Русофобия — смысл существования российских либералов

Ваше отношение к политическим репрессиям в СССР?




Почему США не услышат китайское предупреждение  16

Материалы МГД

04.11.2018 13:21

Михаил Делягин

7511  8.7 (70)  

Почему США не услышат китайское предупреждение


В инспекционной поездке по провинции Гуандун Си Цзиньпин призвал Южное военное командование ускорить подготовку к военному противостоянию с ВМФ США в Южно-Китайском море в беспрецедентно резкой форме, прямо указав: «Необходимо сконцентрироваться на подготовке к войне». Гонконгская South China Morning Post, воспользовавшись неоднозначностью китайского языка, и вовсе перевела это как прямой приказ: «Готовьтесь к войне»

Прежде всего это естественная реакция национального лидера на рост напряженности и неопределенности в условиях глобальной и почти всесторонней агрессии США: не случайно практически одновременно с этим постпред России в ООН Небензя в сердцах заявил, что «Россия готовится к войне, а США ее готовят».

Растущая склонность США к военной, а то и прямо террористической деятельности представляется инстинктивной реакцией их истеблишмента на ослабление привычного для него глобального доминирования и на «перенапряжение империи», которое после более чем десятилетнего обсуждения породило решительный разворот Трампа в пользу стратегического изоляционизма.

Рассуждения в стиле американской военной доктрины конца 90-х о том, что боевые действия должны начинаться с завоевания превосходства в информационном поле и лишь завершаться прямыми ударами по уже поверженному и деморализованному противнику, устарели: глобальное информационное поле разрушается (проявлением чего служит все более безумная цензура в Facebook и в выдаче новостей даже русского Google), и образ мыслей не только врагов, но и многих союзников на глазах утрачивает значение.

Рассуждения о «войнах нового поколения», делающих ненужными прямое уничтожение противника, лишаются смысла в новой реальности, в которой никому ничего нельзя объяснить из-за воплощения «кошмара Мойнихена». Этот покойный сенатор когда-то сказал: «Каждый имеет право на собственное мнение, но никто – на собственные факты», - однако системные фальсификации глобальных медиа и западных политиков создали мир, в котором каждая из противостоящих сторон имеет именно «свои факты», и даже в случае их полной вымышленности доказать ее, как показывают провокации последних 10 лет против России, невозможно.

Порожденный этим рост конфликтного потенциала на глазах отменяет не только принцип «труп – такой же брак в работе политика, как и в работе бухгалтера», но и все правила поведения, выработанные в ходе и тем более по завершении «холодной войны».

Стремительная утрата США мирового лидерства (в том числе и сознательным отказом от него) сбрасывает мир в межвоенный период с его простыми правилами «забудь о принципах» и «бей первым!»


Однако слова Си Цзиньпина – не просто реакция на глобальные тренды, но и трезвая и конкретная ориентировка именно китайских военных и, шире, всего китайского общества. Ведь США утрачивают доминирование не в безвоздушном пространстве: это лидерство отбирает у них именно Китай.

В экономическом, образовательном и даже технологическом плане Китай уверенно догоняет, а частично уже и перегнал США (которые все еще продолжают грезить и пугаться в сериалах вроде «Черного зеркала» в то время, когда Китай не торопясь тестирует разнообразные системы преобразования человека, условно объединяемые невинным термином «система социального кредита»).

США начинают терпеть поражение даже в сфере «мягкой власти» (неправильно переводимой в России как «мягкая сила»): европейские специалисты все чаще говорят о большей привлекательности Шанхая по сравнению с Нью-Йорком. Наконец, Большой Китай несравнимо разнообразней Большой Америки и способен интегрировать (в том числе через Гонконг, Аомынь и политически независимый Сингапур) носителей самых различных взглядов и трендов.

Единственная сфера, где США пока еще сохраняют свое глобальное доминирование, - военная. Это логично: они обанкротятся в тот же день, когда лишатся системы своих военных баз, держащих за горло или под прицелом всю планету.

Логично и то, что Китай в процессе своего развития, стремясь защитить свои коммуникации от все более агрессивного стратегического конкурента, невольно бросает ему и военный вызов.

В 2017 году он спустил на воду первый авианосец собственного производства (увеличенную копию советского авианесущего крейсера «Варяг», купленного у Украины якобы для парка аттракционов и достраивавшегося 14 лет), в 2020 году ожидается его ввод в строй и включение в состав флота.

А уже в 2021 году ожидается спуск на воду авианосца нового поколения, примерно соответствующего по своей эффективности американским. Сообщается о планах Китая создать шесть авианосных групп, чью деятельность будут обеспечивать 10 зарубежных баз. Но даже наличие у Китая хотя бы одного полноценного авианосца океанского класса позволит ему гарантировать защиту своих морских коммуникаций, что ограничит произвол США и разрушит их гегемонию и в военной сфере. Понятно, что современная элита США, объединенная (даже в условиях «холодной гражданской войны» против Трампа) неприятием Китая и жаждой «освободиться от экономической зависимости» от него органически не способна примириться с такой перспективой, которая может спровоцировать ее на «удар на опережение», чтобы устранить опасность до ее вызревания.

Наиболее вероятная проблема, способная дать предлог для такого удара, - это превращение Южно-Китайского моря фактически во внутреннее море Китая, наиболее вероятное время – 2020-2021 годы. Вторые выборы Трампа могут создать для американской элиты (причем и для его сторонников, и для его противников) непреодолимые соблазны организации «локального военного столкновения» с непредсказуемыми стратегическими последствиями – в стиле подрыва крейсера «Мэн» на рейде Гаваны (вероятно, организованного США для создания предлога для войны с Испанией) или выдуманного инцидента в Тонкинском заливе (ставшего предлогом для бомбардировок Северного Вьетнама).

Подобные перспективы должны заставить насторожиться далеко не только один Китай, - но, как минимум, еще и Россию.


Оцените статью