70-летие КНР: как Китаю удалось то, что не удалось СССР  8

Интервью

01.10.2019 17:00

Радио КП

2708  6.3 (7)  

М. Делягин: — Здравствуйте. У нас есть хорошая новость. В пятницу мы с вами обсудили вопрос о том, что с 1 октября правительство господина Медведева ввело запрет на использование открытого огня на балконах и лоджиях квартир, в комнатах общежитий, а также номерах в гостиницах. Мы обсудили в том числе и то, что по официальным разъяснениям, которые давало Министерство по чрезвычайным ситуациям, в понятие открытого огня было включено и курение.

То есть господин Медведев запретил курение на балконах. Это вызвало достаточно большое негодование. И – о, чудо! – то самое Министерство по чрезвычайным ситуациям, которое еще в пятницу объясняло всем, что на балконах курить нельзя, теперь заявило, что курить на балконах, оказывается, можно.

На самом деле это означает то, что эти люди, похоже, вообще не имеют представления о том, что же они делают. Вот они запрещают что-то, а как они будут применять это правило в реальности – будут они считать курение на балконах открытым огнем или не будут, это будет зависеть от произвола конкретно взятого чиновника. По-другому такой стремительный разворот на 180 градусов объяснить достаточно сложно.

По крайней мере, последнее заявление МЧС диаметрально противоположно тому, что мы слышали от них еще на прошлой неделе. Может быть, они еще раз заявят, что они совсем не то имели в виду, их опять все не так поняли, и т.д. По крайней мере, мы с вами обратили внимание господ из правительства на высочайший интеллектуальный уровень их собственных действий. И они засуетились. Это не так плохо.

1 октября юбилей – 70 лет Китайской Народной Республике. Китай не считает себя преемником старого, дореволюционного Китая. Поэтому это новый Китай во всех смыслах этого слова. И 70 лет это очень серьезный юбилей, в Китае он празднуется очень пышно, торжественно. У нас это отмечается скорее как 70-летие установления дипломатических отношений Советского Союза и Китайской Народной Республики. Я напомню, что когда наша страна отмечала 70-летие социалистического строя (это был 87-й год), как раз к началу ноября потребительский рынок горбачевскими реформами был уничтожен уже полностью, то есть Советский Союз уже агонизировал. У Китая есть проблемы, но он чувствует себя великолепно, он стремительно развивается, он набирает мощь на глазах. В общем, можно сказать, что Китай это значительно более успешный опыт по построению социализма, чем то, что предпринималось в нашей стране. В связи с этим у меня опрос. Какие чувства вы испытываете по отношению к Китаю – опасения или уважение?

Безусловно, Китай заслуживает и того, и другого. С одной стороны, заслуживает уважение, потому что это стремительно развивающаяся экономика в интересах людей, то есть это настоящий социализм. Достаточно сказать, что в 11-м году у нас с Китаем была примерно одинаковая доля нищих. С того времени у нас доля нищих выросла на треть и превышает сейчас 13%, а в Китае доля нищих упала ниже статистической погрешности, ниже 3%. И это реальные усилия, которые предпринимало и китайское общество в целом, и китайское государство на протяжении 9 лет. На самом деле они снизили долю нищих до 3% уже к 17-му году.

Нужно обратить внимание на то, что Китай, как бы ни говорили наши либералы о том, что там развивается капитализм, там плохо относятся к людям, тем не менее, это пример крайне успешного развития. Это успешное развитие вызывает уважение. А поскольку это соседи, и Российская Федерация выглядит на фоне Китая как нечто, просто не имеющее право на существование в силу абсолютно изуверского отношения к своему народу и к своим ресурсам, то это вызывает и опасения.

Вся наша либеральная общественность по команде из США включилась в крестовый антикитайский поход, рассказывая о том, что России нельзя дружить с Китаем. С Китаем крайне сложно договариваться, но межгосударственные обязательства они выполняют, а США свои обязательства категорически не выполняют и, проигрывая конкуренцию Китаю по всем направлениям, прилагают огромные усилия, для того чтобы дискредитировать Китай.

Еще в 2009 году американцы предложили нам перезагрузку двусторонних отношений. После попытки Грузии устроить геноцид южных осетин и убийств наших миротворцев мы были рады перезагрузке отношений с США. Но выяснилось, что смысл, который американцы в это вкладывали, заключался в том, что Россия должна поссориться с Китаем. И нам за это даже ничего взамен не обещали. На этом перезагрузка и кончилась, американцы еще раз показали свою невменяемость и неадекватность, которую они потом подтвердили в поддержке украинского фашизма и другими своими действиями. Тем не менее, усилия по дискредитации Китая в глазах всего мира и в глазах России они продолжают предпринимать колоссальные.

Александр задает вопрос: «А если Китай безразличен?» Китай это главное событие 21-го века. Китай это страна, которая за 40 лет увеличила свою экономику в 40 раз. За 40 лет реформ они превратили страну в более передовую по социальной инженерии, чем США. У них есть много проблем, но по всем направлениям международной конкуренции США выигрывают у Китая только по военной силе, и то в этой сфере баланс меняется достаточно сильно.

Иван пишет: «Плоды дружбы с Китаем: Челябинский электродный завод объявил о закрытии производства и сокращении почти 400 человек. Речь идет о рынке углеграфитовой продукции, в частности, анодных блоков, которые являются основной продукцией завода. За последний год цены на эти аноды снизились более чем на 30%, в результате чего предприятие стало убыточным, а дальнейшее производство нерентабельным. Ситуация возникла из-за демпинга китайских производителей».

Китайцы крайне агрессивно защищают свою экономику. Поэтому очень непросто войти на китайский рынок, но и ситуация с демпингом достаточно прозрачна, российские чиновники должны защищать свое производство. Но поскольку российские чиновники все свои силы направляют на уничтожение российского производства, насколько я могу понять социально-экономическую политику правительства, то благодаря их усилиям мы китайцам конкуренцию и проигрываем.

Здесь та же самая история, что с китайской вырубкой лесов в Восточной Сибири и в Забайкалье, из-за чего там возникают чудовищные лесные пожары. Кстати, китайское политическое руководство, сознавая, что браконьерство и хищническая вырубка российского леса создают проблемы в двусторонних отношениях, начинают свой бизнес сдерживать на территории РФ. Может быть, через некоторое время они начнут сдерживать и российское правительство, побуждать его к какой-нибудь вменяемой политике по развитию российской экономики, может быть внешнее управление введут в России?

Сергей из Новосибирска нам дозвонился.

Сергей: — Новость от 27 сентября этого года. В Ярославле пенсионеры вынуждены по несколько часов стоять в очереди за льготными лекарствами. Порядка 100 льготников второй день вынуждены стоять в очереди в социальную аптеку. Хвост очереди находится на улице. Некоторым приходится отпрашиваться с работы, т.к. льготные лекарства выдают не до 21 часа, как работает аптека, а до 17 часов. Диабетики берут с собой в очередь инсулин, еду, чтобы выдержать стояние по 3-4 часа. Туалета в аптеке нет. Льготные рецепты отоваривают только в одном окне. Очередь возникла из-за того, что препараты по льготе отпускают только два дня в месяц. Михаил Геннадьевич, это вследствие искусственного дефицита медикаментов или причина может быть в чем-то другом?

— Я думаю, что это проявление общей политики российской бюрократии, российского так называемого бизнеса по отношению к российским гражданам. Понятно, что смысл действий этой аптеки заключается в том, чтобы продать как можно меньше льготных лекарств, чтобы продать как можно больше этих же лекарств по полновесной цене. Понятно, что так называемый департамент здравоохранения города Ярославля и Ярославской области забил, грубо говоря, на граждан РФ, проживающих на территории региона, и чихать на них хотел, судя по тому, что это происходило двое суток.

Я понимаю, что произвол какого-нибудь представителя этнической мафии, который владеет этой аптекой, мог быть в течение суток. Но дальше сигнал должен был дойти до руководства. Если это продолжалось вторые сутки, это значит, что региональные власти не спешили реагировать, в принципе, может быть, были полностью с этой политикой согласны.

Это проявление той самой политики «Единой России» и нынешних властей, которая выражена в огромном количество крылатых фраз, которые говорили разного рода единороссы, начиная с того, что мы – каста, которая здесь всем управляет, и кончая тем, что никто не просил родителей нынешних россиян их рожать, соответственно, государство никому ничего не должно. Это политика людоедства. Я думаю, что и руководители этой аптеки, и руководители города Ярославля, и руководители Ярославской области просто подражают господину Медведеву и прочим людям, которые провели людоедскую пенсионную реформу.

Потому что если у нас у всех украли 5 лет жизни при помощи этой людоедской пенсионной реформы, людей заставляют работать в том возрасте, когда они уже физиологически работать не могут, то есть создают условия для того, чтобы мы с вами быстрее умирали. Но если этим занимается правительство РФ, то логично, что аптека в Ярославле следует четко обозначенной политике правительства РФ. Удивляться, я думаю, здесь особенно нечего. В Китае руководители этой аптеки к вечеру того же дня уже бы сидели, да и руководства региона и города, я думаю, сидело бы тоже.

У нас еще звонок.

Евгений: — На одной из передач уважаемым полковникам Баранцу и Тимошенко задали вопрос, ответственна ли наша власть за втягивание России в ВТО. И полковники сказали: где было наше экспертное сообщество, где был Делягин, когда принимались решения о вступлении России в ВТО? Михаил Геннадьевич, какой вклад внесли вы в борьбу против этого вступления?

— Я в то время находился уже вне госаппарата. Правда, на раннем этапе я находился в госаппарате, был помощником премьера. Премьер-министр поинтересовался на заседании правительства у господина Грефа, который был главным лоббистом запихивания России в ВТО, каковы экономические выгодны от присоединения России к ВТО (не политические, не идеологические, а экономические). Надо сказать, что тогдашний премьер-министр был глубоко шокирован тем, что главный лоббист запихивания России в ВТО не смог ни одной экономической причины назвать. Это затормозило присоединение России к ВТО. Не на все 9 лет, что прошли до этого присоединения, но затормозило довольно существенно. По крайней мере, до конца пребывания Касьянова на посту премьера, до февраля 2004 года, больше об этом серьезного разговора не было.

Когда я находился за пределами российского государства, я писал статьи, помог даже книгу выпустить с подробнейшим разбором чудовищных последствий присоединения России к ВТО. Я давал интервью, проводил пресс-конференции. Я делал все то, что делает нормальный экономист и аналитик. Я помогал российскому бизнесу осознать негативные последствия для него присоединения к ВТО. Тогда некоторые российские крупные корпорации, осознавая, что это будет подрыв их позиций, весьма энергично против этого выступали, я им старался по мере сил помогать на экспертном уровне. Так что в данном случае моя совесть чиста.

Я думаю, что не совсем корректно приводить здесь пример уважаемых полковников, потому что они специалисты не в экономике, и спрашивать их про ВТО это примерно то же самое, что спрашивать, например, меня про сопоставление тактико-технических характеристик Т-195 «Армата». Я могу что-то сказать, но это будет именно что-то, и я могу сказать ошибочную вещь. И когда вы спрашиваете товарищей полковников, то, я думаю, вы должны понимать, что, задавая человеку вопрос за пределами его компетенции, вы можете услышать и ошибочное суждение тоже. Это вполне нормально, и лучше спрашивать военных про военную экономику, а про гражданскую экономику лучше спрашивать все-таки экономистов.

У меня есть вещи в экономической политике, в которых я ощущаю себя виноватым. Та же самая ваучерная приватизация, например. Я недостаточно энергично против нее выступал, хотя возможностей у меня тогда не было почти никаких. Одна из официальных агиток чуть-чуть не вышла с заголовком «Как приватизировать чужое имущество», ее в последний момент буквально переименовали. Но в части ВТО моя совесть абсолютно чиста.

У нас еще звонок.

Вадим, Самара: — Михаил Геннадьевич, прошла информация о том, что Дания якобы отказала нам в строительстве «Северного потока-2» через из экономическую зону. Насколько это правда?

— Нет, Дания еще не отказала. Дания тянет очень долго. Этим она уже создала проблемы для российского экспорта. С моей точки зрения, было бы правильным не осуществлять прокачку газа по территории Украины. Потому что с нынешними украинскими властями договариваться ни о чем нельзя, а вот Дания сорвала в рамках Евросоюза поставки газа – значит, мы этот газ будем сами перерабатывать, будем развивать газоперерабатывающие мощности, будем направлять его в Китай, будем развивать мощности по сжижению природного газа. Если Дания не хочет, значит, Германия пусть сосет локоть без нашего газа. Я думаю, что это было бы правильно.

Итак, друзья, продолжаем. 7784-й спрашивает: «А как же пользоваться газовыми плитами, если нельзя пользоваться открытым огнем в жилых помещениях???». Ну, вы знаете, уважаемый коллега, вы явно меня провоцируете на высказывание по поводу интеллектуальных способностей членов правительства Медведева и самого господина Медведева. Вы меня не спровоцируете.

Во-первых, вам никто не мешает пользоваться газовой плитой в секретном режиме. То есть, если вы плотно задернете занавески, если вы убедитесь в отсутствии на вашей кухни подсматривающих устройств от МЧС и от других ведомств Российской Федерации, обследования на предмет отсутствия «жучков», стоит, конечно, серьезных денег, но такая рыночная услуга у нас сейчас есть… то вас никто не поймает за руку.

Кроме того, вам никто не мешает, по крайней мере, правительство Медведева, добывать огонь для вашей газовой плиты трением. Ну и наконец есть пьезоэлектрические зажигалки, у нас они вроде не производятся, как и все другие современные вещи, но это, наверное, лоббирование того самого Китая, о котором мы сейчас говорим, со стороны правительства Медведева.

Значит, напоминаю, мы проводим опрос, он заканчивается, - если ваши чувства к Китаю больше напоминают опасения, то звоните 9(495) 637-65-19… ничего себе, у нас уже больше 200 человек проголосовало… Если среди ваших чувств к Китаю доминирует уважение, 8(495) 637-65-18.

Итак, на самом деле Китай сейчас играет исключительную роль и находится в очень интересном положении, которое у нас принято недопонимать и недооценивать. Мир сейчас входит в фазу распада единых глобальных рынков на макрорегионы. Этот распад и сорвет нас всех в глобальную депрессию. Эта депрессия будет достаточно тяжелой, она потребует напряжения всего интеллекта и всех сил для коренного переустройства мира. Без этого переустройства из нее выйти уже будет нельзя. И торговая война США против Китая – это один из признаков предстоящего срыва в эту глобальную депрессию.

Но мы не понимаем характер развития Китая. Всю эпоху реформ и открытости – то есть, с 1979 года по, по крайней мере, 2017 год, Китай развивался с опорой на США. Формы и даже характер взаимодействий менялись. И менялись очень сильно. Какими они были, это отдельная тема для отдельного замечательного и очень увлекательного разговора, но пока мы зафиксируем, что суть оставалась неизменной. На протяжении всего своего стремительного роста Китай развивался с опорой на Соединенные Штаты Америки. На американский рынок, куда его пускали, на американские инвестиции, потому что американцы давали добро на инвестиции в Китай не только американским корпорациям, но и корпорациям третьих стран, в том числе, стран, у которых с Китаем дипломатических отношений не было… например, у Тайваня с Китаем дипломатических отношений не было, они друг друга не признают, но США, от которых Тайвань зависит всецело, одобряли тайваньские инвестиции и в результате этого Тайвань превратился в воронку, в которую деньги всего мира вливались в континентальный Китай, неся туда не только деньги, но и технологии, и обеспечивая стремительное развитие Китая.

И нынешняя торговая агрессия США именно поэтому ввергла китайскую элиту в шок, который она до сих пор еще не смогла осмыслить. Для нас, для бывшего Советского Союза, конкурентное состояние с США нормально, мы воспринимаем американцев как конкурентов. А китайцы воспринимали США как пример, как образец и как ресурс своего развития. Это длилось почти 40 лет. Выросло несколько поколений китайских бюрократов и китайских политиков, которые не представляли себе, что может быть по-другому. И, как говаривал покойный Черномырдин, «отродясь такого не было и вот опять».

Сейчас торговая агрессия США действительно поставила китайскую элиту в ситуацию, когда они понимают, что они не понимают, что происходит, они понимают, что они не способны осмыслить, что происходит, но ничего сделать с этим не могут. Они реально сейчас в шоке. В ментальном плане могучий Китай сейчас висит на канатах. В силу того, что элита Китая не понимает, на каком свете она находится. Между тем, ситуация вполне объективна. С одной стороны, США привыкли навязывать всем в мире, до кого могли дотянуться, свои правила. Соответственно, обыгрывать всех по этим наиболее удобным именно для них правил. Китай же начал уверенно выигрывать у них по их же собственным правилам.

Он уже опередил их сегодня во всех крупных сферах, кроме прямой военной силы. И США при Трампе нашли выход очень элегантный – они присвоили себе исключительное право в любой момент нарушать свои собственные правила, по-прежнему навязывая их всем остальным в качестве совершенно обязательных. Причем, для них это никакое не извращение. Для них это не издевательство над окружающим миром. Для них это вопрос конкурентоспособности. То есть, абсолютная, категорическая необходимость.

С другой стороны, проигрывая экономическую конкуренцию Китаю, США поставили перед собой практическую задачу сокращения отрицательного сальдо двусторонней торговли – и попались в ловушку. Правда, в Китае тоже попались в ловушку, думая, что Трамп это просто торгаш, от которого можно тупо откупиться. Но США попали в неосознаваемый инициаторами торговой агрессии порочный круг. Год назад еще Трамп осознал, что он в этом кругу находится. Потому что снижение отрицательного сальдо внешней торговли снижает вывод долларов из американской экономики. А так как США живут за счет эмиссии долларов и за счет их вывода из национальной экономики в мировую, сокращение вывода долларов из американской экономики в мир грозит американцам инфляцией и дезорганизацией экономического развития. Естественно, реакция на угрозу инфляции это повышение ставки ФРС, как это было прошлой осенью.

Это повышение делает деньги более дорогими и подрывает конкурентоспособность американских производств. А, подрывая конкурентоспособность американских производств, оно вынуждает США для поддержания этой конкурентоспособности, идти на новый виток торговой агрессии, на новое усиление протекционизма. И было ощущение, что, если не повышать ставку ФРС, а понижать, как сейчас, то связывать остающиеся в американской экономике доллары можно только ростом деловой активности при помощи переноса производств из мира в США. Что так же требует усиления протекционизма и новой торговой агрессии.

Вот сейчас Трамп показал этой осенью, в сентябре, обеспечив снижение ставки ФРС, что, обеспечивая рост деловой активности в США, можно снижать ставку ФРС. Потому что ставка ФРС снизилась, американский доллар не ослаб, а даже чуть-чуть укрепился. Тем не менее, для развития США нужно усиливать торговую агрессию в любом случае. Другого выхода у США просто нет. Именно поэтому они и становятся мотором разрушения единых мировых рынков и сталкивания человечества в новую глобальную депрессию. Поэтому агрессия США против Китая это не блажь пожилого человека, который уйдет вместе с Трампом, это системная война на уничтожение Китая. У американцев нет выбора, им приходится эту войну вести.

Китайская элита, по-видимому, до сих пор этого так и не поняла. Повторюсь, это не запаздывание и не ошибка. Это закономерная неспособность осознать реальность, которая вызвана историческим формированием основной части нынешней победоносной китайской элиты, если и не в идеологическом, то в стратегическом симбиозе с западом и, прежде всего, с Соединенными Штатами Америки. Проамериканская часть китайской элиты просто не в состоянии осознать, что требование США отменить привилегированное положение государственного сектора китайской экономики, с которыми США выступили, это не случайность. Это закономерность. И это по сути дела требование изменить государственный строй Китая для снижения конкурентоспособности Китая. Логика предельно проста и прагматична. Поскольку социализм, пусть даже и с китайской спецификой, в очередной раз оказался намного эффективнее американского финансового империализма, для победы над Китаем США должны заставить Китай отказаться от социализма, как от своего главного конкурентного преимущества. Если Китай откажется от социализма и пойдет, грубо говоря, путем Горбачева, такой отказ снизит конкурентоспособность Китая и позволит США раздавить его, не нарушая собственных, уже привычных для китайцев, принятых ими правил.

Это прямое и явное требование сегодня невыполнимо. Но оно создает в Китае довольно серьезный внутриполитический кризис. Ибо прозападная часть китайской элиты уже ставит Си Цзиньпиню в вину конфронтацию с США, не осознавая или, вполне вероятно, не желая осознавать объективный характер этой конфронтации. Дополнительным инструментом обострения кризиса внутри Китая, который становится уже внутриполитическим кризисом, это Гонконг. На самом деле, Гонконг финансовым центром мира уже никогда не будет, он утратил эту роль, потому что его власти подписали соглашение об автоматическом международном обмене финансовой информации. Это ликвидировало его статус глобального финансового центра. И беспорядки просто маскируют реальную причину этой крайне болезненной уже в ближайшем будущем трансформации. Но главная задача беспорядков в Гонконге в другом – поставить Си Цзиньпиня между молотом и наковальней…

Итак, мы подводим итоги опроса. Ответило почти 300 человек – это много для такой, казалось бы, абстрактной темы, что показывает, что Китай является для граждан РФ крайне важной и крайне актуальной темой. Не менее важной и не менее актуальной, чем обстоятельства нашей повседневной жизни. 56% испытывают к Китаю в большей степени опасения. 44% испытывают в Китаю в большей степени уважение. И я думаю, что это очень показательная статистика, очень внятные данные и есть о чем нам всем подумать в связи с этим. Что политика российского руководства такова, что любой пример соседнего успеха вызывает опасения.

Честно говорю, я в Китай езжу с 1995 года не менее одного раза в год. Единственный раз было исключение – 2014 год – из-за всех этих украинских дел. И я могу сказать, что я испытываю чувство жгучего стыда за свою страну, когда я вижу, как Китай за четверть века стремительно рванул вверх на моих глазах. При том, что китайцы не скородумы, Китай не является каким-то гением… все это просто за счет ответственности и организованности – и ничего больше.

Тем не менее, возвращаюсь к беспорядкам в Гонконге, которые продолжаются и сейчас. Их цель стратегическая – поставить Си Цзиньпиня между молотом и наковальней. С одной стороны, если Китай наведет порядок в Гонконге, который является де-юре китайской территорией, это вызовет жесткую реакцию запада, который нанесет Китаю серьезный социально-экономический ущерб. Важно и то, что в континентальном Китае уже вызрел обширный слой финансово-офисного планктона и ориентированного на него студенчества, в среде которого идет интенсивное брожение. Это наблюдается не только в прибрежных мегаполисах, это наблюдается и в Пекине. Несмотря на отсутствие западных социальных сетей, это брожение обеспечит недолгие, но крайне болезненные беспорядки, как минимум, в Пекине и в ряде крупных мегаполисов. Прозападная часть китайской элиты не простит этого Си Цзиньпиню, что может привести к лишению его власти. А, значит, к утрате Китаем стратегического управления в тот период глобального кризиса, когда оно ему наиболее необходимо. Потому что Си Цзиньпин является действительно выдающимся стратегом и то, как он развертывает последовательного различного рода реформы, показывает, что план есть, план достаточно серьезный, достаточно глубоко проработанный, и этот план может обеспечить действительно Китаю лидерство.

С другой стороны, продолжать терпеть хаос в Гонконге для Китая значит терять лицо. Что для китайской культуры абсолютно неприемлемо и вообще говоря эти беспорядки вызывают растущее негодование основной части китайского общества. При этом, беспорядки в Гонконге в силу американского дирижирования этими беспорядками сами собой не рассосутся. Уже довольно давно в Сети ходят фотографии, как американские дипломаты инструктируют лидеров гонконгских протестующих. Местные власти Гонконга с этими беспорядками не справятся, потому что смысл этих беспорядков заключается в подрыве политической системы Китая и лишения его эффективного стратегического управления, которое создано именно Си Цзиньпинем, и сегодня с Си Цзиньпинем неразделимо. Как отмечают специалисты, причем, не только российские, но и китайские, единственным выходом Китая из сложившегося стратегического пата является резкое повышение ставок путем воссоединения с Тайванем. В силу неизбежных эксцессов это позволит резко снизить политическое влияние военных. Подобно войне с Вьетнамом в 1979 году.

Кроме того, противостояние с США по поводу воссоединения с Тайванем для Китая значительно предпочтительнее прямого столкновения с ними в Южно-Китайском море, которое ожидается в следующем или в 2021 году. Воссоединение с Тайванем поставит Си Цзиньпиня в один ряд с Дэн Сяопином. Это для нас с вами Дэн Сяопин – автор китайских реформ, автор политики, которая обеспечила Китаю рост благосостояния. А для китайцев значение Дэн Сяопина в первую очередь в том, что он вернул Китаю Аомынь, который мы называем Макао, и Синган, который мы называем Гонконгом. Таким образом, Си Цзиньпин завершит начатое Мао Цзэдуном дело возвращения китайских земель под контроль китайского государства. Для китайцев это исключительно важно. Масштаб этого деяния сделает невозможным внутрикитайскую критику Си Цзиньпиня и даже внутриэлитную оппозицию. Если конфронтация с западом из-за наведения порядка в Гонконге представляется прозападной части китайской элиты неприемлемой, то за воссоединение с Тайванем Си Цзиньпиню та же самая прозападная часть китайской элиты простит все, что угодно. То, что не простят в связи с наведением порядка в Гонконге, простят в связи с воссоединением с Тайванем. Это серьезно.

Как отмечает ряд специалистов, без воссоединения с Тайванем и связанной с этим консолидацией китайского общества и оздоровлением политической элиты, Китай не выдержит постоянно и неравномерно нарастающего напряжения глобального противостояния с американцами, которые атакуют его агрессивно и разнообразно. Мы не понимаем глубину структурных проблем Китая, мы не осознаем этих проблем, мы видим сияющий фасад Китая перед собой, но американцы разбираются в этих проблемах достаточно хорошо и бьют по ним достаточно эффективно. Таким образом, для того, чтобы обеспечить продолжение прогресса, Китаю нужно воссоединиться с Тайванем. Грубо говоря, испытать то, что мы испытали в 2014-м, 2015-м, 2016-м году в связи с крымской весной, которую тогда некоторые, и я в том числе, ошибочно сочли русской весной. Но эту возможность российское государство упустило. И более того, разрушило солидарность общества с собой, проведя людоедскую пенсионную реформу.

Китайцы подобных ошибок совершать не будут. С другой стороны, решимости воспользоваться единственной стратегической возможностью у сегодняшней китайской элиты нет. И продолжающийся рост внутреннего напряжения может привести к лишению Китая жизненно необходимого в условиях глобального кризиса стратегического руководства. Без воссоединения с Тайванем Китай не овладеет стратегической перспективой и глобальной инициативой. А Си Цзиньпин, скорее всего, не сохранит власть. Это вернем Китай в другую цикличность его истории, на преодоление которой направлена комплексная, тщательно выстроенная и многообразная сегодняшняя стратегия. И России придется жить в условиях новой дестабилизации нашего великого партнера, на неуклонный прогресс которого мы уже привыкли полагаться.

Принципиально важно, что неприемлемость такой перспективы для России, думаю, обеспечит полное понимание и поддержку нашим руководством необходимых действий Китая. Мы действительно нуждаемся в сильном, умном и эффективном соседе. Пусть даже Китай относится к нам, как и мы к нему, в высшей степени прагматично. Но если в ближайшие два года Китай не воссоединится с Тайванем, мы должны понимать, что перспективы Китая достаточно скверные. Он может вернуться в историческую цикличность, когда за каждым подъемом следует распад. Эта перспектива крайне неприятная и, я надеюсь, что мы избежим ее.


Оцените статью