Русофобия — смысл существования российских либералов

Ваше отношение к политическим репрессиям в СССР?




Расправа над журналистом Хашогги — часть операции против наследного принца Саудовской Аравии?

Материалы МГД

09.11.2018 14:00

Московский Комсомолец

938  8.3 (7)  

Расправа над журналистом Хашогги — часть операции против наследного принца Саудовской Аравии?

Убийство журналиста Хашогги производит впечатление не только случайного или обдуманного зверства, но и глобальной информационной спецоперации, нацеленной, как и положено в таких случаях, на решение сразу нескольких задач. В первую очередь — на сдерживание наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана. Такое мнение высказал в своей статье в «Независимой газете» известный политолог Михаил Делягин.

Стоит напомнить, что Джамаль Хашогги был известен как журналист, обозреватель и писатель из Саудовской Аравии, критиковавший власти США и своей страны. Его убийство произошло 2 октября 2018 года в здании консульства Саудовской Аравии в Стамбуле, куда Хашогги пришёл за документами.

В тот день на улице его несколько часов ждала невеста, которую не пустили в консульство, и которая позже заявила об исчезновении своего жениха властям Турции. Турецкие власти через некоторое время заявили, что Хашогги был убит на территории консульства и якобы есть записи, полученные с его «умных» часов. 20 октября министерство иностранных дел Саудовской Аравии заявило, что Хашогги был случайно убит во время вспыхнувшей драки внутри здания консульства.

Версию о том, что это убийство — ключевой момент информационной спецоперации, Делягин подкрепляет рядом аргументов.

Так, политолог обращает внимание на публикацию английской Daily Express, в которой сообщается, что британские спецслужбы заранее знали о подготовке, и как минимум, о похищении Хашогги, но не предприняли при этом никаких действий. Также, как пишет Делягин, «по имеющимся данным, представители еще некоторых государств знали заранее о подготовке медийной атаки против саудовского наследного принца в соответствующее время». Все это позволяет ему сделать вывод, что «противники наследного принца Мухаммеда бен Сальмана заранее подготовили мощнейшую информационную атаку против него, как де-факто главы государства, заранее зная о готовящемся убийстве». И нельзя исключать, что «организаторы этой атаки сами спланировали и вызвавшее ее преступление, - вплоть до оплаты его исполнителей - чтобы ударить по Саудовской Аравии и остановить принца-модернизатора из-за его влиятельности и популярности».

На то, что атака была спланированной, указывает, по мнению Делягина, и время скандала, гарантирующее максимальный эффект - непосредственно перед крупнейшим саудовским инвестиционным форумом Future Investment Initiative. В прошлом году на этой инвестиционной конференции наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман объявил о переходе страны к умеренному исламу (в противоположность официально господствующему фундаментализму). А в этом году, в результате этой информационной атаки, многие главы западных и, в частности, американских компаний отказались от участия в форуме.


Вместе с тем, считает политолог, ставились задачи демонстрации нецелесообразности блокады Катара (включая войну в Йемене) и максимальная привязка наследного принца к этой истории и, одновременно, к президенту Трампу, - чтобы получить в союзники мощнейшие глобальные медиа.

Гипотеза российского политолога о спланированности трагедии противниками принца дает ответы на целый ряд вопросов, возникающих в этом деле.

«Зачем властям Саудовской Аравии устранять достаточно умеренного критика власти, журналиста, - неминуемо понимая, что это вызовет пристальное внимание всего мира? Если уж журналиста действительно хотели убить, то неужели это нельзя было сделать по-другому, чем в наверняка прослушиваемом консульстве? И, наконец, зачем делать это прямо перед крупным инвестиционным форумом?» - пишет Делягин. «Похоже, противникам наследного принца-модернизатора нужна была самая резонансная жертва, убитая самым гротескным и чудовищным образом, чтобы получить максимальный медийный эффект»,

- резюмирует он.

Как и всякая информационная атака, эта также имела несколько целей, в том числе глобальных. По мнению Делягина, «дискредитация принца-модернизатора выглядит естественной частью тотальной холодной войны, развязанной противниками умеренного ислама и наследного принца». Так, политолог считает, что произошло существенное укрепление позиций Катара и Турции, являющихся конкурентами Саудовской Аравии в регионе.

«Турецкие власти получили, по всей видимости, чудовищные записи пыток и убийства Хашогги и могут шантажировать как саудовские власти, так и власти их западных партнеров тем, будут ли они предоставлять эти записи глобальным медиа, а если будут, то в какие сроки и в какой части. Власти Катара контролируют медийное пространство не только ближневосточного региона, но и влияют на повестку многих СМИ мира». Так некоторые запрещенные в России организации получают финансирование от властей Катара, сообщает автор. «Теперь Катар и Турция получили огромное моральное преимущество и могут претендовать на перехват части влияния, - просто потому, что не пытают и не убивают своих политических оппонентов (по крайней мере, в своих консульствах и под запись) и являются поэтому очевидно более безопасными партнерами»,

- указывает Делягин.

В целом же, делает вывод российский политолог, понятно, что эта операция противоречила интересам руководства Саудовской Аравии и соответствовала задачам ее противников и противников непосредственно Мухаммеда бен Сальмана.


Оцените статью