В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




Телефонный терроризм – это занятие, которым занимаются люди примитивные или убежденные в своей безнаказанности   8

Статьи и интервью

18.09.2017 12:00  7.4 (5)  

Редакция Делягин.ру

3030

Телефонный терроризм – это занятие, которым занимаются люди примитивные или убежденные в своей безнаказанности

Беспрецедентную волну терроризма, к счастью, всего лишь телефонного. Но все равно терроризма, которая обрушилась на нашу страну с 10 числа. Количество людей, которые затронуты этими звонками, которые попали в одну из эвакуаций, превышает сто тысяч человек. Только по Москве, где началось позднее, позавчера, эвакуировано более 40 тысяч человек, 50 объектов, включая крупнейшие вузы и Красную Площадь. И зампред оборонного комитета Госдумы Юрий Швыдкин оценил материальный ущерб от этого в миллиард рублей. Причем, поскольку нет уверенности, что эта волна терроризма телефонного остановилась, то и убытки, наверное, возрастут.

РИА Новости провело опрос среди пользователей своего сайта. Более 17 тысяч человек на него ответили. Из них 4,7% сказали, что они находились в одном из зданий во время эвакуации и 5,4% сказали, что лично не сталкивались, но под эвакуацию попали родные или друзья. Ничего не слышали только 14%. Это масштабное явление.

Звоните, пишите.

Представители наших компетентных органов сообщили Интерфаксу, что не менее 90% звонков идентифицируются как исходящие с Украины. Были сообщения о том, что это какой-то ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России и многих других странах), но вот 90% или больше с территории Украины. И это правдоподобно. Я это ожидал еще в 14-м году, потому что телефонный терроризм – это занятие, которым занимаются люди примитивные или убежденные в своей безнаказанности. Каждый из нас, интонация голоса каждого из нас – это такой же индивидуальный рисунок, как и отпечатки пальцев, как и узор на радужной оболочке наших глаз. Если кто-то сойдет с ума или выпьет лишнего, впадет в ненормальное состояние психики и совершит неправильный звонок по обычному телефону или по мобильной связи, то даже по самому обычному телефоны или из телефона-автомата, до конца жизни ему нельзя будет пользоваться телефонной связью. Потому что такого рода звонки остаются в базах данных и вас могут идентифицировать по любому вашему разговору. И через пять, и через двадцать лет, и через пятьдесят.

Это преступление у нас не считается терроризмом, у нас это считается чем-то вроде хулиганства – срок до 5 лет. И то только в том случае, если повлекло за собой особо тяжкие последствия. Массовую эвакуацию можно так подвести под эту квалификацию. И это, кроме того, дело юристов. Потому что если прокурор докажет, что это была не глупость, а осознанный телефонный терроризм, то статья будет уже другая.

У нас в стране телефонный терроризм какое-то время школьники в период, когда организм ломается, человек не очень хорошо отвечает за свои поступки, этим занимались. Была волна профилактики. Всем все объяснили и практически мы забыли, что это такое. А господа украинцы, украинские нацисты, решили, что они абсолютно безнаказанны. И тут вопрос, как будет действовать российское государство. С одной стороны, огромное количество карателей, которые убивали женщин и детей, работают на территории России, никаких фильтров Россия им не ставит сегодня. Огромное количество людей, которые поддерживали нацизм, сейчас приехали в Россию на заработки. Никто с ними никакой профилактической работы не ведет в массовом масштабе. И что может быть проще? Вся деятельность у нас публична. Если человек поставил лайк в нацистском паблике ВКонтакте, то он уже виден. И при пересечении границы его можно идентифицировать. И провести профилактическую беседу. Или просто поинтересоваться, как он относится к нацизму. И как он относится к Степану Бандере, который является национальным героем нынешней Украины. Если он относится к нему нормально и по-человечески, пожалуйста, напишите на эту тему сочинение. Оно будет у нас. И вы будете понимать, что вам стоит вести себя прилично в чужой стране. Если человек будет кричать нацистские кричалки, тогда ему должен быть пожизненный запрет на въезд в Россию. Лет на пять, пока не поумнеет.

У нас нет последние три года этих элементарных вещей. И никто ими не собирается заниматься. Из-за этого возникают драки, инфицированные вирусом нацизма люди нападают на нас, на нашей земле. Это бывает.

И я хочу зафиксировать, что телефонный терроризм – это преступление общеуголовное. И даже в нынешних санкционных условиях Россия может обменяться соответствующими звуковыми профилями с полицейскими структурами других государств. И соответствующий человек не сможет въехать на заработки в ту же самую Польшу. А если он въедет, то он сядет. В Польше. Или будет выдан России.

Было сказано что-то невнятное о международном сотрудничестве, но ничего конкретного не говорилось. Поэтому я боюсь, что Россия отреагирует, как обычно на украинский нацизм, то есть, никак. Будет превращать нас в терпил, простите за уголовный жаргон, которые не могут себя защищать и не могут защитить своих близких. И это совершенно омерзительно. И неприятная ситуация.

Поскольку все звуковые профили хранятся в структурах, то начать наказывать виновных можно будет в любой момент, когда наше государство оздоровится. Потому что подобного рода преступления, которые коснулись более 100 тысяч человек, нанесли нам ущерба в миллиард рублей и, весьма вероятно, что больше, прощать и забывать такие преступления – это на грани самоубийства. Хотя, в целом, российская политика по отношению к нацистскому государству Украина, в общем, производит впечатление такого самоубийства.

«Если наши службы выяснят, что это звонили хохлы, как их наказать?». Спрашивает Александр. Да никак не накажешь. Александр, во-первых, вопрос использования соответствующих технологий. С одной стороны, есть технологии, которые позволяют дистанционно превратить любой телефон в кусок оплавленного пластика. В любой точке мира. Они немного сложные, но они есть. И это можно сделать. Я думаю, это будет очень хорошим уроком для разного рода безумцев. И нацистов.

С другой стороны, если человек звонил с городского телефона-автомата, конечно, ничего с ним не сделаешь непосредственно, но звуковой профиль голоса, а есть большие архивы на разных людей, он сохраняется. Значительную часть людей можно идентифицировать по звуковому профилю. И установить, что это Иван Иванович Иванов, условно говоря. И тогда заявлять, что он такой-то преступник. И можно включать его в международный розыск по преступлению не политическому, а чисто уголовному. И даже добиваться экстрадиции с территории западных европейских стран, восточно-европейских, несмотря на все санкции, если он туда выйдет. А значительная часть украинских граждан, поскольку на Украине работы нет, они будут выезжать либо туда, либо сюда. А здесь его принимать будет одно удовольствие.

Звонок. Олег, вы в эфире.

- Добрый день! Что должно произойти, чтобы спецслужбы начали работать, хотя спецслужбы оснащены спецоборудованием, которое позволяет не допускать эти провокации. Это специально сделано для того, чтобы больше выделялось денег? И второй вопрос. Я давно слушаю ваши передачи. Вы очень грамотный человек. Почему вы не рассматриваете свою кандидатуру на место нашего премьера?

М. Делягин:

- Спасибо. Я не рассматриваю свою кандидатуру на место нашего премьера и не занимаюсь другими глупостями именно потому, что в каких-то вопросах, не во всех, я, действительно, грамотный человек. И как устроено наше сегодняшнее государство, я понимаю вполне неплохо.

Вот страшная кэгэбня! Чудовищные люди устроили эту дикую провокацию, чтобы повысить свое финансирование! Помимо моральных аспектов и того, что у наших спецслужб куча других забот от ИГИЛ до либералов, проблема еще в том, что эта волна информационного террора показывает беспомощность сегодня наших спецслужб. Никто и никогда не будет пытаться устраивать провокации для увеличения своего финансирования путем демонстрации своей беспомощности. Это не та провокация, которая вызывает у людей страшную жажду немедленно броситься в объятия товарищей офицеров и кричать: спасите нас! Нет. Это другая ситуация. Когда нам показывают беспомощность. И немедленной реакции осуществить, скажем, обычных терактов, все понимают, что это невозможно. Можно быть спокойными, что наши структуры, неважно вы о них думаете или плохо, что они к этому не причастны. Мы являемся объектом воздействия.


Оцените статью