужд.

     
"ЗАВТРА". Что стоит за широко разрекламированным сдерживанием роста цен на услуги ЖКХ, транспорт и бензин?

     М.Д.
Все нововведения власти даже в Москве не компенсируют увеличения расходов граждан, вызванного реформами, и роста цен, связанного с безнаказанным произволом монополий. В небогатых же регионах ситуация становится просто критической. Скажем, жилищная реформа отдает управление жильем в руки частных компаний, которые практически не контролируются государством и, как всякие монополии, будут завышать цены еще сильнее, чем формально государственные структуры. А это значит новый виток роста коммунальных тарифов, сопряженный, благодаря реформаторам, с выселением неплательщиков.

     Сегодня этой проблемы еще нет, но усилия правительства могут создать ее уже в следующем году.

     
"ЗАВТРА". Вступление Российской Федерации в ВТО Путин не раз признавал стратегическим приоритетом своего правления. Как это встраивается в нынешний псевдо-левый поворот?

     М.Д.
Никак не встраивается. Присоединение к ВТО на уже принятых реформаторами кабальных условиях нанесет сильнейший удар по экономике, приведет к закрытию целых отраслей и как минимум удвоит число безработных.

     Беда в том, что наше руководство, по-видимому, не способно осознать комплексный характер экономического развития; разные направления политики лежат в его сознании "на разных полках", не взаимодействуя друг с другом. ВТО проходит по категории "сотрудничества с мировым сообществом", а что оно преследует свои собственные интересы, и за это удовольствие придется платить жизненным уровнем своих граждан, — этого реформаторы понимать категорически не хотят. Да и про уровень жизни они вспоминают, только когда приходит время оболванивать электорат предвыборными завываниями.

     
"ЗАВТРА". По каким реальным показателям можно судить о приоритетах Кремля?

     М.Д.
Бюджет — вот не только главный, но и самый откровенный государственный документ. Можно не фиксировать письменно принимаемые решения, можно создать эффективную машину дезинформации, можно запугать людей так, что они перестанут не только задавать вопросы, но и говорить, и даже думать на неугодные властям темы. Однако бюджет, то есть признание, как государство намерено получать свои деньги и на что собирается их тратить, раскрывает самые сокровенные его планы. Тут тайное становится явным.

     То, что говорит Путин, может быть интересным, но реальным является только то, что он подписывает в бюджете.

     
"ЗАВТРА". Что вы считаете главным в проекте федерального бюджета на 2006 год?

     М.Д.
Этот бюджет впервые за все годы реформ исходит из того очевидного факта, что сокращение государственных расходов не является способом оздоровления экономики и стимулирования экономического роста. В результате расходы бюджета-2006 вырастут с 16,1% ВВП в 2004 и ожидаемых в 2005 году 16,6% ВВП до 17,5% ВВП. Рост непроцентных расходов еще выше: соответственно, с 14,8 и 15,5 до 16,7% ВВП.

     Отказ от принципиальной установки на минимизацию вмешательства государства в экономику, в том числе и за счет последовательного неисполнения им своих неотъемлемых функций, — подлинная революция в экономической политике российских реформаторов.

     Более того: инвестиционные расходы, ранее предававшиеся анафеме на основе догм либерального фундаментализма, в 2006 году должны ускорить экономический рост на 0,3% ВВП, а к 2008 году их вклад должен будет вырасти до 0,5% ВВП. Налоговые новации должны ускорить экономический рост на 0,2% ВВП в 2006 и 0,1-0,2% ВВП в 2007-2008 годах. Но радоваться этим цифрам слишком сильно не стоит.

     Увеличение госинвестиций не сопровождается должными мерами по усилению финансового контроля, что с высокой степенью вероятности превратит их в инструмент коррупции, а не модернизации.

     Решения о реализации тех или иных инвестиционных проектов принимаются непрозрачно, без должного обсуждения и даже простого информирования общества. Можно вспомнить вспомнить Тихоокеанский трубопровод, решение о строительстве которого было принято без необходимого технико-экономического обоснования!

     В результате разумность как некоторых инвестиционных проектов самих по себе, так и финансирования ряда необходимых проектов именно с участием государства вызывает серьезные сомнения. Увеличение госрасходов на развитие "общественной инфраструктуры" на треть можно было бы лишь приветствовать, — если бы в понятие "общественной инфраструктуры" не включались объекты экспортной инфраструктуры, вполне привлекательные и посильные для крупных российских корпораций. Замещение их средств государствен- ными — это не имеющий оправдания подарок крупным корпорациям за счет средств налогоплательщиков и в прямой ущерб их непосредственным интересам, связанным прежде всего с коммерчески непривлекательной в современных условиях инфраструктурой жизнеобеспечения.

     Таким же подарком, кстати, представляется полная отмена налога на наследование и дарение; отмена налога на дарение снижает к тому же транзакционные издержки при даче взяток. Влияние же на экономический рост снижения налогового давления традиционно переоценивается. Ведь рост средств, остающихся в распоряжении предприятий (в том числе за счет снижения налогов), при сохранении барьеров на пути инвестиций (главным из которых является давление силовой олигархии) увеличивает не столько инвестиции и развитие производства, сколько непроизводительное потребление и бегство капитала.

     
"ЗАВТРА". А насколько значим отказ от минимизации государственных расходов как главной цели бюджета?

     М.Д.
Само это явление следует приветствовать как любой, пусть даже минимальный сдвиг к лучшему. Однако принципиальные установки и идеологические декларации бюджета остались без изменений. Пояснительная записка к проекту федерального бюджета на 2006 год называет в качестве первой и, соответственно, главной задачи бюджетной политики снижение инфляции.

     Требование снижения инфляции игнорирует давно всем известный немонетарный характер инфляции в России, который делает принципиально невозможной успешную борьбу с ней методами бюджетной политики. Достаточно вспомнить первую половину 2005 года: было стерилизовано (заморожено в бюджете и досрочно выплачено по внешнему долгу) более половины (50,1%) всех доходов федерального бюджета, а инфляция составила 8,0% (при годовых проектировках в 8,5% и 6,1% за аналогичный период прошлого года). Подчинение бюджетной политики задачам борьбы с инфляцией означает, что политика максимального сжатия денежной массы будет продолжаться. Важным инструментом станет увеличение внутренних займов, что усугубит нехватку денег в обороте и ухудшит состояние неэкспортного сектора. Попутно это (в уже обозримой перспективе) приведет к совершенно ненужному росту расходов на обслуживание внутреннего долга.

     При этом на текущие расходы по погашению госдолга будет частично тратиться Стабфонд — абсурдно усложненная ситуация, когда деньги гоняют взад-вперед (переводят из текущих доходов в Стабфонд, чтобы тут же потратить их часть).

     Однако самым неприятным является закрепление принципиального отказа от использования средств Стабфонда на нужды страны. Это обессмысливает уплату налогов, а в условиях инвестирования части средств Стабфонда в госбумаги развитых стран и досрочной выплаты за его счет внешнего долга и вовсе делает уплату налогов вредной, способствующей развитию стратегических конкурентов нашей страны.

     
"ЗАВТРА". А до каких пределов будут наращивать Стабфонд?

     М.Д.
Понятие "пределов" к глупости нашего государства неприменимо. Когда его создавали, Кудрин говорил о 500 млрд. рублей как конечной цели. В 2004 году в Стабфонд было направлено 18,5% всех доходов бюджета, в 2005 году ожидается 25%, а на 2006 год намечено 17%. Стабфонд вырастет до 2,2 трлн.руб., превысив первоначально обозначенную Кудриным планку в 4,5 раза, а с учетом занижения доходов бюджета будет значительно больше.

     При этом доходы от "размещения средств" бюджета — 0,4 млрд.руб.. По логике, это доходы от размещения средств Стабфонда. Менее одной десятой процента — вам всё понятно с этими "эффективными менеджерами"?

     Россия уже сейчас с учетом золотовалютных резервов имеет больше средств, чем в относительном выражении имел Советский Союз в лучшие свои годы. И правящая бюрократия все свои силы направляет на то, чтобы не дать направить эти средства на модернизацию страны, на восстановление человеческого и производственного капитала.

     
"ЗАВТРА". Может, им "вашингтонский обком" не позволяет?

     М.Д.
Извините, но это отговорка, призванная скрыть собственные интересы. Если уж обком ВКП(б) обманывали, не говоря об обкоме КПСС, то "вашингтонский", как вы выразились, и вовсе ничего не стоит. Поляки обманывали, немцы после войны обманывали, японцы тоже — наши что, хуже? Ведь есть масса малобюджетных задач, которые не потребуют много денег. Например — убрать беспризорных детей с улиц. Никакой "обком", пусть трижды вашингтонский, и пикнуть против этой цели не посмеет. А в бюджет заложено содержание в детских домах лишь 48,4 тысяч детей — и лишь намек на возможный рост по 10% в год! Зато численность заключенных растет совсем иными темпами с начала 2005 года, и будет по бюджетным прогнозам расти дальше. Оно и понятно: расходы-то на силовиков растут, им поневоле приходится отрабатывать. Это у "кровавого" Сталина суды выносили 10% оправдательных приговоров, — мало, конечно, но при путинских "демократии" и "гуманизме" их раз в пять меньше.

     Однако это деталь. Главный порок политики правящей бюрократии — принципиальный отказ от использования средств Стабфонда для модернизации экономики и снижения нашей зависимости от мировых цен на сырье. В результате правительство копит деньги на "черный день" (который может быть вызван не только внешними, но и внутренними причинами) — вместо того, чтобы использовать их для предотвращения самого наступления этого "черного дня". Для этого есть и время, и деньги — нет желания.

     Простой пример: на обеспечение всем гражданам России прожиточного минимума в течение 2005 года надо, по оценкам, немногим больше 270 млрд. рублей, — почти в 2 раза меньше суммы, направленной на досрочную выплату внешнего долга МВФ и Парижскому клубу. Растянутая на весь год выплата этой суммы беднейшей части населения инфляционно безопасна. Так, в декабре 2004 года практически одномоментный вброс в обращение более чем 260 млрд.руб. дополнительно (месячные расходы выросли более чем в 2 раза относительно среднего уровня) не привели, по результатам тщательных исследований даже официальных экономистов, к сколь-нибудь заметному ускорению инфляции.

     Последовательный отказ от финансирования насущных нужд страны (в том числе полноценной выплаты внутреннего долга населению по обесценившимся в 1991 году вкладам в Сбербанке) при досрочных выплатах внешнего долга еще раз подтверждает: это государство служит не собственному народу, а внешним кредиторам. Более того: оно делает это сознательно. Обещанные подачки носят издевательский характер.

     
"ЗАВТРА". Но все-таки бюджетные расходы растут…

     М.Д.
Прежде всего они на девять десятых растут за счет нового витка сокращения доходной базы региональных бюджетов, за счет финансового удушения регионов.

     Раньше регионы душили "за компанию" с губернаторами. Теперь губернаторов назначают, но бюджетная политика в отношении регионов не изменилась. Похоже, федеральные чиновники просто привыкли получать удовольствие от издевательства над регионами.

     
"ЗАВТРА". Но в рамках федерального бюджета всё же политика изменилась, начался рост расходов.

     М.Д.
Робкая реализация части насущных нужд населения и экономики возможна в условиях сохранения давящего идеологического пресса догм либерального фундаментализма лишь украдкой, при помощи анекдотичных и нелепых мер, позволяющих частично обойти эти догмы, формально не нарушая их (вроде повышения "цены отсечения" с 20 до 27 долл. за баррель, благодаря чему из Стабфонда в подлежащую расходованию часть бюджета "переместилось" 324,1 млрд. рублей).

     При этом непрозрачность этой реализации и отсутствие информации о создании необходимых механизмов финансового контроля (ибо инвестиционные средства на порядок легче поддаются разворовыванию, чем предназначенные на текущие расходы) вызывают опасения, что выведенные из Стабфонда при помощи "повышения цены отсечения" средства стимулируют не инвестиции, а коррупцию. И тогда начало "распила" "собаки на сене", с которой привычно ассоциируется Стабфонд, сможет надолго, как в середине 90-х годов афера ОАО "Высокоскоростные магистрали", дискредитировать саму идею исполнения государством своих неотъемлемых обязанностей в части содействия развития инфраструктуры.

     
"ЗАВТРА". То есть социальный и инвестиционный крен бюджета, о котором сегодня кричат на всех углах, — просто пропаганда?

     М.Д.
Не "просто", так как расходы на эти нужды действительно растут быстрее остальных. Доля расходов на нужды экономики выросла с 8,0% до 10,0% непроцентных расходов, а социальных — с 15,5 до 16,0%. Правда, доля расходов на поддержку регионов, направляемых в основном на нужды экономики и социальной сферы, сократилась с 37,1 до 35,1%. Но главное — в силу относительно небольших масштабов соответствующих расходов основная часть общего прироста расходов по-прежнему приходится на общегосударственные нужды, которые остаются главным направлением государственных расходов. Их доля снизится с 39,3% до 38,9%, в том числе доля силовых структур — с 31,5% до 29,7%.

     Таким образом, несмотря на некоторые структурные изменения к лучшему, бюджет-2006 года остается, как и бюджеты прошлых лет, военно-полицейским, а отнюдь не бюджетом экономической или социальной модернизации.

     Некоторое ослабление главных, военно-полицейских приоритетов бюджета пока не позволяет говорить об их замене на те или иные "гражданские" приоритеты, хотя и порождает у людей, по долгу службы или вере в лучшее всё еще доверяющих правящей бюрократии, надежду на закрепление наметившихся тенденций в будущем.

     Но главное, что вызывает тревогу, — очень формальный подход к рекламируемым целям.

     
"ЗАВТРА". Хорошо, но повышение зарплат бюджетникам, пусть даже только федеральным — это благо?

     М.Д.
Конечно. Но даже после всех повышений зарплата преподавателя вуза без степени останется ниже прожиточного минимума. А зарплата доктора наук, профессора вуза вырастет за 2006 год в среднем лишь с 7026 до 8109 руб. в месяц и не достигнет даже 80% средней зарплаты по стране. А рост разрыва в оплате бюджетников усугубит рост внутренней дифференциации России, разрушающей ее единство и в перспективе ставящей под вопрос ее территориальную целостность.

     Ведь "федеральные" бюджетники — это госслужащие, включая силовиков, судьи, часть медиков, преподавателей вузов и студентов. А большинство "гражданских" бюджетников финансируется из региональных бюджетов, и их оплата сброшена на полное усмотрение регионов. И никаких норматив- ных требований к региональным властям по этому поводу нет. А учитывая изъятие у них новых финансовых потоков в сочетании со сбрасыванием на них новых обязательств — не думаю, что многие регионы "потянут" даже ту куцую индексацию, которая обещана федеральным бюджетникам.

     
"ЗАВТРА". А против повышения зарплат врачам на 10 тысяч рублей что можно возразить?

     М.Д.
Конечно, против повышения зарплат медикам втрое не может возразить ни один человек, знающий реалии их жизни. Но президент говорил не о всех медиках, а только о нескольких врачебных специальностях. Представьте себе: вот работает в поликлинике, например, педиатр. Ему зарплату увеличат втрое. А кто не педиатр — тому не увеличат. И это не мои гнусные домыслы — непотопляемый Зурабов, единственный в истории страны министр здравоохранения без медицинского образования, официально сообщил, сколько врачей получат президентское повышение зарплаты. Их всего около 8% от общей численности врачей страны.

     
"ЗАВТРА". То есть президент предполагает, а чиновники располагают?

     М.Д.
Вряд ли. Скорее, все они просто глубоко равнодушны к заявленным целям. Это видно в бюджете: цели прокламируются, деньги выделяются, но никаких механизмов реализации, и тем более контроля за использованием денег, не создается. Вплоть до того, что механизм использования инвестиционного фонда предусмотрен Бюджетным кодексом (в нем этот фонд называется Бюджетом развития), но правительство предпочитает отказаться от какой бы то ни было определенности.

     Это полностью исключает гипотезу о внезапном изменении государственного курса со стабилизации на модернизацию.

     Единственное логичное объяснение демонстративного разворота в экономической политике и в пропаганде — подготовка к избирательной кампании. Поскольку поддерживать установленные темпы наращивания бюджетных расходов уже в 2007 году будет по объективным причинам невозможным (а снижение темпов роста вызывает обман сформировавшихся ожиданий и политически опасное разочарование), проект бюджета-2006 представляется отражением планов проведения досрочных выборов уже в конце 2006 года.

     Дополнительный аргумент в пользу этого — разработка Минфином документа "Бюджетная политика 2006-2008 годов". При том, что Минфин пропагандой не занимается, это явная предвыборная агитка из тех, что раздают по подъездам за неделю до голосования. Ну и, конечно, выступление Путина 5 сентября 2005 года по своей стилистике носит абсолютно предвыборный характер и вызывает в памяти вершины политического творчества Ельцина. Таким образом, изменения в бюджете, социальный и инвестиционный крен — это своего рода "предвыборный камуфляж" Путина.

     
"ЗАВТРА". А какие выборы могут произойти досрочно?

     М.Д.
Явно не в Мосгордуму. Скорее всего, из Госдумы будут лепить еще более послушный, чем сейчас, и еще более безликий орган, в которой не будет никого, кто смеет высказывать свою точку зрения. Может быть, решат перейти к американской двухпартийной системе — разумеется, в специфическом "питерском" исполнении: у "Единой России" депутатов 400, а остальные 50 — у кого-нибудь еще.

     Принципиально важно, что повышенное значение, придаваемое досрочным выборам в вполне ничтожную Госдуму, означает, что этой Госдуме предстоит сыграть исключительно значимую роль в российской политике. Может быть, это изменение порядка избрания президента.

     Этот способ сохранения Путина на третий срок не хуже остальных. И даже лучше, так как устранит противоречие между всенародным избранием президента и "избранием" губернаторов региональными парламентами. В целом этот шаг, если он будет сделан, достойно завершит политическую реформу, направленную на полное искоренение демократических процедур и институтов (суть демократии — народовластие и ответственность государства перед обществом — была окончательно искоренена в 1993 году, задолго до Путина).

     
"ЗАВТРА". Что еще вы можете добавить по поводу бюджета-2006?

     М.Д.
Мы так привыкли жить в путинском государстве, что забыли рассмотреть главный вопрос — о достоверности бюджета, о том, насколько он соответствует действительности.

     Между тем бюджет-2006 весьма существенно расширяет даже устоявшиеся представления о неадекватности правящей бюрократии. Бюджет рассчитан на основе 5,8% роста ВВП в 2006 году. Таким образом, предполагается прекращение начавшегося в 2005 году замедления экономического роста (за первое полугодие — с 7,6 до 5,7%, за год в целом — с 7,1% в 2004 году до 5,9% по официальному прогнозу).

     Это предположение исходит из того, что замедление роста экономики вызвано в основном замедлением увеличения экспорта нефти с 12-14% в прошлые годы до 2-3% в 2005 году. Предполагается, что за счет сохранения темпов развития остальных секторов экономики удастся сохранить и темп роста, достигнутый в первой половине 2005 года.

     Но сохранение цен нефти на уровне 2005 года и даже ее повышение не спасут от замедления роста до 5,3-5,5% в 2005 и 4,4-4,7% в 2006 году.

     
"ЗАВТРА". А как вы относитесь к официальному прогнозу цены нефти?

     М.Д.
Заложенное в прогноз снижение цены нефти Urals с 48 долл. за баррель в 2005 году до 40 долл. в 2006 году (а по первому, "инерционному" варианту — и вовсе 28 долл.) выглядит откровенным издевательством над реальностью и здравым смыслом.

     Уже несколько лет назад стало ясно, что небывалое по длительности (с весны 1999 года) удорожание нефти вызвано не уникальным сочетанием сиюминутных факторов, но прежде всего двумя фундаментальными причинами: очевидным столкновением человечества при сохранении темпов и характера его развития с нехваткой ресурсов уже в обозримом будущем (по меньшей мере, к 2015 году) и превращением (после краха в апреле 2000 года "новой экономики" в США) фьючерсов на нефть в один из основных глобальных инвестиционных товаров — основное прибежище "горячих денег".

     Вне всяких сомнений, эти факторы сохранят свое действие и в 2005, и в 2006 году. А это означает, что всерьез прогнозировать снижение цены нефти Urals до 47 долл. за баррель к концу 2005 года и до 35 долл. — к концу 2006 (более чем на четверть, на 25,5% за этот год) только на основе конъюнктурных заявлений представителей Саудовской Аравии и США, — по меньшей мере безответственно.

     Конечно, превышающая прогнозный уровень цена нефти будет способствовать более высокому экономическому росту. Однако рост аппетитов силовой олигархии с лихвой компенсирует влияние благоприятной внешней конъюнктуры на экономику России.

     
"ЗАВТРА". Реален ли прогноз снижения инфляции в 2006 году?

     М.Д.
Правительство рассказывает нам о снижении инфляции с 11,7% в 2004 до 11,0% в 2005 и 7% в 2006 (а в 2008 году инфляцию предполагается уменьшить до 4,0-5,5%). Всё это представляется совершенно нереальным. Напомню, что в январе-августе 2005 года инфляция (даже с учетом весьма сомнительного снижения цен в августе на 0,1%) составила 8,3%. Для выхода на прогнозный уровень в оставшееся до конца года время она должна составлять в среднем 0,6% в месяц, что невероятно даже с учетом начатого укрепления рубля и может достигаться только манипуляциями со статистикой. Инфляция 2005 года, скорее всего, превысит 12%, то есть уровень не только 2004, но и 2003 года. В силу своего немонетарного характера она весьма устойчива и с трудом поддается усилиям государства, применяющего в основном заведомо неадекватные монетарные меры. Можно предположить, что напряжением всех сил инфляцию 2005 года удастся снизить до 11,3-11,5%.

     Более того: правительство всё это очень хорошо знает и частично даже учитывает. Весьма показательно, что в 2006-2008 годах для намеченного увеличения реальной зарплаты бюджетников в полтора раза за три года их номинальную зарплату предполагается увеличить вдвое за то же самое время. Это означает, что составители проекта бюджета в полном соответствии со здравым смыслом заложили в расчет зарплаты бюджетников не официально объявленную ими же самими прогнозную инфляцию, а значительно более правдоподобную среднегодовую инфляцию на уровне чуть выше 10%. Тем самым они полностью дезавуировали все свои расчеты и обязательства по всем остальным статьям бюджета.

     Таким образом, проект федерального бюджета на 2006 год основан на заведомо недостоверном прогнозе социально-экономического развития, а значит, представляет собой прямой обман населения, бизнеса и государственных структур России, — всего российского общества… В общем, всё как обычно, вот только выборы досрочные.

     

Беседу вёл Александр Нагорный


Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015