Как правильно называть отреформированную либералами сферу нашей жизни?


Олигархи – лоббисты забирают краба  1

Делягина цитируют

29.03.2019 17:00

Аргументы недели

2991  9.1  

Олигархи – лоббисты забирают краба

Итак, резонансный «крабовый» законопроект №669567-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в части совершенствования порядка распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов» был внесён в Госдуму 19 марта. Суть его в том, чтобы 50% крабовых квот вывести на аукционные торги в интересах одной компании. Уже 1 апреля состоится заседание профильного комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, после чего через несколько дней пройдёт пленарное заседание Госдумы с первым чтением закона о рыболовстве. И затем 8 апреля за планированы парламентские слушания. При этом участники рынка неоднократно заявляли, что закон – скандальный и коррупционный. 

Рыбакам нужна стабильность 

«Аукционный кошмар» в рыболовной отрасли уже был. 

После фактической потери контроля в 1990-е годы в начале нулевых государство решило вернуть национальный ресурс себе. В 2001 году по инициативе тогдашнего премьер-министра Михаила Касьянова, известного под прозвищем «Миша два процента», квоты на добычу водных биологических ресурсов начали ежегодно распределять между рыбопромышленниками посредством аукционов. Результат оказался плачевным: большую часть рыночной цены квот составила банальная коррупционная рента. Рыбаки не могли приобрести право на вылов, зато его покупали многочисленные посредники. Всё это обернулось подкупами и разгулом браконьерства, приносившего основную выгоду дельцам из соседних стран, за копейки скупавшим улов.

Поэтому рыбохозяйственная отрасль встретила с облегчением решение государства отменить аукционный подход и перейти к общепринятому в мире «историческому принципу»: кто ловит сегодня на своих судах, тот будет ловить и в следующий период.

Положительный результат не заставил себя ждать. Притихли браконьеры, так как появилась заинтересованность в законном промысле; в отрасль пошли инвестиции.

Получив долгосрочную «квотную» опору, рыбаки начали развивать береговую инфраструктуру, вкладываться в строительство новых судов, улов пошёл на внутренний рынок. За 10 лет инвестиции в отрасль выросли почти в 10 раз, вдвое выросли перевозки рыбопродукции по железной дороге, втрое – поступления в бюджеты разных уровней.

В 2016 году период наделения квотами законодательно увеличили с 10 до 15 лет. Также поправками, принятыми в закон о рыболовстве в 2016 году, 20% квот по определённым видам промысловых объектов, включая крабов, решили направить на стимулирование обновления флота и переработки: 15% – на строительство современных судов на отечественных верфях (квоты «под киль») и 5% – на создание перерабатывающих береговых предприятий. 

Рыбопроизводители взяли кредиты под долгосрочные проекты. Инвестиции не окупаются за один день. Они работают, как принято говорить, вдолгую. Тем более когда руководство страны всё время говорит о российском производителе, о строительстве своих судов. 

 Но тут вместо ожидаемого развития, стабильной работы и роста производства рыболовецкая отрасль получила «удар под дых». 

Желание Франка – закон? 

Первый звоночек, впрочем, прозвенел ещё в 2017 году. Именно с этого года Русская рыбопромышленная компания (РРПК), ранее распространявшая свои интересы на добычу сельди и минтая, старается покорить и крабовый рынок. Она уже получила права на добычу более чем 2,4 тыс. тонн этого вида морепродуктов в подзоне «Приморье», заплатив за это 10 млрд рублей. Именно эта компания, по мнению рыбопроизводителей, известных экономистов и политологов, является главным лоббистом нынешнего закона. 


Дело в том, что владельцем компании является Глеб Франк, сын Сергея Франка – бывшего министра транспорта России, занимающего сейчас должность генерального директора компании «Совкомфлот». «Совкомфлот» и Объединённая судостроительная компания, по их утверждениям, готовы обеспечить главные площадки для возведения нового рыболовецкого флота России. Вместе с тем «Объединенная судостроительная корпорация» уже более четырёх лет находится под американскими санкциями. «Совкомфлот» находится под прицелом новых ограничительных мер со стороны Вашингтона. Но ещё один немаловажный, а может, и главный момент состоит в том, что Глеб Франк является зятем Геннадия Тимченко. Он с 2014 года также находится в персональных санкционных списках США по отношению к России. И внимание! В проекте новых санкций обозначена судостроительная промышленность нашей страны.

Вслед за санкциями по отношению к судостроительным компаниям могут последовать политические и экономические ограничения по отношению к крупным пользователям биоресурсов. Русская рыбопромышленная компания, которая является потенциальным приобретателем крупной доли квот на вылов краба, обладает родственными связями с попавшими под санкции российскими бизнесменами, что делает её главной мишенью очередной санкционной атаки Вашингтона. Соответственно, экспорт и денежные операции компании, связанные с зарубежными сделками, рискуют наткнуться на международные законодательные ограничения. Будут ли в этом случае выполнены обязательства по вылову биоресурсов, найдутся ли средства на строительство нового флота? А ведь от этого зависят налоговые поступления в бюджеты всех уровней.

Откат в прошлое или откат за будущее? 

Заинтересованные в скорейшем принятии законопроекта персоны, совершенно не обращают внимания ни на заключение Минэкономразвития, которое высказало отрицательное мнение по закону, ни на решение съезда рыбопромышленников, тех самых, кто как раз работает и строит, ни на мнения специалистов и экспертов из регионов, сенаторов и представителей исполнителей власти на местах

Более того, глава Росрыболовства Илья Шестаков ранее заявил, что обсуждать с регионами нечего и что этот законопроект обязательно будет принят в апреле текущего года. 

Но есть ещё один, скажем так, пикантный момент. Инициатива о крабовых аукционах не значилась в плане законопроектной деятельности кабмина на 2019 год. Текст документа был опубликован в открытом доступе только в начале февраля! Разработчик оценил его регулирующее воздействие как «среднее», и потому на его публичное обсуждение выделили всего 15 дней. 

 Когда закон будет одобрен парламентом, а в этом уже практически никто не сомневается, то он, скорее всего, начнёт действовать уже в 2019 году. Участники рыбопромышленной отрасли всерьёз и не без основания опасаются, что на крабах лоббисты отрабатывают технологию, которая будет использована для распределения квот на другие виды водных биоресурсов. А это, в свою очередь, будет означать полный передел рынка, в том числе минтая, трески и других популярных в России видов рыбы. При этом возврат крабовых аукционов приведёт к заморозке строительства новых промысловых судов и перерабатывающих предприятий и как следствие – к сокращению числа рабочих мест и налоговых поступлений в регионах Дальнего Востока и Севера России. А государство вместо предполагаемой прибыли получит реальные убытки и проблемы. Но когда лоббистов – олигархов это волновало? 

Мнения экспертов 

Михаил Делягин, экономист, публицист, политик: 

– В ситуации с принятием «крабового законопроекта» наиболее важны два момента. 

Первый. «Исторический» принцип распределения квот применяется во всём мире, так как наиболее соответствует объективным потребностям отрасли и её специфике. А вот аукционный принцип, как показал опыт начала нулевых, может привести к полному уничтожению отрасли. 

Прежде всего потому, что промежутки между аукционами неизбежно существенно меньше времени окупаемости инвестиций. Это делает инвестиции экономически невозможными, так как инвестировать будет один, а получать плоды вложений – другой. 

Деньги производителей вложены в ремонт и производство – и потому они, как правило, проигрывают финансовым спекулянтам, особенно если те опираются на административный ресурс. Скупив на аукционах квоты, финансисты вновь поставят краболовов (а затем, как можно судить по намёкам официальных лиц, и всех рыбаков) в безвыходное положение.

Это было очень выгодно нашим восточным и западным партнёрам, но для России было катастрофой – особенно с учётом того, что контрабанда привела к расцвету оргпреступности. Сейчас, когда действует «исторический» принцип, даже по оценкам оппозиционных аналитиков, доля нелегального вылова составляет не более 10% и то компаниям, у которых нет официальных крабовых квот, что меньше доли «теневой экономики» в целом по стране. 

Второй момент. Обсуждение этого законопроекта идёт в панической спешке, причём мнение профессионалов и представителей отрасли принципиально и последовательно игнорируется. Более того, эти профессионалы и работники отрасли, а также их представители систематически ошельмовываются. А глава Мурманской области Марина Ковтун, дочка потомственного рыбака, резко выступившая против этого закона, была вынуждена уйти в отставку. 

На прошлом Петербургском международном экономическом форуме я поинтересовался у главы Росрыболовства, зачем повторять кошмар начала нулевых. Ответ был прост: мол, сейчас другой год! Это реальный уровень – причём не только дискуссии, но, похоже, и интеллекта. 

Более всего происходящее напоминает рейдерский передел рынка в интересах детей крупных чиновников. Называющие фамилии этих чиновников получают крупные неприятности. 

Насколько можно понять по действиям государства, оно возвращает Россию в феодализм – во времена панов и холопов. Нынешних олигархов судьба производителей, предприятий, рыболовецких посёлков и, в конечном итоге, судьба страны не волнуют так же, как не волновала первых олигархов 1990-х годов. Дети высокопоставленных чиновников – распоясавшиеся «новые дворяне» – убеждены в своей безнаказанности. 

Глеб Кузнецов, политолог: 

– У рыбаков из рыбацких регионов после полуторалетней борьбы не получилось донести до правительства свою позицию, которая сводится к тезису: не ломайте то, что работает. Лоббисты нового порядка с огромными федеральными связями и возможностями оказались сильнее. Пока, во всяком случае. Посмотрим, что покажет рассмотрение в парламенте. И в ГД, и в СФ работают люди, которые открыто говорят, что изменение регулирования губительно скажется на деятельности региональных предприятий, а через это – на собираемость налогов. То есть те деньги, которые, по мнению авторов и лоббистов законопроекта, «заработает» федеральный бюджет, всё равно придётся отправить в регионы для выравнивания выпадающих поступлений от налога на прибыль. Правительственные законопроекты, безусловно, имеют предпочтительные шансы на прохождение, но в данном случае лёгким оно не будет. Законопроект не просто конфликтный. Он скандальный.

Елена Афанасьева, член Совета Федерации:

– Не секрет, что 99% представителей регионов, которые работают в рыбной отрасли, выступают против нового законопроекта. Это подтвердил и глава Росрыболовства Шестаков. Сегодня (26 марта. – «АН») глава Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортёров (ВАРПЭ) ГерманЗверев заявил, что готов подтвердить заключение Минэкономразвития по поводу увеличения социальной нагрузки, поддерживает предложение об увеличении пошлин. При этом при сохранении квот реально пополнение бюджета на 4–6 млрд рублей в год. На пятнадцатилетнем горизонте доходы государства от добычи краба без всяких аукционов могут вырасти до 70 млрд рублей. Кроме того, благодаря инвестиционным проектам уже два судна спущены на воду в Баренцевом море, которые построены именно на российских верфях. 

Вспомним, что после Госсовета 2015 года была выделена квота на 20%, суть которой, если говорить простыми словами, такова – вначале строите, потом ловите. Теперь же с введением аукционов будет обратное – вначале ловите, а потом строите. А где гарантия? В пояснительной записке правительства нет никаких разъяснений. Важно понимать, что получат регионы. Что их ждёт? Есть беспокойство, что будут сокращены рабочие места. При принятии закона необходимо, на мой взгляд, внести два принципиальных момента. Первый. Закрепить переходный период не менее года, чтобы посмотреть и понять, как он будет работать. И второй. Те, кто выиграет аукцион, должны вначале строить, а потом уже ловить. Это очень важно. 


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью