Правительство Медведева замораживает деньги налогоплательщиков в бюджете в 1,8 раза быстрее графика

Нужен ли России официальный День памяти жертв либеральных реформ?


Война российской бюрократии с бизнесом ударила по индийскому предпринимателю

События

23.04.2019 21:49

Михаил Делягин

3692  9.4 (1)  

После успешного переизбрания президента Путина в марте прошлого года на его последний президентский срок отечественная бюрократия как будто сорвалась с цепи.

«Серый кардинал» прошлой эпохи, а ныне президентский советник в своей статье впервые за два десятилетия заговорил о Путине в прошедшем времени. Либеральный клан разорвал «крымский консенсус» пенсионной реформой, повышением налогов и удорожанием бензина, «мусорной» агрессией и штрафами за приусадебные теплицы. А обычные бюрократы развязали подлинную войну против бизнеса, «кошмаря» его, как в последний день. И президентские заклинания в стиле «надо быть хорошими, а плохими быть не надо» лишь отражают абсолютное несовпадение официальной риторики с официальной же практикой.

Одной из множества иллюстраций процесса уничтожения России правящей тусовкой, как представляется, стала история индийского бизнесмена Амита Шривастава, прожившего и проработавшего в России 25 лет, а затем более семи месяцев проведшего под домашним арестом, завершившимся реанимацией по подозрению в инсульте.

Трагедия Шривастава началась с того, что, насколько можно судить, в 2016 году он ради поддержания предприятия, соучредителем которого он был, ссудил ему – на выплату зарплат и налогов - более 55 млн.руб. личных и заемных денег. Эти средства были перечислены официально, через банк. Когда же через два года он попытался вернуть свои деньги (сначала «по-хорошему», а затем обратившись в арбитраж), его компаньон (тоже индиец, но живущий на Украине) отказался возвращать одолженные деньги и обвинил его в мошенничестве.

После семи месяцев пребывания под домашним арестом следователи УВД по ЮЗАО Москвы попытались прекратить уголовное преследование и отменить меру пресечения, однако прокуратура того же ЮЗАО немедленно изъяла дело и передала его в Следственный комитет, который оперативно отметил постановление следователей УВД и потребовал заключить индийского бизнесмена под стражу. Суд решил оставить его под домашним арестом, но правоохранители продолжили требовать заключения его в СИЗО – и в итоге довели 44-летнего мужчину до реанимации.

Этой историей, кто бы ни оказался в ней прав в итоге, российская бюрократия дает нам всем три очень четких сигнала.

Первый сигнал: в сегодняшней России нельзя платить зарплату, нельзя платить налоги, сохранять рабочие места и поддерживать предприятия «на плаву». Ведь в конечном итоге индийский предприниматель пострадал именно из-за этого. Если бы он не стал помогать бизнесу, а обрек его на гибель, лишив десятки граждан России источников средств к существованию, а бюджет страны – налогов, он остался бы здоровым, на свободе и без каких бы то ни было претензий к нему.

Второй сигнал: сегодня в России не существует правосудия. Представители «правоохранительных» органов в нарушение всех норм и правил (о которых они, похоже, и не слышали) вламываются в частное жилье в полседьмого утра и искренне считают это нормальным (еще и устраивая погром под видом обыска).

Следственные органы возбуждают дело по факту доноса, насколько можно судить, при фактическом отсутствии какого бы то ни было события преступления. Бизнесмен одалживает свои деньги своему предприятию – где здесь можно найти факт мошенничества? Но это, похоже, мало кого волнует. Следствие начинает рассказывать, что бизнесмен якобы получил эти деньги в наличной форме от юридического лица, - которое немедленно это опровергает и показывает, что перечислило соответствующие средства в безналичной форме, - но эти заявления фактически не принимаются в расчет.

Возникает ощущение, что правящая тусовка создала колоссальный конвейер по перемалыванию российского бизнеса в мусор для рейдерских захватов, а граждан России – в пресловутую «лагерную пыль»: следственные органы, не интересуясь достоверностью заявлений, оформляют их в виде уголовных дел и направляют в суд (а кто проявляет разумность, как московское УВД, тех «исправляет» прокуратура), - а для того оправдательный приговор, похоже, по-прежнему является признаком некомпетентности судьи.

Не очень понятно, чем всем этим людям так не нравится сталинский террор, - хотя, возможно, дело в социалистическом гуманизме и законности того времени. В самом деле: в лютых 1937 и 1938 годах советские суды вынесли 11 и 13% оправдательных приговоров, а в 1940 году (когда уже шла Вторая мировая) – 12%. У нынешних же российских судов доля оправдательных приговоров стабильно не превышает 0,5%: попавший в жернова «правосудия» фактически не имеет шансов вырваться без сломанной судьбы.

При этом сотрудникам силовых структур и судьям практически гарантирована безнаказанность: даже в случае прямого, грубого и доказанного нарушения закона они, за редчайшими исключениями, обходятся увольнением и не несут уголовной ответственности за свои деяния.

Наконец, третьим уроком является абсолютное безразличие московских властей к происходящему на формально их территории. Ведь индийский бизнесмен живет в Москве и платит в ней налоги, а его в лучшем случае странное преследование осуществляется московскими правоохранителями (с которыми структуры мэрии взаимодействуют весьма эффективно). Впрочем, в этом нет ничего странного, ибо власти того самого ЮЗАО, отличаются откровенным презрением и пренебрежением к мнениям москвичей, готовых восстать против откровенно бредовых, ненужных и опасных для целых микрорайонов планов строительства новой ветки метро строго между двумя старыми «советскими» ветками.

История индийского предпринимателя, раздавленного силовыми структурами России, весьма ярко и эффективно показывает: энергичные и креативные усилия правящей бюрократии, объективно направленные на превращение нашей Родины в непригодную для нормальной жизни территорию и на доведение народа нашей страны до могилы или Майдана, достигают успеха.


Оцените статью