На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Калитка на Запад

2006.10.23 , "Независимая газета" , просмотров 534

Хотя НАТО продолжает выполнять основные военные функции, но после распада СССР ее роль изменилась: альянс оказался ключевым инструментом привязывания к Западу европейских постсоциалистических стран, хозяйство и право которых еще не дозрели до требований Евросоюза.

Членство в НАТО в период бурного расширения ЕС стало своего рода обязательным «предварительным этапом» вступления в него. Кризис ЕС делает участие в Североатлантическом альянсе единственно доступной формой интеграции с Западом. Причем такая интеграция касается не обществ и граждан, жизнь которых в условиях отсутствия военных угроз мало зависит от военного сотрудничества, сколько элит, доказывающих таким образом свою верность Западу, и в первую очередь – США.

Сегодня одним из основополагающих вопросов будущего России (а значит, и всей мировой политики) является присоединение к НАТО Украины. С легкой руки Бжезинского теперь все понимают: Россия в отрыве от Украины не может существовать как значимый фактор глобальной политики. Именно поэтому «европейский», то есть западный выбор Украины, – один из ключевых элементов всего миропорядка после распада СССР. Именно поэтому включение Украины в НАТО важно как для западных стратегов, так и их партнеров внутри Украины, считающих сотрудничество с Россией разрушительным для хрупкой украинской идентичности и несовместимым с ее сохранением или обретением в будущем.

Летом этого года Буш хотел посетить Украину, чтобы пригласить ее в НАТО. Но из-за затянувшегося кризиса та не имела правительства, и принимать высокого гостя было просто некому. Затем грянули массовые протесты против высадки американских военнослужащих на украинскую территорию. Именно «феодосийский конфликт» перевел вопрос о присоединении к НАТО из бюрократической во внутриполитическую плоскость и сделал ранее пассивную позицию народа Украины (лишь 20% которого поддерживают идею присоединения к НАТО) активной, а следовательно, значимой для украинского государства.

Предстоящий 28–29 ноября саммит НАТО в Риге пройдет в закрытом режиме, без традиционного приглашения России в качестве наблюдателя. Как всякий «шаг назад», это настораживает. Но благодаря внятной позиции украинского общества саммит будет посвящен накопившимся за годы головокружительного расширения внутренним проблемам альянса – от перестройки военной инфраструктуры Восточной Европы, ориентированной на советские стандарты, до болезненных финансовых вопросов. США все более раздражены ситуацией, при которой они практически содержат НАТО за свой счет, но вынуждены считаться с гонором и предрассудками европейцев, искренне возмущающихся американским невниманием к их правам и интересам.

Время официального приглашения Украины в НАТО еще не пришло, и Янукович не побоялся угрозы правительственного кризиса, чтобы разъяснить это Западу. В то же время украинская элита стремится в НАТО, видя в нем дополнительную «калитку на Запад», к новым возможностям, открывающимся для ее членов, в том числе и в индивидуальном качестве.

Заинтересован в присоединении Украины к НАТО, похоже, и ряд российских компаний, поскольку это уничтожит украинские заводы, работающие в кооперации с Россией, и вынудит последнюю развернуть огромные замещающие производства, что создаст огромные возможности для российского бизнеса. Идея НАТО для Украины лишь временно отложена – пока включившийся на полную мощь мотор пропаганды при помощи внешней финансовой и политтехнологической помощи не «промоет мозги» украинцам и не доведет соотношение сторонников и противников присоединения в обществе хотя бы до 1:2. Как показывает опыт европейских демократий, при таком соотношении государство может сломать сопротивление преобладающих численно, но не обладающих государственными ресурсами противников НАТО и обеспечить вступление в него.

Пока пронатовская пропаганда ведется топорно. Это назойливое повторение заклинаний об «отсутствии другого пути», «выборе всего цивилизованного человечества», «ретроградности» и «безграмотности» всех оппонентов, «праве вето», которым Украина якобы будет обладать по отношению к своим спонсорам, и немедленном экономическом процветании, которое ждет всех, кто хотя бы посмотрит в сторону Запада. Приводится пример Румынии, инвестиции в которую после присоединения к НАТО выросли в 140 раз, – в России то же говорилось о последствиях присоединения к ВТО. В обоих случаях пропагандисты напрочь игнорировали самоочевидный факт, что на деле рост инвестиций был вызван предстоящим вступлением Румынии в ЕС, которое для Украины не более актуально, чем для России.

Однако примитивная пропаганда «берет свое» путем многократного повторения. Да и количество может перейти в качество – особенно если вспомнить, что Украина как наиболее открытая для политической борьбы страна постсоциалистического пространства притягивает лишивших себя работы политтехнологов России. Важна и девственная доверчивость украинской аудитории. Шокирующим моментом истины для Украины может стать именно вступление в НАТО. Так или иначе, пока еще не размытое пропагандой самосознание Украины дает России время для доработки своей позиции.

Нельзя ограничиваться традиционным невнятным осуждением. Следует зафиксировать, что НАТО является военно-политическим блоком, а не «партнерством ради развития». Пока Россия не получит исчерпывающие разъяснения о целях развертывания на новых восточных границах НАТО наступательных вооружений, она будет рассматривать его расширение как враждебные действия. Важно уяснить урок чудовищной антигрузинской кампании. Ответные меры России должны укреплять, а не разрушать отношения между народами и тем более не разжигать межнациональную рознь в самой России; они должны быть адресованы именно элитам, запихивающим свою страну в НАТО вопреки ее воле.

Проблема сегодняшней России в том, что современная конкуренция – это конкуренция не танков и денег, а привлекательных образов, моделей и символов развития. На этом поле мы имеем даже меньше, чем шесть лет назад. Точнее – мы не имеем ничего. Постсоциалистические страны Европы не самостоятельны. Выбор НАТО – единственно доступный для них выбор Запада как стратегической модели развития, попросту неизбежный в условиях, когда единственная альтернатива – Россия – являет собой абсолютно непривлекательный и неприемлемый для заимствования образец.

Чтобы выиграть вторую после 1943 года «битву за Украину», Россия должна перестать быть для Украины страной, где спасаются от собственного государства тысячи творческих и просто высокопрофессиональных людей. Россия должна перестать быть синонимом авторитарной дикости и тупого насилия. Ее лидеры должны научиться уважать другие народы и проявлять это уважение в действиях, а не только в произносимых по бумажке словах. Для этого нужно сначала научиться уважать свой собственный народ.

Когда мы решим эти проблемы, когда именно наша страна станет символом, образцом и общедоступным примером современного глобального развития, вопрос о расширении НАТО станет не более актуальным, чем вопрос о расширении Золотой Орды.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015