В РФ грядут массовые сокращения?

Ваше отношение к политическим репрессиям в СССР?




По каким правилам работает нынешняя пенсионная система  1

Материалы МГД

14.09.2018 10:44

Радио Комсомольская правда

2489  8.9 (21)  

По каким правилам работает нынешняя пенсионная система

— Здравствуйте, дорогие друзья. Лето закончилось. Что это означает на практике для каждого из нас? В первую очередь то, что скоро весна. Эта весна придет все равно, и когда она придет, нужно к этой весне быть готовым, чтобы получить максимум пользы и максимум удовольствия от нее.

А теперь о главном событии недели – окончательном, как я понимаю, утрясании предстоящей пенсионной реформы. Правила пенсионной системы запутаны до такой степени, что многие выразили недоумение. Президент Путиндействительно сказал вещь, которая многим резанула слух. Он сказал, что женщина, у которой 5 детей, может, как и сейчас, выходить на пенсию в 50 лет. Все мы знаем, что женщины сейчас уходят на пенсию в 55, поэтому все удивились. Но на самом деле, действительно, у нас сейчас очень запутанная система, она связана не только с пенсионным возрастом по годам, но и с накоплением так называемых пенсионных баллов. И вот если у вас есть 5 детей, то за 5 детей вам начисляют 21,8 балла, что уже достаточно для выхода на пенсию. И даже когда в 25-м году все якобы закончится, даже тогда для пенсии надо будет 30 баллов, и тогда женщина сможет выйти на пенсию, правда, она будет тогда получать (в сегодняшних ценах) менее 7,5 тыс. рублей. О чем еще может мечтать женщина с 5 детьми, как в 50 лет выйти на пенсию на 7,5 тыс. рублей? Вероятно, по мнению министра финансов, который, если я правильно помню, в 2016 году получал в месяц 7,2 млн. рублей (то есть почти в тысячу раз больше), этого вполне достаточно. Тем не менее, такая запутанность системы сыграла злую шутку даже с президентом. По крайней мере, в этом отношении претензии к нему абсолютно беспочвенны, он сказал то, что есть на самом деле.

У нас звонок.

Владимир:

— Я внимательно слушал выступление Путина, но все-таки так и не понял, с чего же мы будем формировать Пенсионный фонд, кроме как с того, что мы продлим время пребывания на работе всем остальным? А за счет расширения производства, получения дополнительной прибыли как источника всего нашего благополучия – ничего не сказано. Мне кажется, есть другой путь, который был и в советское время. Тогда мы только формировали Фонд социального страхования и расходовали его, в зависимости от сложности производств, условий труда. А остальное шло за счет прибыли предприятия. Почему нельзя сейчас? Я думаю, что сейчас боятся того, что прибыль должна быть отделена от всех остальных фондов, чтобы ее можно было присваивать. Поэтому у нас куча фондов, куда людей ненужных, штаты раздуты. Или я не прав?

М. Делягин:

— Владимир, все это имеет место, в значительной степени вы правы, но мне кажется, логика у государства другая. Посмотрите на официальную риторику. У нас бурный экономический рост, у нас все прекрасно. У нас новые технологии, у нас бюджет захлебывается от денег, он профицитен. У нас международные резервы, которые позволяют гарантировать все на свете. У нас дорогая нефть, у нас все прекрасно, и поэтому люди должны работать дольше. По крайней мере, внешне это выглядит как-то так. Естественно, что отказ от социализма и всяческие проклятья в адрес социализма, которые сейчас из каждого утюга зазвучали с удесятеренной яростью, вызваны именно тем, что при социализме производство служило людям, а сейчас, насколько можно судить, производство служит ограблению людей ради ограниченного количества сверхбогатых людей и чиновников, часть из которых даже легализовала свои богатства.

У нас еще звонок.

Сергей:

— Я думаю, вы не зря сделали акцент на весну. Скорее всего, будет решаться вопрос с уходом Путина на заслуженный отдых.

М. Делягин:

— Вряд ли. У него все в порядке со здоровьем. Я думаю, что выборы сейчас покажут небывало высокую поддержку «Единой России». Потому что люди, которые не стесняются сокращать пенсионный возраст, они, наверное, не постесняются и показать те результаты, которые полезны правящей системе. Поэтому я не думаю, что стоит ожидать ухода Владимира Владимировича Путина. Более того, учитывая украинский опыт, не уверен, что с этим стоит связывать какие бы то ни было надежды.

Я начал с того, что у нас безумно запутанная пенсионная система. И даже госпожа Голикова выдвинула идею уже шестой пенсионной реформы. Они хотят вообще полностью отказаться от всех баллов, правда, за счет того, что уравниловка вырастет еще сильнее. У нас сейчас уравниловка, как я понимаю, с пенсиями выше, чем была при советской власти. И при этом средняя пенсия по требованиям Международной организации труда будет достигать 40% средней заработной платы. Но я не знаю, до какого времени для достижения этого результата нужно будет еще больше увеличить пенсионный возраст – до 70, 75. Потому что понятно, что при нынешней системе никто этого делать просто не захочет.

Давайте примем еще звонок.

Сергей:

— Все эти сказки о демографической яме, об отсутствии денег – это не более чем сказки. Во время войны вообще треть трудоспособного населения была уничтожена, но никто не поднимал. Деньги тоже есть. Как вы думаете, истинная причина всей этой затеи – не Запад ли требует?

М. Делягин:

— При чем здесь Запад? Запад ничего не может у нас требовать даже теоретически, просто потому, что мы от Запада никак не зависим, более того, находимся с ним в состоянии экономической войны. Я напомню, что через 22 года по завершении Великой Отечественной войны, в 67-м году, в Советском Союзе действительно произошло изменение пенсионного возраста. Пенсионный возраст колхозников, который при Сталине и Хрущеве был выше, чем для всех остальных, его снизили до обычных до всех 60 и 55 лет. То есть через 22 года по завершении ВОВ у нас пенсионный возраст снизили. Сейчас, через 20 лет после 90-х годов, которые совершенно справедливо президент Путин сравнивает по своим последствиям с гитлеровским нашествием, пенсионный возраст, наоборот, повышается. Ситуация, на мой взгляд, очень простая. Если можно не давать людям деньги, так и не надо им давать. Это называется снижение издержек.

Давайте еще звонок примем.

Иван:

— Почему этот вопрос, настолько серьезный, мы не обсуждаем на референдуме? Надо дать право народу высказать свое мнение. Второе. Если запустить экономику, одно только сельское хозяйство запустить, сделать госхозы, как угодно, при поддержке государства, мы можем накормить 1 миллиард населения на земле. И эти деньги, которые мы заработаем, их достаточно будет не то что повышать пенсионный возраст, а снижать. Я уж не говорю о промышленности. Я живу в Ставропольском крае и смотрю, какая у нас разруха, сколько земель.

М. Делягин:

— Действительно, если начать развивать экономику, тогда пенсионный возраст можно будет еще и снизить. Я напомню, что еще такой известный «демократ» и «борец за права человека», как господин Берия, которого никто не заподозрит в излишнем гуманизме, говорил еще в начале 50-х годов о том, что уже тогда производительные силы позволяли снизить рабочее время до 4 часов в день. Но если развивать экономику, то мы станем конкурентоспособны, и российская экономика станет конкурентом западным экономикам, в частности, станет конкурентом международному бизнесу. А когда я все время говорю, что нашей социально-экономической политикой, в значительной степени – государством руководят либералы… Понимаете, ведь либерал – это не ругательство. Либерал – это человек, который искренне считает, что государство должно служить не народу, потому что с народом ему не повезло, а должно служить глобальным спекулянтам, глобальному бизнесу. Если российская экономика разовьется, она станет конкурентом для этого самого глобального бизнеса. Поэтому это недопустимо в принципе.

Что касается референдума. У нас пять групп инициативных собирается. Я думаю, будет то же самое, что с импичментом президента Ельцина в 99-м году, когда все в принципе были согласны с тем, что импичмент нужен, но их развели по четырем разным вопросам, и ни один из этих четырех рассматриваемых вопросов не набрал нужного количества голосов. То же самое, скорее всего, будет и с референдумом. Потому что не для того у вас забирают годы жизни, чтобы вы могли что-то об этом еще и говорить.

Давайте еще звонок примем.

Сергей:

— Михаил, объясните как экономист. Я на пенсии. Я пытался посчитать свою пенсию.

М. Делягин:

— Даже не пытайтесь.

Сергей:

— Я не смог. Там столько каких-то коэффициентов дурацких…

М. Делягин:

— Вот я – доктор экономических наук, у меня все в порядке с математикой, меня хорошо учили. Более того, советскую школу я закончил с золотой медалью. И МГУ я закончил с красным дипломом. И я даже не пытаюсь посчитать свою пенсию, потому что это бессмысленно. Система сделана так, чтобы ее, на мой взгляд, нельзя было посчитать даже теоретически. В принципе для тех, кто еще не вышел на пенсию, нужно зайти на сайт Пенсионного фонда, зарегистрироваться там через сайт госуслуг, и вы увидите, сколько баллов вам начислено (не знаю, по каким принципам), какой у вас стаж, сколько у вас накопительные взносы. Можете посчитать свою будущую пенсию. В прошлом году один балл был 80 рублей, сейчас – 81,5 руб. То есть это прирост менее чем на 2% за год. Это отчетливо ниже инфляции. То есть баллы с годами обесцениваются, даже сейчас, когда федеральный бюджет захлебывается от денег. А в будущем, поскольку все зависит от состояния федерального бюджета, он будет обесцениваться еще сильнее.

Давайте примем звонок.

Константин:

— Вот тут человек сказал, что Россия может прокормить около миллиарда. Ну, аграрная страна. Цифры следующие. Дачных участков около 40 миллионов. Если людей заинтересовать, на 8 лет участок…

М. Делягин:

— Константин, вы сейчас говорите о том, как сделать лучше. Как сделать так, чтобы мы могли кормить если не миллиард человек, то хотя бы самих себя. Простите, но вся государственная политика в социально-экономической сфере направлена ровно на то, чтобы сделать хуже. Если кто-то хочет поджечь дом, а вы к нему приходите с планом строительства дома, ваш план строительства дома может быть хорош или плох, но он не подойдет тому, кто дом поджигает, просто потому, что у него принципиально другая задача. На мой взгляд, ситуация такая.

Я тоже зашел на эту страничку, посмотрел. У меня стаж чуть больше 20 лет, притом что я учился в вузе в советское время. В советское время в отличие от нынешнего, либерального, учеба в высшем учебном заведении засчитывалась в трудовой стаж. То есть у меня трудовой стаж с 18 лет. Да, у меня были перерывы в работе, но явно не 12 лет. И даже эти 20 лет, что мне все-таки признали, я находился на весьма серьезных должностях (помощник премьер-министра, советник первого вице-премьера, советник просто вице-премьера) с весьма приличными заработными платами. И при этом средняя пенсия, которую я получил бы, если бы вышел на пенсию сейчас, составляет 16700 рублей, что совершенно ничтожно превышает средний уровень пенсий в 14400 рублей. Поэтому в результате всей этой пенсионной реформы основное настроение, которое сейчас людей охватывает, заключается в том, что никакой пенсии у них не будет, и вы сами должны собирать себе деньги, откладывать, сколько можете, потому что рассчитывать на это государство невозможно в принципе.

Давайте еще звонок примем.

Игорь:

— Я пилот гражданской авиации, мне 53 года. Я из людей, которые хотят как можно дольше работать. Потому что когда мы выходим на пенсию, это катастрофа. Это не деньги. По сравнению с тем, что мы получаем сейчас, это вообще копейки. Как с этим бороться?

М. Делягин:

— Я не знаю, как с этим бороться. Но если у вас есть возможность что-то откладывать, то откладывайте, и не в рублях. По-другому, к сожалению, никак. Ну и, конечно, высокопрофессиональные, сложные специальности – здесь должно определяться не формальным временем или сроком стажа, а реальным состоянием здоровья. Это касается, думаю, в том числе и пилотов.

Напомню, что у нас больше чем в половине регионов мужчины не доживают до 65 лет. И не будут доживать, потому что если человек работает дольше в пожилом возрасте, то от этого у него здоровья не прибавляется, организм изнашивается быстрее. То есть продление времени интенсивной работы само по себе способствует сокращению жизни. Результатом понимания этого, результатов копеечности пенсий, результатом действия государства становится уход в наличность, нежелание платить налоги. Потому что многие задают вопрос, который представляется вполне резонным – а зачем мне платить пенсионные взносы, если я, скорее всего, не смогу получать пенсию или буду получать незначительное количество времени эту пенсии? Я лучше отложу эти деньги у себя на депозит. Тем более что депозит в Сбербанке или в другом банке, который точно не закроют, растет явно сильнее, чем пенсионные взносы, это явно более выгодное вложение. В общем, вполне разумно. И многие уже столкнулись с последствиями этого подхода, по крайней мере, в крупных городах. Обратите внимание, в середине июня в очень многих кафе, ресторанах, мастерских по самому разнообразному ремонту, в химчистках, где раньше прекрасно принимали карточки, сейчас вам вдруг говорят: знаете, у нас компьютерный сбой, у банка висит система, какие-то электромагнитные колебания… Мне даже один раз в одном московском кафе рассказывали про компьютерную атаку американцев. И говорят: знаете, у нас карточки не работают, у нас только наличными принимают. Причем если вы упираетесь и говорите: у меня только карта, наличных нет, - в значительной части этих случаев проблема мгновенно рассасывается, деньги начинают принимать.

На самом деле это не недоразумение. Это нежелание, причем не персонала, а владельцев этой организации платить налоги этому государству. Я не могу ничего возразить этим людям. Потому что когда у государства на 1 августа неиспользуемые резервы в федеральном бюджете 8,6 трлн. рублей, когда эти деньги выросли только за 7 месяцев этого года на 2,4 трлн. рублей, и эти деньги не направляются ни на инвестиции, ни на развитие… Хорошо, конечно, что их не воруют, это приятная новость, но они ни на что не направляются. Я не возражал бы, если бы их направили на повышение зарплаты, в конце концов, сотрудникам ФСБ (тоже люди делом занимаются). Но эти деньги не направляются вообще ни на что и никак. И платить этим людям налоги? Смысл уплаты налогов волшебным образом исчезает в свете такой социально-экономической политики.

Давайте примем еще звонок.

Игорь:

— Я хочу поднять тему, которая, наверное, никогда не звучала, но она чрезвычайно важная, в частности, по Московской области. Есть такой единый информационный центр, который собирает все наши деньги за ЖКУ. В счет, который они приносят, включены все наши расходы, без всяких льгот, которые положены инвалидам, ветеранам и т.д. Они, что называется, чохом собирают все к себе, а потом долями в течение какого-то времени нам возвращают. В то время как в Москве счет предъявляется чистый, кому положены льготы, они…

М. Делягин:

— Да, я понимаю. Это называется принудительное кредитование, когда ваши деньги изымают у вас беспроцентно и держат у себя некоторое время, а потом возвращают. Это абсолютное злоупотребление. Это не имеет право на существование, как и многое другое в нашем государстве. Против этого имеет смысл бороться. У вас еще 9 дней, в течение которых вы можете как-то отстаивать свои права. Потому что я сильно подозревая, что после того, как этот губернатор переизберется, ему будет безразлично вообще все. Это моя гипотеза, надеюсь, что она будет неправильная.

Возвращаясь к пенсиям. Нам обещали, что в 2024 году пенсия составит в среднем 20 тыс. рублей. Сейчас – 14 с небольшим тысяч. То есть за 6 лет она вырастет на 41%. Вроде бы это много. Но в среднем рост составит в год 5,9% при 4-процентной целевой инфляции Банка России. То есть рост пенсий в реальном выражении составит 1,8% в год от нынешнего нищенского уровня. Возникает детский вопрос – из-за чего сыр-бор? Уже в следующем году… Да, прибавка в тысячу рублей в месяц – это серьезно, это те деньги, за которые, как думают представители правительства, нынешние пенсионеры готовы продать и своих детей, и своих внуков, но только из этой тысячи в среднем 572 рубля – это те деньги, которые и так должны были быть прибавлены благодаря индексации.

Давайте примем еще звонок.

Сергей:

— Если на иждивении у мужчины в возрасте 60 лет несовершеннолетние дети, льгота не предусматривается никакая?


М. Делягин:

— Я не специалист по социальному праву, но сильно подозреваю, что если и предусматриваются, то небольшие.

Вы задаете вопрос, что делать. Знаете, элементарно. Да, может быть ситуация, при которой повышение пенсионного возраста действительно неизбежно, потому что все остальные резервы исчерпаны. Это вещь крайне болезненная. Поэтому перед этим сначала нужно использовать все остальные резервы. Во-первых, у государства есть деньги. В Фонде национального благосостояния, который специально создан в 2007 году, 11 лет назад, именно для покрытия дефицита Пенсионного фонда, лежит 4,8 трлн. рублей. То, что эти деньги не расходуются целевым образом, означает, что они расходуются нецелевым образом. Это грубейшее нарушение. Но Счетная палата молчит об этом в тряпочку – и при Голиковой, и при Кудрине, и до Голиковой.

Второе – это эффективность денег в Пенсионном фонде. Да, действительно, президент абсолютно прав, если понастроенные дворцы продать, то этого хватит на несколько дней выплаты пенсий. Но, простите, а несколько дней выплат пенсий – это что, так мало, это недостаточно? Кроме того, неэффективность Пенсионного фонда не сводится к дворцам. Дворцы – это просто символ этой неэффективности. В реальности на административные расходы в обычных пенсионных фондах по норме это примерно 5% от общего объема расходов. Причем чем больше расходы, тем ниже эта доля. У нас, если я правильно помню, это процентов 19, то есть почти в 4 раза больше. Я понимаю, что такая вещь, как неэффективность, она не лечится. Кто-то бесхозяйственный, кто-то ЕГЭ сдавал, кто-то просто воровать хочет. Но даже если эту бесхозяйственность снизить, даже если довести долю административных расходов Пенсионного фонда не до 5, а до 10%, это даст колоссальную реальную эффективность. Представьте себе, 9% всех расходов Пенсионного фонда мы получим в виде прибавки. Я подозреваю, что после этого о дефиците Пенсионного фонда некоторое время можно будет не вспоминать.

Ну и, наконец, самое главное. Причины дыры в Пенсионном фонде в том, что у нас 30 миллионов человек работает в тени. И они работают в тени не потому, что они такие плохие, а потому что чем вы беднее, тем больше вы должны платить государству. Дело не в плоской шкале подоходного налога. Регрессивную систему обложения фонда оплаты труда задает регрессивная шкала обязательных социальных взносов. Чем вы беднее, тем больше с вас дерут. Поэтому если вы бедный, если вы принадлежите к большинству граждан России, тогда из фонда оплаты труда забирается у вас больше трети. Часть забирается через вашего работодателя, часть платите вы, но в сумме больше трети. А если вы сверхбогатый или просто богатый человек, вы можете платить 6% с копейками через индивидуальное предприятие. В результате у нас налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных.

30 миллионов человек работают в тени, не платят в том числе в Пенсионный фонд. Дыра будет при любых обстоятельствах. Вы до 75 лет задерите пенсионный возраст – все равно через некоторое время будет эта дыра. Нас уже лишили реальных пенсионных прав в 14-м году, когда перешли на эти безумные, обесценивающиеся с каждым годом баллы. Тем не менее, этого хватило только на 2,5 года. Потому что пенсионная система в ситуации, когда людей выталкивают в тень сверхвысокими налогами на бедных и сверхнизкими налогами на богатых, эта система сжимается, как шагреневая кожа. И пока не исправить систему обложения доходов, пока не сделать ситуацию, при которой люди могут платить налоги и могут работать не в тени, до тех пор пенсионный кризис будет продолжаться, даже если вообще отменить выплату пенсий.

К сожалению, ситуация такова. И наши либеральные реформаторы истерически, истошно отказываются платить налоги Российской Федерации, если я правильно понимаю их позицию. Потому что когда они говорят, что богатые не будут платить, это ложь. Богатого очень просто отследить, потому что богатых немного, и у них большие финансовые потоки, с них есть что взять. И за то, чтобы не сесть в тюрьму, богатые заплатят. Поэтому во всем мире прогрессивная шкала налогообложения. Только в России она регрессивная, потому что наши либеральные реформаторы сделали себя миллиардерами (или как минимум миллионерами) и не хотят платить налоги, как они выражаются, этой стране.

Давайте примем звонок.

Валерий:

— Михаил, учитывая высочайший уровень вашей компетентности, вы все правильно говорите, очень четко, грамотно, но создается впечатление, что вы, может быть, опасаетесь, может быть, вам нельзя по радио говорить самые главные вещи. Вы все время отводите это так называемое либеральное правительство от главного источника власти, бенефициара всей этой системы, то есть от Путина.

М. Делягин:

— Просто вдумайтесь в современный бюрократический безумный бред. Для людей избиение детей в детском саду, юридическая оценка этого факта – оказание услуг ненадлежащего качества. Думаю, скоро мы услышим вместо «повышение пенсионного возраста» - «повышение продолжительности активной жизни». Что характерно – не придерешься. Строго говоря, так оно и есть.

Вы мне справедливо пишете: что я все о плохом? Действительно, у нас есть хорошее. В рамках кусочно-разрывного развития у нас многие отрасли развиваются просто великолепно. Сверхдоходы, доходы, инвестиции, прибыль – все что нужно. В 90-е годы, если вы развивались хорошо, к вам приходил браток, бандит, и говорил, ласково поигрывая автоматом или не поигрываю: значит, так, дорогой, у тебя очень хороший бизнес, теперь ты будешь платить мне столько-то. В начале нулевых ко многим приходили представители так называемых правоохранительных органов и говорили: у тебя очень хороший бизнес, мы тебе готовы оставить даже три четверти. А теперь, как показывает некоторая практика, приходят не бандиты и даже не правоохранители, приходят люди с высоким административным ресурсом, так называемые «новые дворяне». Как я понимаю, родственники министров, губернаторов и прочих высоких чиновников. И говорят очень интеллигентно: вы отдадите нам половину рынка. Такая ситуация сложилась в одной из бурно развивающихся отраслей, в частности – в краболовстве. Это отрасль модельная по тому, что происходит во всей нашей экономике. Поэтому я об этом и говорю.

У нас премьер-министр страны исчезал. Над этим все посмеялись, кто-то посочувствовал, кто-то надеялся, что не вернется. Надежды не оправдались, человек вернулся, работает, все у него слава богу, говорят. Но во время своего отсутствия он подписал распоряжение правительства о развитии конкуренции. Это замечательно. Развитие конкуренции было в стиле «углубить, рассмотреть и улучшить». А конкретно там рассматривался только вопрос о краболовстве. О том, что рынок нужно переделить и резко трансформировать. Только после этого решения профильное Агентство по рыболовству наконец-то соизволило снизойти до регулируемой им отрасли. Потому что раньше они ни в какие содержательные разговоры с представителями этой отрасли не вступали.

Идея передела рынка краболовства, который слишком хорошо развивается, была выдвинута еще в ноябре прошлого года. все это время представители Росрыболовства дискуссий избегали просто виртуозно, художественно. Решение принято. И после этого стало возможным хоть что-то процедить своим жертвам сквозь зубы. Правда, не по своей воле. Росрыболовство ответило представителям отрасли только после того, как они обратились к президенту, и только после того, как администрация президента спустила им их письмо. До этого они типа ничего не видели. Ответ фееричный. Из этого ответа следует, что реальность для правительства Медведева не существует в принципе как таковая. Как иначе можно объяснить такое утверждение. Передел половины рынка, рынок – это распределение квот на вылов краба, во всем мире применяется исторический принцип, кто раньше ловил, тот ловит и сегодня, и при этом эти квоты они могут продать, происходит расширение рынка за счет восстановления поголовья, новые квоты выставляются на аукцион, и так далее. Это отнюдь не закрытый рынок.

Тем не менее, Росрыболовство осуществляет перераспределение половины квот. Те квоты, которые в рамках исторического принципа принадлежат тем, кто ловит, у них изымаются и выставляются на аукцион, который рыбаки, как любые производственники, проиграют гарантированно, потому что у них нет свободного финансового потока, который у нас дает сейчас административный ресурс. Осуществив эту революцию, этот передел, Росрыболовство заявляет, что изменение этого принципа, прекращение его деятельности на половину рынка «не способно нарушить или заменить этот принцип». И это просто игнорирование реальности. Если какой-то принцип вдруг начинает применяться только к половине рынка, понятно, что это и нарушение, и замена. Правда, в том случае, если руководство федерального ведомства понимает русский язык и смысл используемых им слов. Или если им вообще не все равно, что говорить отрасли, которую они переделяют. Представители Росрыболовства уверенно указывают на сочетание высокой рентабельности краболовства с отсутствием инвестиций его участников.

У меня возникло такое классовое чувство. Люди зарабатывают деньги, ни копейки не инвестируют, какие они негодяи, еще на что-то жалуются. Правда, я читаю дальше, и вдруг выясняется, что представители Росрыболовства это утверждают на основе информации только от двух крупнейших предприятий отрасли из 14, то есть делают выводы на основе заведомо частичной и не позволяющей судить о ситуации в целом информации! Это наглядно свидетельствует не только о вменяемости регулятора, но и о его авторитете. Получается, что 12 из 14 крупнейших предприятий просто не предоставляют информацию, ожидая, что Росрыболовств сначала им ответит на ранее заданные ему и вполне резонные вопросы.

Ждать чего-то разумного от людей, которые всерьез считают, что перетряхивание рынка каждые 3-5 лет при помощи новых перераспределений квот на аукционах, «будет способно оказать положительные эффекты по интенсификации профильных инвестиций». Они так пишут, у них такой русский язык. Срок окупаемости инвестиций 7-10 лет, то есть вдвое больше. Если вы перетряхиваете рынок на протяжении окупаемости инвестиций минимум один раз, никто эти инвестиции делать не будет.

Признавая наличие информации по двум крупнейшим предприятиям из 14, Росрыболовство указывает на достаточность средств у этих предприятий для участия в аукционах. Мол, они могут заложить в банки свои активы и оставленные им квоты, продать свои активы, привлечь деньги у своих собственников. Жалко, что Росрыболовство в стиле Козьмы Минина не пишет, что они могут еще свои семьи отдать в залог банку. Возможно, это происходит потому, что сейчас банки такие залоги не принимают, в отличие от средних веков. Причем о закредитованности этих предприятий (только в Сбербанке, по имеющимся данным, на эквивалент 1 млрд. долл.) регулятор отрасли, разумеется, даже не вспоминает.

Зато, если верить их же заявлению об информации о 2 предприятиях из 14, Росрыболовство уверенно говорит об отсутствии инвестиционной программы для всей отрасли. И тут же уточняет: мы провели финансовый анализ этих двух предприятий и еще третьего, в пользу которого, насколько можно понять, все и переделяют, и пришли к выводу, что никакие инвестиционные программы сокращение половины объемов добычи не подорвет. Представьте, у вас в два раза сокращаются объемы работ, у вас в два раза сокращаются ваши доходы, но на ваши инвестиции это никакого воздействия якобы не окажет. Этот потусторонний вывод никакими расчетами не подкрепляется в принципе. Только что в том же тексте отвергаемая инвестиционная программа отрасли, тут же говорится о ней как о чем-то абсолютно нормальном, существующем.

От содержательных возражений представителей отрасли и известных экономистов Росрыболовство просто отмахивается, голословно и огульно заявив об «отсутствии всесторонней, беспристрастной и аналитически выверенной оценки возможных эффектов». Если вы судите об отрасли по двум предприятиям, у вас тоже отсутствует всесторонняя оценка возможных эффектов. В ответе ведомство смешивает краболовство со всем рыболовством в целом, показывая, что это будущее, вероятно, всего рыболовства как такового.

В целом история с переделом рынка предельно показательна. Она наглядно и убедительно показывает, что в этой системе с таким государством добиваться успеха недопустимо, потому что тогда вас начнут раскулачивать раскулачивать «новые дворяне», и вы не найдете правды. Точно так же, как не могут найти правды люди, которые пытаются добиться себе человеческих пенсий, человеческих тарифов ЖКХ и так далее. Построенное на такой основе государство нежизнеспособно. Это создает дополнительные риски для любого, кто намеревается заниматься здесь добросовестной деятельностью.

У нас звонок.

Денис:

— Я по поводу пенсионной реформы. Если у нас такая дыра в Пенсионном фонде, нет денег, как говорят, неплохо было бы РПЦ начать платить налоги. На «Мерседесах» ездят.

М. Делягин:

— В нашей стране церковь отделена от государства. И школа от церкви, по конституции. Но это не то, что я бы советовал вам вспоминать. Это опасно. Дело в том, что, когда у нас осуществляются подобные социально-экономические преобразования, как те, которые осуществляются сейчас, в условиях достаточно сильного государства, не отсутствующего, как в 90-е годы, а сильного государства, вы тут пишете про 20-процентный рост цен на бензин. Вы что думаете, он остановится на этих 20 %, когда государство прилагает все усилия для его дальнейшего повышения при помощи так называемого налогового маневра? Так вот, люди живут все хуже. Они начинают возмущаться. Думаю, вы по себе это чувствуете. И государство, желая ограничить ваш социальный протест, не важно, оправдан он или не оправдан, усиливает репрессии. Сейчас так много говорится о сталинских репрессиях просто для того, чтобы отвлечь людей от реального кошмара 90-х годов и от тех репрессий, которые осуществляются сейчас.

Поэтому сейчас у нас резкий вал арестов за самые невинные высказывания в социальных сетях. За самые невинные картинки. В том числе сажают людей, которые что-то там высказывают по поводу религии. В том числе по поводу Русской Православной Церкви. И это опасно. Физически опасно. Вас могут посадить, если вы что-то не так скажете. Есть исключения из правила. Сейчас в Перми идет процесс над человеком – Романом Авенировичем Юшковым, кандидатом наук. Он всего лишь скопировал себе на страницу в соцсетях статью, в которой высказывалась мысль о том, что надо бы посчитать, сколько погибло во время войны евреев в Холокосте. Потому что данные Нюрнбергского трибунала – это один нацистский преступник сказал, сославшись на слова другого нацистского преступника. И это просто утверждение нацистского преступника, ничего больше.

Мы не должны верить нацистским преступникам. Но у нас есть формальная статья – за отрицание решений Нюрнбергского трибунала. Это оценочное суждение нацистского преступника. Можно обсуждать, сколько советских людей погибло в войне. Можно обсуждать, сколько немцев погибло в войне. Но обсуждать голословное утверждение, не подтвержденное документами, нацистского преступника – нельзя. И реально гражданин Израиля написал донос в наши правоохранительные органы. Правда, гражданин Израиля еще и гражданин России, живет на две страны, некто Клейнер. И человека сейчас закатывают в тюрьму. Суд прошел в ударно короткие сроки, экспертов и свидетельств со стороны защиты практически не рассматривали. Защите и подсудимому затыкали рот. Все понятно, обвинительный уклон. При Сталине было 12,5 % обвинительных приговоров. И люди, которые возмущаются и ненавидят сталинский режим, прилагают все усилия для того, чтобы отвлечь внимание от того, что у нас сейчас 0,5 % или даже меньше этих оправдательных приговоров. Точно менее 1 %.

Вдруг выясняется, что уважаемый Владимир Варленович Клейнер занимает очень четкую активную позицию. Он поливает последними словами Россию. Из того, что можно цитировать, Россия для него – страна животных, страна дебилов, страна скотов, и дальше матом. Граждан Российской Федерации он характеризует матом. Он грязно оскорбляет государственных деятелей Российской Федерации. Так, что я не могу этого воспроизвести. Президента Российской Федерации он называет «наперсточником», «лидером организованной преступной группировки», «фашистом», «чучелом». Я не могу даже назвать эти слова. Публикует оскорбительные карикатуры. Желает смерти президенту Путину. Но поскольку он гражданин Израиля, а не только гражданин России, поскольку он написал донос на гражданина Российской Федерации за то, что он всего лишь задумался о том, можно уточнять исторические факты. Он не отрицал Холокост, он не отрицал решений Нюрнберга, он думал об уточнении. Вот ему можно оскорблять нас как народ, как граждан, можно оскорблять Путина.

Действительно, на этого Клейнера обратили внимание. Попросили проверить его документы. Но Пермский центр по борьбе с экстремизмом решил проверку не проводить и хода делу не давать. Поэтому это урок для всех. Если вы – гражданин Израиля или другой страны, которая уважает своих граждан, если вы написали донос на кого-то из граждан Российской Федерации о том, что он экстремист, тогда вы можете оскорблять президента Путина. Насколько можно судить по действиям пермских властей. Хотя у нас закон не основан на прецеденте, и то, что нормально в Перми, может быть ненормально в Подмосковье. Но прецедент есть. И на прецедент у нас обращают внимание.

Если же вы не гражданин Израиля, если вы не пишете доносы, то вы в зоне риска. И вас самого могут посадить за любое неаккуратное слово. И на ваших костях люди будут делать себе звездочки, хуже чем в 37-м году. Пожалуйста, думайте, что и как вы пишете в социальных сетях, в том числе в обсуждении наших замечательных эфиров. Это вопрос не справедливости. Это вопрос вашей безопасности и вашей личной персональной свободы. Я напоминаю, даже если вас не признают экстремистом по суду, у нас бывают условные приговоры, а просто кто-то на вас пожалуется и вас внесут в список, который растет безумными темпами, там уже несколько тысяч человек, вам нельзя будет открыть никакой счет в банке, все ваши счета в банках будут заморожены. И вы не сможете оспорить ваше включение в этот список по суду, потому что эта процедура не оформлена юридически, в отличие от советских времен. И вы не сможете не просто зарабатывать себе на пенсионный возраст и копить себе баллы, хорошие или плохие, обесценивающиеся или растущие в цене, вы не сможете получить легальную заработную плату никакую, даже теоретически, если на вас кто-то стукнет.

Поэтому не обижайтесь, что большую часть ваших комментариев я читать не буду. Потому что свобода и демократия, наверное, в мире не существуют нигде, но закон нужно знать. Если закон носит репрессивный характер, если практика правоприменения носит репрессивный характер, то не стой под стрелой. Если вы не гражданин Израиля, если вы не пишете доносов.

Пишет 8150: «Откройте мне тайну, зачем наши правители уничтожили в нашем городе с начала нулевых годов трикотажную, швейную, мебельную фабрики, молочный завод, консервный завод, мясокомбинат, промышленный комбинат, обувную фабрику, разрушили все колхозы и совхозы вокруг города, которые кормили город, разрушили курорт. Нас посадили на импортные продукты питания не лучшего качества и пальмовое масло. В чем секрет?» Задает вопрос Валерий из Ессентуков.

Мои знакомые на курорте отдыхали. Действительно, не самое фешенебельное место, но и не самая большая разруха, бывают места с большей разрухой. Валерий, вы сами ответили на ваш вопрос, когда сказали, что «нас посадили на импортные продукты питания». Потому что в России должны зарабатывать не российские производители, не российский бизнес. Должны зарабатывать производители из развитых стран. производители тех государств, которые защищают своих производителей, а не уничтожают их. Производители тех стран, где государство пытается служить своему народу, а не глобальным спекулянтам. Хорошо или плохо, но пытается. Поэтому они импортируют нам, а не мы импортируем готовую продукцию им. И второе. Если вы имеете работу, то вы свободный, уважающий себя человек. Если есть работа, если есть производство, вы найдете себе применение. А если производство уничтожено, то вы раб государства. Потому что вы не можете сами себя прокормить. И вы вынуждены ожидать подачку. Тогда вы зависите от государства всецело. Это очень удобно с точки зрения управления вами. В том числе утилизации вашей жизни. Извините, с точки зрения продления активной фазы вашей жизни.

Вот у вас вопрос: куда девалась Эльвира Набиуллина? Не знаю. Но 6 сентября она должна выступать в США. Может быть, она поехала заранее – отдохнуть, проветриться, может быть, получить указания какие-то там.

Пишете: «Пожар в Центральном банке – случайность?» Действительно, выглядит загадочно. Пожар на площади 30 кв. м. Как я понимаю, на этаже, где находятся кабинеты всего руководства. Тушить 30 квадратов съехалось 29 пожарных расчетов. Может быть, по расчету на квадратный метр. И один квадрат они сами потушили. Пожар вспыхнул вечером в пятницу, это излюбленное время поджогов. Идеально для поджогов. Потому что в пятницу обычно как происходит в Банке России. Как пишет знающий народ. Утром рабочее совещание по итогам прошедшей недели и перспективам на следующую. И специально устроено так, чтобы начальство могло уехать пораньше. Обычно действительно уезжает пораньше. Потому что лето, последний день недели, грешно не отдохнуть. Но тут началось засиделось до позднего вечера, непонятно почему. И вдруг вспыхнул пожар.

Пожар вообще нонсенс. В таких учреждениях как Банк России – это стратегические учреждения, значение для страны Банка России неизмеримо выше, чем правительства. И угроза от диверсий в Банке России выше, чем угроза от диверсии на атомной электростанции. Совершенно не шучу. В 1993 году, когда достали жучки из центральных компьютеров Минфина и Банка России, это было выдающимся нашим достижением, еще эхом советской школы. Если что-то собьется, то это будет катастрофа хуже атомной войны. Поэтому система пожаротушения там должна быть такая, которая любое возгорание душит на месте. Как в фильме, когда человек закуривает в неположенном месте и весь в белой пене с ног до головы через полминуты после этого. Но всякое же бывает.

Если исходить из политики, которую реально осуществляет Банк России, можно себе представить, что они шашлык там жарили в кабинете. Почему нет? Почему люди, которые осуществляют такую макроэкономическую политику и такую политику уничтожения банковской системе, гордо называя ее санацией, что мешает им устроить барбекю в собственном кабинете, разжечь там костерчик, а потом куда-нибудь не туда махнуть жидкостью для розжига. Все же люди в конце концов.

Михаил:

— Можно ли оценить, сколько стоит обществу конкуренция? На примере того «рыбного дела», о котором вы говорили недавно. Или попытки отжатия завода им. Хруничева. Еще можно привести кучу таких же примеров. Сколько стоит конкуренция в высших эшелонах власти между собой и за доходы? Создается впечатление, что мы сейчас продолжаем строить коммунизм, по той же схеме. От каждого по способностям – от нас с вами, и каждому по потребностям – это им с ними. У нас нет соразмерности доходов. Доход директора института в Академии наук в сумме равен фонду заработной платы пары лабораторий. А если брать только инженеров и лаборантов, то практически все, кто работает в этом институте, не набирают по фонду заработной платы зарплату директора. Может, надо тут что-то поправить?

М. Делягин:

— Очень скромный директор академического института, о котором вы говорите. Иногда бывает и похуже. Что касается коммунизма, ну да, либералы себе коммунизм построили. А для нас строят рабовладельческое общество, насколько можно судить по привлечению гастарбайтеров. В лучшем случае, может быть, феодализм какой-нибудь. Над анекдотом, когда губернатор, избравшись на второй срок, собирает ближних, говорит: «Ну что, свои проблемы мы все решили, теперь о людях пора подумать». Ему так робко говорят: «Да, душ по сто пятьдесят было бы достаточно». Над этим анекдотом уже давно не смеются. Но для того, чтобы изменить, нужно, чтобы государство служило людям. Чтобы государство служило народу. Именно это абсолютно неприемлемо в Советском Союзе для всех без исключения так называемых руководителей.

Что касается конкуренции, термин не совсем корректный. Потому что конкуренция – это то, что за пределами естественных монополий, конкуренция в бизнесе снижает издержки, и то, что повышает эффективность, то, что помогает обществу. А то, то вы упоминаете, это административный произвол, административный террор, административный экстремизм. Потому что это возбуждение ненависти к государству. Это полностью укладывается в 282-ю статью. Просто против себя кто же это будет применять? Но издержки от этого очень велики. Посчитать их нельзя.

Вот сейчас ликвидируют Хруничева. Переведут в какие-нибудь дальние края это производство. Естественно, что квалифицированные люди туда вряд ли поедут. Производство, скорее всего, будет деградировать еще сильнее. А что является ценой этого? Утрата обороноспособности нашей страны. Нас будут убивать, как каких-нибудь сирийцев, иракцев, афганцев, ливийцев, и мы ничего с этим сделать не сможем. Потому что мы не сможем себя защитить. Цена этого административного произвола, цена этих «новых дворян» - это наша с вами жизнь. И жизнь наших детей. Как это измерить в рублях и долларах? Можно жизни посчитать по страховой цене в Америке. Можно жизни посчитать по страховой цене в России. Потому что жизнь наша с вами оценивается даже не на порядки, а на несколько порядков ниже, чем жизни сопоставимых по уровню развития стран. Потому что те заботятся о своих людях, а у нас немножко другой подход.

Роман:

— Я из Сергиева Посада. Я очень рад, что вы рыбную мафию нашу совершенно не боитесь. Объясните, как экономист и гражданин, почему пенсионный возраст полицейских, военных, Росгвардии, налоговиков, прокуратуры и других силовых…

М. Делягин:

— Понятно. Объясняю. Мы можем любить, не любить полицейских и тем более налоговиков. Но есть профессии, у которых работа связана с риском для жизни. Военные и полицейские в большинстве своем – это люди, которые при необходимости должны будут отдавать за нас с вами свою жизнь. Они должны умирать. Это их работа. И если им эту работу выполнить не удается, тогда они доживают до пенсии. Поэтому у них пенсионный возраст пониженный. Я считаю это справедливым. Естественно, примазывается много гражданских служащих, в том же самом МВД есть оперативники, которые по земле бегают и под пулями ходят, а есть люди, которые занимаются культурно-просветительской, воспитательной работой. Естественно, примазываются к тем, кто действительно рискует своей жизнью. А я считаю, что правильное и очень четкое разделение. Работа связана с риском для жизни и со сверхответственностью или не связана. Если связана, 45 лет, а то, может, еще и поменьше по некоторым видам специальности. И пенсия отдельная. Люди рискуют своей жизнью не потому, что они подвиг совершают, а потому что это их работа. У них в должностной инструкции прописано: ты должен погибнуть в таких-то обстоятельствах. И человек подписывается, что он с этим согласен.

Что абсолютно неприемлемо, это отдельная пенсионная система, которую начальство, депутаты и чиновники выгородили для себя. Это непристойно и должно быть отменено. Примазавшиеся к тем, кто рискует жизнями, тоже должны быть переведены в общую пенсионную систему. Но я вас успокою. Я думаю, что сейчас повысили возраст для обычных людей, через короткое время настанет время и всех остальных, в том числе и тех, кто рискует жизнью. Многие из них это понимают прекрасно.

Евгений:

— На бензин цены заморозили, а на газ на сто процентов подняли. Это Хакасия.

М. Делягин:

— Я не уверен, что на сто. В Хакасии еще не такое бывает. Там у вас губернатор посоветовал всем собирать ягоды и грибы. Человек пишет, что повысили цены на газовое топливо с 16.50 до 24.60. Правильно, потому что на бензин государство обратило внимание, на газовое топливо не обратило внимание. А налоговый маневр един для всех. Вы не волнуйтесь, на бензин тоже через некоторое время начнут бодренько повышать опять, когда возмущение людей схлынет. Что такое налоговый маневр правительства? Это повышение налога надо добычу полезных ископаемых. Нефть, бензин и газ в России будут все дороже и дороже. Для того, чтобы предельно облегчить экспорт. А экспорт будет все проще. С экспорта вообще будут убирать все налоги. Чтобы мы потребляли поменьше бензина и газа, побольше бензина и газа как дефицитного сырья доставалось цивилизованным странам Запада, насколько я могу судить. И при этом еще триллиончик с разницы между снижением экспортных пошлин и повышением налога на добычу полезных ископаемых и акцизов государство собирается забрать себе. Это так называемый налоговый маневр.

Чтобы люди не возмущались слишком сильно, уже обсуждается вопрос о субсидировании нефтепереработки. Потому что производство бензина на внутренний рынок уже убыточно. Это неэффективность, на фоне которой самая жуткая советская неэффективность выглядит никак. У нас скоро добычу золота эти люди начнут субсидировать. Эти эффективные менеджеры и молодые технократы, прогрессивные реформаторы либеральные. Вот что бывает, когда интересы страны подчиняются интересам глобальных спекулянтов. Так что вас будут грабить, насколько можно судить, грабить разными способами. Если вдруг люди выйдут на улицу, обратят внимание президента Путина на газ, тогда будут повышаться цены на бензин. Сейчас ситуация обратная.

Тут правильно пишут: «Крым – наш, Автоваз – не наш». Сейчас я уже и насчет Крыма не очень уверен, глядя на общее качество управления. Но Автоваз, действительно, не наш. Более того, Автоваз хоть по-честному, потому что он иностранцам принадлежит. А Сбербанк якобы принадлежит государству. Но в Крыму его нет и не будет, насколько я могу судить.

Источник: радио Комсосомольская Правда


Оцените статью