Какой орган госуправления, на Ваш взгляд, наиболее вреден для России?




Путин, в отличие от Трампа, контролирует государство в государстве

Интервью

21.11.2018 11:12

Россия Сегодня

2705  8.6 (46)  

Путин, в отличие от Трампа, контролирует государство в государстве

Биляна Митринович (Biljana Mitrinović)

«Либерализм прошел длинный путь от Вольтера до Сороса», — это была первая фраза, которой экономист Михаил Делягин начал разговор с корреспондентом «Политики». По его словам, в России совершается попытка государственного переворота, за которым стоят либералы. При этом они контролируют ключевые экономические ведомства, такие как, например, Центробанк, и занимают важные посты в правительстве.

Делягин рассказал о генезисе либерализма в современной России. Все началось с олигархов, которые в смычке с государством еще с советских времен отмежевывались от народа, чтобы в итоге прийти к полному отрицанию национальных интересов. Это объяснялось их желанием включиться в глобальный бизнес. Ученый и директор московского Института проблем глобализации Михаил Делягин утверждает, что сейчас в России — третье поколение, для которого либеральные ценности не результат собственной эволюции, а догма, с которой они родились, и чуть ли не закон природы. «Они уверены, что Солнце восходит на Западе и что вашингтонский консенсус — это данность, поэтому ни о чем другом и речи идти не может», — говорит Делягин.

Политика: Почему либерализм так укоренился в России?

Михаил Делягин: Прежде всего, он характерен для российского государственного аппарата, созданного еще в 90-е годы. Он создавался именно ради разграбления советского наследия. Один из американских советников Егора Гайдара как-то сказал: «Наша задача — заменить в общественном сознании понятие права на понятие удобства». Именно это и было сделано. Хотя мы еще говорим о временах конкуренции Советского Союза с Западом. Перед ними стояла задача не уничтожить Советский Союз, а изменить нас по собственному образу и подобию. Но тогда стало понятно, что это невозможно. Чтобы добиться своего, им нужно было уподобить себе наши элиты. Нужно было, чтобы наша элита существовала только ради денег. Таким образом, из нас просто делали колонию, а существование ради денег и есть самая суть современного либерализма.

— Насколько Путину удалось взять олигархов под контроль?

— Путин сделал из олигархов директоров советского формата, которые подчиняются политическим решениям. Но об абсолютной власти речи не идет, и отношения между Путиным и олигархами носят взаимозависимый характер. Олигархи, конечно же, оказывают огромное влияние на принятие решений, так как располагают невероятным количеством денег. Когда олигарх проникается политическими идеями, он превращается в конкурента и перестает быть олигархом. Но если политических идей у него нет, то за редким исключением такой олигарх превращается в носителя либеральной идеологии, поскольку это его образ жизни.

— Тогда можем ли мы говорить о существовании в России государства в государстве?

— Американское государство в государстве — элемент глобального менеджерского класса. При этом глобальный аппарат менеджеров меняется быстрее, чем само государство в государстве. Здесь кроется и причина вражды между государством в государстве и Трампом. В России государству в государстве свойственен инстинкт самосохранения. Речь о тех наших олигархах, которые вернулись в страну в 2006 году. Впоследствии часть из них прославилась, а другая нет, но уже тогда эти люди понимали, что русским на Западе нет места. Некоторые из них просто считали, без всяких эмоций, Россию идеальным местом для своих дел. С другой стороны, у нас есть специальные секретные службы, где хорошо представляют себе, какими могут быть негативные сценарии в России. Люди, которые, например, видели зверскую войну в Таджикистане, будь они хоть генералами, хоть ворами, по-другому смотрят на жизнь. Разница между нами и американцами в том, что Путин напрямую контролирует государство в государстве, а Трамп нет.

— А контролирует ли он правительство, это сборище либералов?

— Нет, не контролирует.


— Вы считаете, что в России началась первая фаза государственного переворота.

— Первая фаза — создание условий, в которых народ откажется поддержать власть. И это уже достигнуто во время Чемпионата мира по футболу с помощью пенсионной реформы, за которой стоит нынешний председатель Счетной палаты Алексей Кудрин (бывший министр финансов в 2000 — 2011 году, известный своими либеральными взглядами).

— Путин попытался смягчить этот закон, но в итоге все же подписал его.

— Это политическая технология. С одной стороны у вас — безумцы, а с другой — президент, который вступается за общество. У Путина есть четыре порока, и нашу систему не понять, если их не знать. Во-первых, он — демократ и действительно старается прислушиваться не только к народу, но и к элите. И в этой элитной демократии голос тысячи либералов эквивалентен голосу миллиона граждан. А тысяча либералов пользуется влиянием, так как контролирует банки, СМИ… Путин не может изменить ситуацию, так как он — гуманист. И это второй его порок. Ведь по существующим законам либералов не за что наказывать. А без вины наказать нельзя. Допустим, произошло нечто, из-за чего нужно закрыть пять СМИ и четыре банка. Но как это сделать, если по закону они не виноваты? Третий порок Путина в том, что он не вступает с ними в конфликт. Для Путина поддержание хороших отношений с Западом ценно само по себе. Невозможно стереть из памяти вкус пива из Восточной Германии. И четвертое: Путин не стратег, а тактик, что обеспечивает ему абсолютное преимущество в условиях непредвиденной ситуации.

— А кто же тогда в России стратег?

— Его нет. Стратеги либералы, и их стратегия, как мы видим, развивается. Нужно понимать, что в нашей стране реализуется китайская стратегия, исламская, несколько израильских. Эти четыре группы конфликтуют между собой, воюют друг с другом по всему миру и, в том числе, в России.

— Недавние выборы в четырех регионах показали, что дела у государственных кандидатов идут не очень. В будущем году пройдут региональные выборы, и произойдет тот государственный переворот, о котором вы говорили здесь в Белграде, выступая в качестве гостя Института европейских исследований…

— Борьба ведется уже сейчас, а не предстоит в будущем. Сейчас меряются силами. Можно прогнозировать разные сценарии, но в реальности все они перемешаются. Сегодня уже известно, что Ксения Собчак (дочь Анатолия Собчака, бывшего мэра Санкт-Петербурга и наставника Путина) будет баллотироваться в Петербурге. Ни один из официальных кандидатов не может с ней конкурировать. И если она станет мэром, то это будет гуманитарная катастрофа для второго города в стране. А если ее не допустят к участию в выборах, то это будет катастрофа политическая.

— Катастрофа, о которой вы говорите, случится потому, что она сделает все, чтобы санкции были отменены и в Россию вернулись французские сыры?

— Про французские сыры я не знаю, но раскрою вам один секрет: с тех пор как введены санкции, в трех местах в Москве продаются итальянские сыры. Реклама у них такая: «Мы продаем санкционный сыр». Но если заходит человек в форме, то рекламу меняют.

— Разве Собчак не фиктивный кандидат?

— Такой она была на президентских выборах, но потом девушка поняла, что этот бизнес намного лучше шоу-бизнеса. Теперь она, несомненно, станет настоящим кандидатом.


Оцените статью