Поклонская не хочет ложиться в политическую могилу вместе с «Единой Россией»

Как Вы думаете, после каких слов губернатора Цивилева детский омбудсмен Кислицын публично отказался от своих слов о голодных обмороках у детей?




Тереза Мэй выпьет чашу Brexit'а до дна

События

14.12.2018 00:05

Михаил Делягин

3574  8.7 (25)  

Тереза Мэй выпьет чашу Brexit'а до дна

P.S. Приносим извинения: после публикации текст данной статьи был искажен неизвестными лицами и превращен в бессмыслицу (сейчас исправлено). Возможны дальнейшие провокации, источник которых нам пока не ясен. В случае выяснения ситуации мы подробно расскажем о ней.

Стратегия Англии[1] (унаследованная США) – недопущение объединения Европы: поддержка слабого против сильного для раскола, чтобы ослабленная им Европа не могла конкурировать с «туманным Альбионом». Поэтому Англия не вступала в Европейское экономическое сообщество, пока Европа была слаба, и вошла в уже просто Европейское сообщество в 1973 году, как только Европа экономически окрепла: подрывать и сдерживать конкурентов стало удобнее изнутри их союза.

Стратегическая причина Brexit 'a - деградация европейских элит, которые расширяются ЕС до границ неуправляемости, стали бюрократическими импотентами и оскопили Европу как участник глобальной конкуренции. Серьезным обсуждением возможности навязывавшегося Обамой Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (которое убило бы европейскую экономику и превратило бы правительства стран ЕС в региональных менеджеров глобальных, прежде всего американских корпораций) они испугали английские элиты, не захотевшие зависеть от заведомых неадекватов. А то, что Англия стала «финансовым бутиком» мира с не слишком значимым реальным сектором, сделало выход приемлемым в экономическом плане.

Но дальше случилась неожиданность: оказалось, что английский политический класс деградировал вместе со всем Западом. Информационные технологии в исполнении заскорузлой политической бюрократии вывели на ключевые позиции клоунов, умело пляшущих на костях, но не способных на гибкое стратегическое планирование.

И английские политиканы не справились с работой, для которой их выдвинули вперед английские элиты: естественная реакция континентальной Европы и США оказалась для них неожиданностью.

США были разъярены: Англия верно служила их надсмотрщиком, вместе с Восточной Европой (в силу колониального характера евроинтеграции ее ориентированные на Россию экономики рухнули, и элиты переориентировались на США) держа в брюссельской узде Германию, а также Францию и другие производящие континентальные страны. Выходя из ЕС, Англия лишила США весомой части власти над Западной Европой, и Мэй как исполнитель этой операции (пусть вынужденный) не может рассчитывать на их помощь.

«Старая Европа», ощутив дыхание свободы, не оставит Англию в ЕС, - и по старому бандитскому принципу «за все платит отсутствующий» намерена поправить дела за ее счет. Именно это намерение сделало проект договора о Brexit неприемлемым для Англии, - но ее мнение уже никому не интересно.

Решившись на Brexit без готовности на обвальные последствия жесткого варианта, Англия лишилась переговорной позиции и обрекла себя на капитуляцию перед евробюрократией, - но ее политический класс, поразительно напомнивший своим интеллектом киевскую тусовку, не смог осознать это заранее. Более того: отсутствие системного подхода не дает понимать многие проблемы до сих пор (так, европейские конкуренты уже начали вычищать англичан из военно-технического сотрудничества, - но Англия не оценила свои потери от этого, тем более в динамике).

Неспособность подготовиться к Brexit ослабила позиции Англии в ключевых для нее вопросах налаживания стратегического партнерства с Китаем в его противостоянии США и восстановления самостоятельности ее влияния в арабском мире и прилегающих к нему регионах. Она уже привыкла, как в Европе, быть там региональным представителем США, - но теперь предстоит либо терять позиции (из-за недовольства США Brexit’ом и их курса на эгоизм), либо рождать и продвигать собственные проекты.


В результате последствия выхода из Евросоюза будут для Англии хуже ожидаемых, переговоры станут фактором национального унижения, как бы тщательно англичане не скрывали этого, а их интегральное влияние в мире еще более снизится.

Не случайно голосование за отставку Мэй было формальным: букмекеры сообщали о вероятности ее сохранения в 86%. Дело не в технических трудностях определения нового лидера партии и невозможности при ее замене завершить переговоры с Евросоюзом в оставшееся до конца марта время: даже недоброжелатели Мэй и даже ради власти не хотят мараться теми невыгодными или просто неприятными для Англии решениями, которые ей придется принять и на которые ей придется дать согласие. И сохранение взносов в бюджет Евсоюза в размере 13 млрд. долл. в год и «таможенной дыры» в Северной Ирландии вкупе с беспрекословным выполнением принимаемых отныне без участия Англии (а значит, за ее счет) европейских норм на весь переходный период, который может еще затянуться, – лишь видимая часть айсберга, который будет существенно увеличен злорадной местью евробюрократии.

Перед тем, как стать «мальчиком для битья» и сгинуть, Тереза Мэй должна выполнить черную работу, ради которой ее и наняли в премьеры: освободить Англию от выживающего из ума Брюсселя, от погружающейся в пучину лобового столкновения выродившихся глобалистов с еще не повзрослевшими патриотами Европы. Но свобода легко может обернуться кошмаром, ибо и английская политическая элита за время пребывания в ЕС измельчала и стала провинциальной: отвыкла от ответственности, самостоятельности и внутренней свободы, утратила глобальное видение.

Растерянность английских политиканов и их страх перед будущим может, как обычно, обернуться новым усилением провокаций против бесконечно терпеливой и не дающей сдачи России и ее граждан – просто для отвлечения внимания английского общества от невыгодности условий Brexit и от беспомощности его руководителей.

Но нам эта беспомощность, пусть даже и агрессивная, открывает огромные, пусть пока и не сознаваемые нашими теоретиками возможности по решительной перекройке и реструктуризации на глазах становящегося пластичным и податливым мира. От реактивной импотенции в форме пресловутого ситуативного реагирования России решительно надо переходить к проактивной политике, к созданию и агрессивному навязыванию своей повестки дня и своего видения мира, к осознанию и продвижению своей миссии, к беспощадному наказанию врагов и предателей и последовательной поддержке союзников.

Нелепо бояться нападок и обвинений в ситуации открыто развязанной против нас Западом холодной войны на уничтожение, нелепо заискивать перед приводящими к власти фашистов лжецами и террористами, нелепо заискивать и добиваться расположения уходящих в небытие глобалистов.

Повестка дня принадлежит патриотам, объединенным общей враждебностью к ним слабеющих на глазах либеральных спекулянтов, которых пора опрокинуть, опираясь на поддержку заинтересованной в этом части глобального бизнеса, - сделав в мире то, что Трамп сделал в Америке. Но для этого надо не путаться в нагромождениях бессмысленной бюрократии, а вступить в диалог с реальными хозяевами дискурса – представителями глобальных монополий, а не более или менее карликовых на их фоне и равно отмирающих государств.

Привычный мир рушится, и единственный способ сделать новый мир удобным и выгодным для себя, - это построить его своими руками, прекратив становящиеся все более нелепыми стенания о навсегда ушедшем, пусть даже и комфортном для нашей бюрократии прошлом. А для этого надо играть на всех, и в первую очередь на объявленных запретными досках, проявлять энергию, разнообразие и изобретательность, а главное – перехватить стратегическую инициативу.

Она, как короны сто лет назад, давно уже брошена и валяется в грязи, под ногами «бешенцев» и гастарбайтеров.

[1] Применение химического оружия в центре собственной страны против граждан России с их последующим похищением и дикой русофобской истерией лишили Соединенное Королевство возможности использовать приставку «Велико-» для самоназвания в любых сочетаниях. Поэтому в соответствии с историческими нормами русского языка мы будем называть эту страну просто «Англия» (хотя по-английски, а не по-русски, это обозначает, наряду с Шотландией, Уэльсом и Северной Ирландией, лишь часть Соединенного Королевства).


Оцените статью