Считаете ли Вы партию "Единая Россия" врагом народа России?


2020-й — это последний год, пусть и плохой, но относительной стабильности  1

Материалы МГД

25.02.2020 13:50

Михаил Делягин

1984  10 (3)  

2020-й — это последний год, пусть и плохой, но относительной стабильности

Я хочу с вами поговорить о стратегических перспективах мировой, а значит, и российской экономики. У меня возникает ощущение, что мир может сорваться в глобальную депрессию уже в декабре этого года. 2020 год - это не пора надежд, а это последний год, пусть и очень неприятной, пусть и плохой, но относительной стабильности.

В минувшем сентябре глобальный экономический кризис вступил в качественно новый этап. В США возник кризис ликвидности. Они прекратили количественное смягчение в мае 2014 года. И вот прошло чуть больше пяти с половиной лет, и США пришлось из-за кризиса ликвидности возобновить финансовую накачку экономики. Они вливают деньги в свою экономику ведрами. Это продолжается и по сей день. До нового года финансовая накачка обеспечивала рост фондового рынка США. В отличие от нас, в США фондовый рынок - это не спекуляции, которые оторваны от реальной экономики, это спекуляции, на которых зиждется все. Когда фондовый рынок растет, лучше всем, включая пенсионеров. Когда фондовый рынок падает, хуже всем.

И вот рост фондового рынка шел до нового года, точнее - до Рождества. Дальше эта система забуксовала. Деньги льются в финансовый сектор рекой. А Dow Jones - американский индикатор фондового рынка - бьется в невидимый потолок, который для него чуть ниже 30 тысяч пунктов. Причем скоро уже два месяца. Новое количественное смягчение действительно защитило мировые рынки, потому что его практикуют все, все вливают деньги. Оно защитило от промышленного спада в Евросоюзе. В декабре там промышленный спад превысил 4 % год к году. Но при этом фондовые рынки ставя рекорды. И коронавирусная паника тоже мировые фондовые рынки практически не затронула.

Задача заключается в том, чтобы фондовые рынки росли. Если фондовый рынок подходит к психологически значимому уровню, он его потом обязательно пробивает. Просто из интересов спекулянтов. А вот если он бьется и не может пробить, и так более полутора месяцев продолжается, это значит, все достаточно плохо. Рост выдохся, падение неизбежно. Вопрос лишь в его глубине.

Специалисты по техническому анализу - это такая экономическая нумерология - они говорят: вливание денег перестроило графики. Если осенью динамика графика фондового рынка совпадала с тем, что было перед Великой депрессией конца 20-30-х годов, то теперь они совпадают с тем, что было перед 2008 годом. Общий консенсус следующий. Если до майских праздников глобальные рынки не удастся удержать от значимой просадки, тот же Dow Jones упадет с 29 тысяч до 26 тысяч, то после частичной летней компенсации они войдут в новую фазу спада, как раз в середине осени. В момент последнего боя, который агонизирующие глобальные либералы дадут побеждающему их Трампу.

Дополнительное давление на мировые фондовые рынки оказывает паника вокруг коронавируса. Без нее рост ВВП Китая и так замедлялся. С минимального с 1990 года, который для Китая был страшным, именно по итогам 1990 года Дэн Сяопин вынужденно перевел китайские реформы в активную фазу, - в минувшем году рост экономики Китая был минимальным, 6,1 %. В 2020 году он должен был замедлиться дальше - до 5,8 %. Но этот прогноз не учитывает ни коронавируса, ни так называемой долговой бомбы.

Кроме 300 % ВВП официально признаваемого долга, это больше, чем в Японии, в Китае существуют еще колоссальные теневые кредиты, масштаб и динамика выплат по которым неизвестны даже в самом Китае. В 2020 году наступает срок погашения облигаций китайских провинций на 2 трлн. юаней. Это меньше 300 млрд. долларов. Для Китая это немного. Но это почти в 2,5 раза больше прошлогоднего. Втрое больше уровня 2017 года. В 10 раз больше среднего уровня 2012-2017 годов. Их придется рефинансировать и выпускать новые. Так что объем эмиссий долговых обязательств китайских регионов может вырасти более чем на четверть в текущем году - до 5,5 трлн. юаней. А это уже почти 800 млрд. долларов.

Без паники в связи с коронавирусом ничего страшного в этом не было. Руководство Китая решило бы проблему путем ничтожного роста дефицита бюджета. Оно могло повысить его до 3 % ВВП. Это приемлемо по мировым меркам. Разово дефицит можно без проблем доводить и до 10 % ВВП в год. До вполне себе гайдаровских величин. Однако имеющиеся долги усилят негативное влияние паники из-за коронавируса. С другой стороны, паника из-за коронавируса - это остановка очень многих производств, которые могут просто создать ситуацию, когда платить будет нечем. Придется замораживать выплаты по долгам внутри китайской экономики или переносить их на один квартал. В первом квартале этого года китайская экономика может замедлить свой рост до 4 и даже до 3 %. По итогам 2020 года экономический рост может составить 5,4 %. Но все равно он будет быстро замедляться.

При этом паника вокруг коронавируса усиливается. Ее последствия могут превысить сегодняшние прогнозы, вплоть до полного прекращения экономического роста в Китае, что уже получило наименование «китайского ноля». Именно Китай своим спросом вот уже больше десятилетия удерживает мир от срыва в глобальную депрессию. С одной стороны, своим спросом. С другой стороны, дешевыми товарами. Если современный атлант сломается, замену ему не найти, и мир рухнет в катастрофу в прямом смысле этого слова. Глобальные рынки распадутся на макрорегионы, которые будут вести друг с другом хаотическую конкурентную войну без правил. Причем ряд территорий будет принадлежать разными сферами своей экономики одновременно к разным макрорегионам.

В тихие комфортабельные времена банкротства Lehman Brothers предполагалось, что срыв в глобальную депрессию может произойти при снижении роста ВВП Китая до 4 %. Тогда рост Китая замедлялся до 8 %. И это казалось нереально далеким. Но сегодня это возможно уже по итогам первого квартала.

Главный страх вызывают все же политические перспективы США. Для нас важнейшее событие 2020 года - это или конституционная реформа, или досрочные выборы в Госдуму, если они буду. Но для Запада главное событие - президентские выборы в США. За три года Трамп взял под контроль исходно враждебный ему госаппарат и Республиканскую партию. И после победы он применит их для уничтожения глубинного государства, которое обслуживает уходящих с мировой политической арены финансовых спекулянтов и потому враждебно Трампу.

Для американских глобальных либералов в целом это будет в лучшем случае социальное убийство. А многие окажутся перед выбором между тюрьмой за преступления, которые неприемлемы даже по меркам США, и могилой в качестве потенциально нежелательных свидетелей. Только у клана Клинтонов исследователи насчитывают до 90 таких жертв. Поэтому победа Трампа для либерального клана США недопустима. Но бороться нечем. В том числе - в силу полного разложения традиционного истеблишмента, который практически полностью утратил связь с реальностью. С одной стороны, в силу предельной идеологизации, а с другой стороны, в силу возрастной деменции.

Трампа мог победить на выборах только симпатяга Байден, но он полностью дискредитировался участием в преступления на Украине. Помимо коррупции и массовых убийств украинцев, ему легко могут предъявить еще и неприемлемое для США потакание разворовыванию денег американских налогоплательщиков на Украине. И вот это уже состав преступления, от которого он не отвертится.

Что американские истеблишмент может противопоставить Трампу? Байден - не работает. Берни Сандерс для либерального истеблишмента, даже его родной Демократической партии, еще хуже Трампа. Трамп хотя бы капиталист. Поэтому Сандерса не пустят на выборы, в том числе прямыми преступлениями. Напомню, что штаб Хиллари Клинтон на прошлых выборах пошел на прямые преступления против него. Для отвлечения внимания от этих преступлений раскрутили истерику по поводу русских хакеров и ввести против нас санкции. Но сам Сандерс не стал защищаться. Он стерпел. А терпилы президентами не бывают.

Сейчас американские демократы надеются на медиа-магната, бывшего мэра Нью-Йорка, всеобщего любимца, 77-летнего Блумберга. Он свое время упустил, подарив его в 2016 году Хиллари Клинтон. Другой статусный кандидат от демократов - 70-летняя Уоррен. Мы ее практически не знаем. Очень яркая женщина. Но это всего лишь нелепая тень Хиллари Клинтон. Она для получения выгод умудрилась объявить себя потомком индейцев, а потом отказалась пройти ДНК-тест. Реально могла бы сокрушить Трампа 38-летняя Тулси Габбард. Мы ее не знаем, очень яркая, живая, энергичная дама. Но она не воспринимается закоснелой демократической геронтократией, потому что ей не 70 лет.

Гомосексуалист Пит Буттиджич стал звездой, выиграв первые праймериз Демпартии по сценарию комиксов. У нас все обратили внимание на его сексуальную ориентацию. Но на самом деле потрясающей была его победа в Айове. После многочисленных компьютерных сбоев при подсчете голосов, названных самими демократами «технологической катастрофой», – и при его вероятной связи с поставщиком программного обеспечения для этого подсчета. Это реализация сценариев американских комиксов. Таким образом, выборы в США глобальные либералы уже проиграли, - и борьбу за самосохранение им придется вести не в рамках правил, а нарушая правила, «опрокидывая столы» по завету героя культового для них сериала «Карточный домик».

Возможно, демократы пойдут на организацию антитрамповской «цветной революции»: технологии отработаны, завезти «неизвестных снайперов» из Грузии или с Украины несложно, отсутствие американского посольства вполне могут компенсировать многочисленные организации вроде соросовских.

Эта угроза так очевидна, что Трамп устами генерального прокурора США жёстко предупредил потенциальных заговорщиков, - но у тех нет выхода: в Америке Трампа им нет места, и это едва ли не единственное, что они сознают, несмотря на свою неадекватность.

Дополнительный ресурс может дать эпидемия коронавируса. Когда товарищ Павленский во Франции сломал политическую карьеру кандидату в мэры Парижа от Макрона, устроив скандал, и сейчас находится под судом, первое, что я сказал: его обвинят в том, что он шпион Путина. Сейчас его реально обвиняют в том, что он – шпион Путина. И собираются высылать в Россию.

Вот сейчас я говорю, что эпидемия коронавируса вполне может быть использована демократами для обвинения Трампа в том, что этот коронавирус - результат применения бактериологического оружия массового поражения не США, но по приказу Трампа. Обвинять в этом будут не Америку как государство, а Трампа как нежелательного политического деятеля.

На самом деле первое применение бактериологического оружия было против нас, когда японцы, судя по всему, посадили вирус полиомиелита на обычного таежного клеща. И мы до сих пор не можем от этого оправиться. Этот клещ уже до Москвы дошел. Но американцы про это не знают. Поэтому это будет шоковое обвинение. Это вообще второе в истории применение оружия массового поражения как такового, после Хиросимы и Нагасаки.

Реальным содержанием обвинения (ибо современные китайцы вызывают у американского истеблишмента не больше симпатий, чем японцы во времена Хиросимы и Нагасаки) может стать создание угрозы глобальной экономической катастрофы, вредящее американским интересам. И в этом случае дело уже не ограничится очередными санкциями против гарантированно безответной России. Внезапный переход рутинного марша протеста в Вашингтоне в штурм Белого дома в прямом эфире CNN станет вполне вероятным. Я на это посмотрю с огромным удовольствием.


Трамп, если выживет, сохранит власть: ветер истории дует в паруса глобальных патриотов, - но дестабилизация США в ходе этого политического хаоса подорвёт мировые рынки и сможет стать решающим фактором срыва мира в глобальную депрессию.

Мы все понимаем, что глобальная депрессия лишит мирового доминирования финансовых спекулянтов и обслуживающих их либералов уже хотя бы в результате разрушения их среды обитания. Глобальные рынки распадутся, а международные спекулянты сильнее государств только при наличии общемировых рынков. Уже на уровне макрорегионов спекулянты окажутся в подчинении местных властей, то есть патриотов. Примерно так, как это произошло во всем мире с началом Великой депрессии на рубеже 20-х и 30-х. ведь 20-е годы были эрой просперити, эпохой процветания, в которой финансовые спекулянты изгалялись как могли и действительно стали глобальными. А когда они доигрались и сорвали мир в Великую депрессии., тут им пришлось поджать хвостик и, поскуливая, полезть под крыло национальных правительств. Но, как и тогда, глобальные либералы сохранятся и как значимая международная сила, опосредующая взаимодействие между макрорегионами.

Однако содержанием истории станет уже не борьба между ними и разнообразными патриотами, как сейчас, а борьба этих патриотов между собой. Как именно это будет происходить, показал Трамп, одержавший молниеносную победу в новом раунде торговой агрессии против Китая. А этот торговый блицкриг он осуществил сразу же после того, как он обеспечил срыва возбужденной против него процедуры импичмента. Первая даже промежуточная победа против глобальных либералов - и Трамп немедленно набрасывается на Китай. Поэтому в реальности никакого союза между глобальными патриотами после победы над глобальными либералами не будет.

Патриотические силы разных макрорегионов сразу начнут сталкиваться друг с другом. Потому что глобальные либералы объединены единым мировым рынком. А патриоты – разъединены. У каждого из них своя родина. И каждому из них безразлична родина других.

Ключевым фактором в столкновении патриотов, которое начнется с началом глобальной депрессии, будет способность взять в союзники хотя бы часть только что поверженных глобальных либералов – как второстепенную, но значимую силу. В межвоенный период Сталин модернизировал СССР именно таким партнерством (да и Коминтерн был, пусть и крайне самостоятельным и своенравным, но филиалом Финансового интернационала того времени).

Ни США, ни Китай не смогут заключить такое партнерство с глобальными либералами. Прежде всего из-за стремления к мировому господству. Кроме того, Трамп не сможет пойти на союз с либералами, как только что нанесший им историческое поражение, а Си Цзиньпин не сможет, потому что он совсем недавно отказался становиться младшим партнером британских элит.А либералы могут предлагать кому бы то ни было только младшее партнерство. Они не могут быть младшим партнером сами.

Евросоюз до перерождения в Еврохалифат, пассивен, как и Индия пассивна, Япония лишена творческого духа, а Англия обладает стратегическим видением, но не имеет ресурсов для реализации своего видения. Так что только Россия может резко и непропорционально имеющимся ресурсам повысить свое влияние после разгрома глобальных либералов за счёт союза с ними.

Возможно, противоестественная с патриотической точки зрения и разрушительная для страны и народа верность президента Путина либеральному клану вызвана не только его формированием как политика в окружении Собчака и его личной порядочностью и личной благодарностью, но и предощущением этого грядущего обострения межнациональной конкуренции. В конце концов, систематически консультировавший его Е.М.Примаков, хотя он выступал против несправедливости однополярного мира, при этом он всегда подчеркивал трудности и опасности мира «многополярного».

Такой союз с либералами для России стратегически опасен. Он очень соблазнителен, потому что можно получить огромные дополнительные ресурсы, но он опасен. Так как для проведения внутри страны политики модернизации, несовместимой с либеральными ценностями внешних партнеров, нужна очень высокая управленческая культура, которой сейчас просто не видно. А без этого Россия может стать ковчегом, спасающим глобальных либералов до завершения начинающейся эры патриотизма, до преодоления глобальной депрессии и начала новой реинтеграции мира и формирования нового глобального рынка. Мы можем стать своего рода «заповедником либеральных гоблинов».

Тогда либеральная политика разграбления, вымаривания и дебилизации России продолжится. А фраза президента Путина о сохранении нормальной семьи, пока он президент, станется зловещей. В этих условиях ковчег либерализма может утонуть на полпути, даже рассыпаться на полпути. Но либералы, пусть даже и глобальные, так далеко не загадывают.

«Левые» же проекты будут ограничиваться Ютубом или безопасной для власти канализации протестной энергии в стиле Грудинина или Платошкина, либо к дискредитации и арестам активистов. И это очень обидно. Потому что крах доминирования глобальных либералов в конкуренции всех со всеми, помимо опасностей, открывает широчайшие просторы исторического творчества.

Срыв мира в глобальную депрессию – это ужасно. Это очень страшно. Я говорю, у меня просто мурашки ползут по коже. Это ситуация, когда придется объединяться вокруг того государства, которое есть. Не потому, что у нас такая историческая привычка, а потому что лучше плохое и неэффективное государство, чем совсем никакого. А выбор будет стоять с еще более беспощадной остротой, чем сейчас, именно в этой форме.

Однако крах доминирования глобальных либералов в конкуренции всех со всеми, помимо опасностей, открывает широчайшие просторы исторического творчества, как я говорил. Только один пример. Ради ослабления или призрака ослабления союза России и Китая США легко поддержат воссоздание в новом виде Советского Союза. И создание, таким образом, нами своего макрорегиона. Потому что 146 миллионов в ситуации, когда, скажем, с Северным Казахстаном технически невозможно обеспечивать границу, для макрорегиона это недостаточно. А чуть больше людей и с границами, которые можно обеспечить, это уже достаточно вполе.

Но, к сожалению, в российском руководстве об этом просто некому думать. Если Россия превратится в заповедник либеральных гоблинов, то и некому будет. Потому что люди в рамках либеральной логики рассматриваются как обуза, а не как ресурс. Когда в 2008 году Россия могла воссоединиться с Грузией по итогам грузинской войны, грузины ждали этого и очень хотели этого. А сейчас они не любят об этом вспоминать. Когда Саакашвили объявил всенародный сбор ополченцев на защиту Тбилиси от российской агрессии, а танки уже подходили к окраине, по данным нашей пропаганды, собралось 52 человека. По данным грузинской пропаганды, собралось качественно больше – 58 человек. Все остальные хотели бы жить вместе с Россией. Дело не в звонке Саркози Медведву. Якобы он пригрозил заморозить счета. Я столкнулся с другой стороной логики. Когда люди говорили: в Грузии живет 3 млн. человек. Ими же нужно как-то управлять. Зачем нам эта головная боль? Этот подход, когда люди рассматриваются не как ресурс, а как обуза, с которой нужно возиться, это классический либерально-бюрократический подход. Этот подход не позволяет нам нормально развиваться.

Именно либеральная ненависть к людям, либеральное презрение к людям, нежелание возиться с ними не позволяет нашему руководству думать о воссоздании Советского Союза. А главное, для воссоздания новой общности нужен позитивный и вызывающий желание присоединиться к нему образ будущего.

Он есть, пусть нелепый и чудовищный, даже у украинских фашистов, - но его нет у российских либералов и коррупционеров. Обратиться к народам они не способны в силу своей грабительской природы, а отделившимся и на глазах дичающим националистическим элитам соседних государств, включая Восточную Европу, они могут предложить лишь совместное разграбление России. Но это отнюдь не приманка для националистов постсоциалистического и постсоветского пространства. Потому что уже успешно осуществляется даже поляками. Этнические элиты искренне верят в то, что отодвигание их от российского корыта – это и есть тот самый фашизм и расизм, который «прогрессивный Запад» точно и ни при каких обстоятельствах не позволит своим либеральным холопам, захватившим Россию.

Даже для сохранения России, даже без перспектив глобальной депрессии, даже если все будет сохраняться примерно так, как сейчас, нужна комплексная модернизация в интересах народа, - но это требует оздоровления российской государственности, то есть переориентация российской государственности с разграбления страны на её созидание. Пока, несмотря на все надежды, связанные с конституционной реформой, с заменой правительства, с какими-то там оговорками президента Путина или короткими фразами, или пробросами, - пока реальных сдвигов к этому нет.

Как сказал Мишустин, ключевые вопросы современности, которые волнуют граждан Российской Федерации, это отказ от кражи у нас пяти лет жизни под видом пенсионной реформы и введение прогрессивной шкалы подоходного налога, чтобы вести 30 млн. людей из тени, - эти наиболее значимые для граждан России меры правительством России и в целом российским государством не рассматриваются в принципе. Их это не интересует. Значит, их не интересует реальная жизнь людей в России.

А ситуация в России продолжает ухудшаться. Росстат выпустил данные об изменении структуры промышленности Российской Федерации. Они ведут к увеличению объемов в статистике промышленного производства в прошлые годы, но в силу увеличения базы промышленный рост этого года будет занижаться. Росстат пошел на изменение статистической методологии, которая не завышает текущие показатели, а занижает. Что является проявлением научной добросовестности. Молодцы, аплодирую.

За восемь лет упала доля всех отраслей промышленности, кроме добычи сырья. Она с 2010 по 2018 год выросла с 34 до 39 %. Доля обрабатывающей промышленности упала с более чем 53 % до 57 %. Доля обеспечения электроэнергией и газовым паром – с 10 до 8,7 %. Доля коммунальной отрасли – с 2,5 до 1,7 %. Наша экономика продолжает превращаться в сырьевой придаток уже не только Запада, но и Китая. И никакой перспективы выхода из этой ситуации действующее российское государство предлагать не может и не хочет.

Учитывая характер нынешнего правительства, учитывая сохранение либералов во власти в Банке России, серьезного изменения социально-экономической политики ждать не стоит. Но в России надо жить долго. Берегите себя. Будьте счастливы. Начинается весна, хотя зимы и не было. Я думаю, что мы справимся. Хотя нам будет очень трудно и страшно. Но мы преодолеем.

Разберем подробнее на моем закрытом академическом семинаре 29 февраля - 1 марта. Регистрация: https://clck.ru/M7Zec


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью