Кумир либералов - палач России и покровитель революционного террора: ничего странного. Столыпин.

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




К новому пониманию рабочего класса, интеллигенции и коммунизма. Завершающее выступление VIII Всемирного социалистического форума (Пекин, 14-15 октября 2017)   29

Позиция

16.10.2017 13:10  8.3 (96)

Михаил Делягин

14655

К новому пониманию рабочего класса, интеллигенции и коммунизма. Завершающее выступление VIII Всемирного социалистического форума (Пекин, 14-15 октября 2017)

         Товарищи,

         Для меня большая честь и высокая ответственность выступать в Китайской академии общественных наук, и тем более – завершая своим выступлением VIII Всемирный Социалистический форум.

         Мы уходим отсюда, обогащенные новыми идеями и новыми, часто неожиданными для нас измерениями, открытыми традиционной китайской мудростью в привычных для нас идеях.

         Главное, что увидел на наших заседаниях я: марксизм жив, марксизм успешно, уверенно развивается, и это дает нам новые силы и новую уверенность в предстоящих кризисах.

         Очень важно, что VIII Всемирный Социалистический форум прошел именно в нынешний тревожный момент, в преддверии XIX съезда Китайской коммунистической партии.

Его историческое значение определяется не обычной вежливостью, а развитием глобального кризиса. Этот кризис разрывает единые мировые рынки на макрорегионы и сталкивает человечество в глобальную депрессию, которая будет хуже Великой депрессии, начавшейся в 1929 году.

         Китай – единственная значимая страна мира, в которой народ осознанно управляет своим развитием. Поэтому Китай – единственная сила современного мира, противостоящая умирающему глобальному капитализму, готовому в попытке сохранить свои прибыли разрушить единство мира, поставить человечество на путь деградации и ввергнуть нас в новые Средние века, - которые очень недолго будут компьютерными.

         Китай овладел глобализацией и превратил ее в свой инструмент.

         В 1995 году, когда я впервые посетил Китай, президент Клинтон возгласил: «Глобализация – это Америка!»

         В начале этого года в Давосе председатель Си не произносил подобных громких слов, но его выступление можно было бы резюмировать так: сегодня глобализация – это уже не Америка, а Китай.

         Может ли Китай сломать глобальную тенденцию распада глобальных рынков? Именно такова его всемирно-историческая задача, на решение которой направлена инициатива «Один пояс – один путь». Помимо прочего, она призвана вывести глобализацию в новое измерение, перевести ее из плоскости ставшей разрушительной конкуренции в плоскость совместного развития.

Сегодня Китай пытается сделать глобализацию китайской по форме и социалистической по содержанию и этим определит развитие человечества в ближайшее десятилетие.

За последние два дня мы много раз отмечали, что главное в марксизме – творчество, неприятие догматизма. Самое распространенное проявление догматизма – недооценка качественной, преобразующей общество роли технологического прогресса, или, выражаясь традиционным языком, влияния производительных сил на производственные отношения.

Подобный догматизм обходится дорого.

Достаточно указать, что одной из причин крушения Советского Союза стало непонимание руководством партии и страны изменения сущности передового рабочего класса. Научно-техническая революция сделала наиболее передовой, прогрессивной частью общества тех, кто был непосредственно связан с развитием технологий, - инженерно-технических работников (ИТР).

Не заметив это, руководство страны по старинке старалось выражать интересы старого рабочего класса крупных промышленных предприятий, а не нового рабочего класса в лице ИТР. В результате оно превратило себя из прогрессивной в регрессивную, реакционную силу и вступило с передовой частью общества – ИТР – в конфликт, который в итоге и разрушил страну.

Почему же руководство Советского Союза не смогло осмыслить столь фундаментального изменения?

Одна из причин – его фактический разрыв с социальным инструментом, которым общество осмысливает себя: с интеллигенцией.

Исключительная роль этой «прослойки», как ее привыкли называть, определяется ее способностью работать в общественном смысле не для себя (она слишком слаба и, главное, вторична для этого), а для других. Именно этот социальный альтруизм позволяет интеллигенции помочь рабочим и крестьянам осознать свои интересы и создать для их реализации социалистическое государство, сформировав, по сути, для них руководящую и направляющую силу. Ведь Великая Октябрьская Социалистическая революция была в первую очередь революцией интеллигенции, - достаточно посмотреть на социальный состав руководства социалистических партий и первого Советского правительства.

Без интеллигенции крестьянское восстание остается обычным бунтом, а рабочее – Парижской коммуной или договором профсоюзов с капиталистами. Интеллигенция как социальная группа «для других», а не «для себя» (при всех недостатках и даже пороках, хорошо известных нам как ее части и подробно описанных всеми от Ленина до Кустарева) есть только в России и в Китае, - и именно это определяет уникальность наших двух стран.

         Понимание этой уникальности особенно важно сегодня, когда многие черты коммунизма, которые мы привычно переносим в неопределенное будущее, начинают проявляться уже в сегодняшнем агонизирующем капитализме. Да, эти проявления уродливы и часто пугают, - но они бесспорны и свидетельствуют о том, что коммунизм ближе, чем нам кажется.

         Например, в развитых странах труд перестал быть библейским проклятием – и даже без дискуссий о «безусловном доходе» пособия превращают его в сугубо добровольное занятие. А с другой стороны, современные технологии стирают границы между трудом и развлечением, рабочим и свободным временем. Да, от этого мало радости, - но сам по себе факт налицо.

         Акционеры крупнейших корпораций, в том числе и крупные, представленные в Советах директоров, не только ничего не могут противопоставить своевластию топ-менеджеров, фактически отстранивших их от управления, но и не хотят заниматься этим управлением. А без управления нет собственности, - и превращение акционеров в фактических пенсионеров своих корпораций означает исчезновение частной собственности на высших, наиболее влиятельных уровнях бизнеса.

         Наконец, глобальный экономический кризис лишает бизнес возможности получать прибыль за счет роста доходов, - и бизнес начинает стремиться к прибыли, снижая издержки. А это воспроизводит советскую модель, существовавшую с середины 30-х до конца 50-х годов ХХ века. Она ориентировала работников и руководителей предприятий не на перевыполнение плана и не на рост доходов (объективно возрождающий капитализм), но на снижение издержек – и именно в этом коренилась причина ее сверхэффективности!

         Поэтому сегодня мы не просто стоим на пороге глобальной депрессии: мы еще и видим в привычной кажущейся самоочевидной повседневности все больше бесспорных признаков коммунизма, - и для понимания открывающихся перед нами головокружительных возможностей и правильного их использования нам нужно освободиться от заскорузлости и догматизма.

         Марксизм индустриальной эпохи, ленинизм эпохи империализма должны быть дополнены, достроены столь же эффективными инструментами познания и преобразования современной эпохи завершения глобализации.


Оцените статью