На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Какое событие вы считаете главным в 2016 году?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997






Главная   >  Статьи и интервью

ПРОЕКТЫ РАЗВАЛА

2005.12.27 , "Завтра" , просмотров 464
Дмитрий ЛЬВОВ, академик РАН.

     В настоящее время для всех структур и уровней власти Российской Федерации характерно прежде всего несоответствие между поставленными задачами и способами их решения. Это несоответствие очевидно и при рассмотрении так называемых национальных проектов. Непонятно, почему выбраны именно эти четыре проекта, как их реализация будет корреспондироваться с решением других важнейших социально-экономических проблем нашей страны. Как всегда, при формировании и разработке данных проектов не уделялось должного внимания их теоретическому обоснованию и квалифицированной экспертизе. А ведь решающее слово по этому поводу должна была сказать наука.

     В результате мы получили некие спонтанные решения, практическая реализация которых ставится под сомнение с точки зрения их организационной и финансовой обеспеченности, связи с другими сферами экономики, прежде всего — реальным сектором производства. Ведь основная часть бюджетных ассигнований вообще остается вне поля предполагаемого действия этих национальных проектов и никак с ними не связана. Значит, ни о какой реализации программно-целевого подхода в данном случае речь не идёт, что не позволяет рассчитывать на сколько-нибудь существенное решение проблем жилищного строительства, агропромышленного комплекса, образования и здравоохранения.

     В дневниках Александра Блока 1917 года можно найти следующую запись: "Старая русская власть делилась на безответственную и ответственную. Вторая несла ответственность только перед первой, а не перед народом". К сожалению, в этом отношении за истекшие сто лет, по сути, ничего не изменилось. И сейчас, как никогда раньше, главным национальным проектом должен стать — я бы даже придал ему особый, исключительный статус — Закон об обязательствах власти. Вот это чрезвычайно важно: четко определить, в конце концов, за что отвечает Минэкономразвития, за что отвечает Минфин, Центральный банк, за что отвечают другие наши министерства и ведомства из экономического блока правительства, за что отвечает Министерство сельского хозяйства, Министерство образования и науки, Министерство здравоохранения и социального развития, и так далее. У каждой структуры, у каждого уровня власти, у каждого функционера-чиновника должны быть определены и чётко прописаны ключевые показатели их работы, по которым они обязаны отвечать — вплоть до отставки и даже суда.

     Например, что произошло с предыдущим национальным проектом — позволю себе назвать его так? Имеются в виду темпы роста и сроки удвоения внутреннего валового продукта, ВВП. Даже не буду здесь касаться оценки данной программы с экономической точки зрения. Но ведь она тожа была провозглашена президентом, хотя сейчас об этом как-то стараются не вспоминать, отвлекая внимание общества на другие обстоятельства. А Минэкономразвития и его руководство, которые фактически не выполнили возложенных на них функций, за срыв удвоения ВВП России к 2010 году отвечать не будут, хотя и должны: поскольку законодательно установленных, четко обозначенных критериев их деятельности нет и в обозримом будущем не предвидится.

     Точно так же в здравоохранении. Бесспорно, это важнейший национальный проект, приоритетная задача — сохранение здоровья населения. Но тогда, раз мы беремся его осуществлять, давайте обозначим, кто за что отвечает. Тут полную ответственность должно нести ведомство господина Зурабова. И необходимо прежде всего выделить показатель, по которому можно судить, как работает программа оснащения больниц новым оборудованием, повышения зарплаты, плюс десять тысяч рублей ежемесячно врачам, пять тысяч рублей — младшему медицинскому персоналу и так далее. Прекрасно. Но для чего мы всё это делаем? Прежде всего, мы делаем это всё для того, чтобы решить конечный показатель. А конечные показатели работы Минздравоохранения — уменьшение скорости вымирания страны, увеличение средней продолжительности жизни. Обозначены эти показатели, установлена сфера компетенции и мера ответственности различных структур и уровней власти за их достижение? Разумеется, нет. И всё то же самое касается жилищного строительства, образования, сельского хозяйства. А значит, у нас "в сухом остатке" — ничего, кроме общих разговоров.

     

     Николай ПЕТРАКОВ, академик РАН.

     Конечно, никто не может быть против того, чтобы получить достойные жилищные условия, иметь доступ к качественному образованию и медицинской помощи для себя и своих детей, лучше и разнообразнее питаться. С этой точки зрения, с точки зрения общественной реакции, новая инициатива президента Российской Федерации выглядит предельно понятной, оправданной и никаких вопросов не вызывает. Но, полагаю, в оценке данной инициативы у представителей экономической науки не может быть объективных расхождений. Мы имеем дело не с национальными проектами как таковыми, а с набором не связанных между собой и, по большому счету, не слишком значимых мер, которые принципиально неспособны сколько-нибудь существенным образом повлиять на состояние и развитие российского общества.

     Заявленные президентом задачи практически невозможно решить в течение ближайших трех-четырех лет, а за этими временными рамками потеряет смысл и сама постановка проблемы, поскольку Путин, как он сам неоднократно заявлял, в 2008 году не собирается идти на третий срок, а новый глава государства вряд ли согласится отвечать за обещания своего предшественника. Но я бы хотел здесь немного поразмышлять даже не над конкретными цифрами, которые, впрочем, весьма красноречивы сами по себе, а, так сказать, над социальной философией действующей власти.

     Коснусь в этой связи, прежде всего, сферы жилищного строительства и развития ипотеки как главного якобы механизма, которого гражданам России не хватает для решения своих жилищных проблем. Соответствует ли это действительному положению дел? Ни в малейшей степени.

     Все мы прекрасно знаем, что работаем уже по-капиталистически, а получаем еще по-социалистически, что уровень оплаты единицы произведенного ВВП в современной России остается в 1,5-2 раза ниже, чем в странах Европы или Соединенных Штатах Америки. Но в советское время эта разница в значительной мере компенсировалась из фондов общественного потребления, включая формально бесплатное предоставление жилья и низкую квартплату. То есть, по сути, все мы, нынешние собственники жилья, своим трудом оплатили создание действующей структуры жилищно-коммунального хозяйства. Это наша собственность. Начиная с 1991 года государство фактически не инвестировало в жилищно-коммунальное хозяйство ни копейки, а все текущие платежи населения использовались только на аварийный ремонт и структурные расходы, то есть зарплату работникам ЖКХ, содержание их офисов и т.д. Спрашивается, на каком основании сегодня государство под флагом реформы ЖКХ изымает непонятно в чью пользу нашу собственность в жилищно-коммунальной сфере и одновременно перекладывает на плечи населения обязанность из наших по-прежнему низких доходов инвестировать необходимые там капитальные расходы? А это ведь сотни миллиардов рублей ежегодно.

     То есть разграничение прав собственности в сфере ЖКХ проводится государством без учета законных интересов подавляющего большинства граждан России. А что же предлагается взамен? Взамен предлагается ипотека, то есть кредиты под залог приобретаемой недвижимости. Если при этом ипотечные фонды будут формироваться из части средств, поступающих от населения в счет пресловутой "100%-ной оплаты услуг ЖКХ", к такой картине просто нечего добавить. Разве что представить себе "симметричный" ответ населения в виде требования 100%-ной оплаты своего труда — без всяких налогов и изъятий со стороны государства и работодателей. Понятно, что осуществление подобных требований неизбежно приведет к распаду и краху любого общества. Но наше государство, со своей стороны, сегодня действует именно в таком "стиле катастрофы": "После нас хоть потоп!" — и действует вполне осознанно.

     

     Сергей ГЛАЗЬЕВ, член-корреспондент РАН, депутат Государственной думы.

     За последнее время мне уже не раз приходилось давать оценку этим широко разрекламированным проектам. В их нынешнем виде они гораздо ближе к пиар-акциям, чем к действительной государственной политике, которая не имеет никакого отношения к повышению качества жизни граждан России. И, напротив, ведет к снижению темпов роста внутреннего валового продукта приблизительно на 7% в год. Иными словами, если бы наше правительство вообще ничего не делало, задача удвоения ВВП России к 2010 году действительно могла быть решена. Но при том курсе, который с упорством, достойным лучшего применения, "властная вертикаль" проводит сегодня, данная задача решена не будет, об этом приходится говорить уже с полной уверенностью. И то, что президент, уже не вспоминая про тему "удвоения ВВП", заговорил о "повышении качества жизни", о реализации "национальных проектов", — весьма показательный момент.

     Прежде всего, эти метания свидетельствуют о попытках Кремля найти какую-то дополнительную социально-политическую опору — хотя бы в тех слоях населения, которые еще не окончательно разуверились в системе действующей власти. А это, в свою очередь, означает, что пресловутый "административный ресурс" уже не является или не выглядит достаточной опорой для режима "управляемой демократии". Иными словами, власть не уверена в собственном будущем, и это дает толчок к широкой общественной дискуссии, которую, правда, пока не удается вывести на какой-то режим диалога с властью — даже через существующие демократические институты, включая политические партии и Государственную думу. В этой связи можно указать и на создание Общественной палаты, и на снятие "Родины" с московских выборов, и на перестановки в кремлёвских "верхах", не говоря уже об активизации "антифашистских" молодежных движений, чья теория и практика находятся в уже опасной близости от штурмовых отрядов НСДАП и латиноамериканских "эскадронов смерти".

     При этом структура государственного бюджета Российской Федерации соответствует концепции полицейско-бюрократического государства образца конца XIX века. Большая часть расходов у нас направляется на силовые структуры и на госаппарат — 42% федерального бюджета, а на цели развития направляется не более 18% федерального бюджета. В то же время на цели развития в структуре бюджета передовых стран мира выделяется не менее 60% расходов. Естественно, такой видимый анахронизм должен иметь свое объяснение. Такое объяснение существует, и заключается оно в том, что реальной целью проводимой сегодня в стране экономической политики является максимальный вывоз капитала из страны. Правда, сегодня он приобрел несколько иные формы, чем при Ельцине, когда олигархи просто оставляли валютную выручку за рубежом. При Путине Россия начала ускоренную выплату внешнего долга, а также осуществила массированное наращивание валютных резервов Центрального Банка и Стабилизационного Фонда. Уже сегодня их размер втрое превосходит денежную базу российской экономики. То есть на каждый рубль, работающий в стране, приходится три рубля, "замороженных" государством и реально работающих за рубежом, на экономику стран пребывания. И это соотношение уже в 2006 году станет один к четырем — не в пользу России. Самым наглядным примером указанной тенденции стала "национализация" "Сибнефти", в ходе которой взятые из-за рубежа кредиты ушли на счета оффшорных структур, а "Газпрому", где государство владеет контрольным пакетом акций, достались в значительной мере истощенные месторождения с амортизированной инфраструктурой и, с учетом процентных выплат, около 20 млрд. долл. долга. Заявленное президентом финансирование национальных проектов составляет не более 3% от суммы капитала, который будет вывезен из России за это время и более чем в 2 раза уступает сумме, полученной Романом Абрамовичем за проданную "Сибнефть".

     В целом можно сказать, что нынешний правительственный курс толкает Россию на латиноамериканский путь — путь колониально зависимой, периферийно-сырьевой страны с мощным полицейско-бюрократическим аппаратом подавления. Нет смысла говорить, что этот путь является исторически бесперспективным и тупиковым, что сегодня в основе экономического роста лежит научно-технический прогресс, способность создавать и внедрять новые технологии. У нас еще остается временной коридор — приблизительно пять лет — для перехода на инновационный путь развития, способный обеспечить темпы роста ВВП не менее 10% в год с быстрым повышением эффективности экономики и уровня жизни населения. Через пять лет этот коридор закроется — боюсь, что навсегда, мы утратим свой научно-технический и кадровый потенциал. Программа такого перехода разработана в Российской Академии Наук, основные ее положения изложены в моей новой книге "Выбор будущего", которая недавно выпущена в свет издательством "Алгоритм". Главная проблема заключается сегодня в том, чтобы из области теории перевести эту программу в область реальной политики и экономики, причем не в отдаленной перспективе, а максимально быстро и эффективно.

     

     Михаил ДЕЛЯГИН, научный руководитель Института проблем глобализации.

     В России вот уже третий год, если брать за точку отсчета арест Михаила Ходорковского, идет новая фаза масштабного передела собственности. Процессы такого рода никогда "тихими" не бывают — их сопровождают конфликты: от судебных разбирательств до гражданской войны, их сопровождает галопирующая инфляция, их сопровождает вмешательство заинтересованных внешних сил. Всё это в разных дозах и формах мы можем наблюдать в современной нам российской действительности.

     Смешно даже подумать, что вот, на шестом уже году президентства Путина, наше замечательное государство вспомнило, наконец, о населении и решило сделать для него что-то хорошее. Раз национальной идеи нет — а "удвоение ВВП" в этом качестве явно не состоялось — пусть будут хотя бы национальные проекты. И здесь уже не важно, с чем мы имеем дело: с избирательной кампанией, которая уже началась, или с предпродажной подготовкой сферы ЖКХ, или с предстоящим вступлением в ВТО, или с тем, другим, третьим и двадцать пятым вместе. "Национальные проекты", с моей точки зрения, — это даже не пиар, а отвлекающий маневр со стороны представителей государственной власти, занятых личным обогащением и ничем больше. Сегодня механизм обогащения новой "силовой олигархии" несколько отличается от механизма, который использовали "классические" олигархи ельцинских времен, и даже от механизма обогащения тех же "силовиков" до 2003 года. Сегодня речь идет о взятии под контроль целых отраслей экономической инфраструктуры — таких, например, как "Газпром", РАО "Российские железные дороги", РАО "ЕЭС России". Уверен, что-то подобное произойдет и со сферой жилищно-коммунальных услуг. Но делается это не прямо и не в открытую, как было во время ваучерной приватизации, а с привлечением и через западные структуры — причем не только экономические, но и политические, — с опорой на международную легитимность. Мы могли видеть это и в недавней истории со Шредером-Эвансом, и при поглощении "Юганскнефтегаза" "Роснефтью", и при покупке "Газпромом" "Сибнефти" с одновременной "либерализацией" рынка акций этой естественной монополии. Вот это — реальный национальный проект нынешней власти, а заявленные президентом в качестве "национальных" проекты — всего лишь "операция прикрытия", если использовать терминологию родных ему спецслужб.

     

     Сергей БАТЧИКОВ, председатель правления Российского торгово-финансового союза.

     "Национальные проекты", представленные президентом 5 сентября в Большом Кремлевском дворце перед членами Правительства, руководством Федерального Собрания и президиумом Государственного совета, СМИ представляют сейчас едва ли не главным политическим событием года. Он сказал, что речь идет о "приоритетных национальных проектах в таких областях, как здравоохранение, образование, жилье".

     Прежде всего, вещь второстепенная, но симптоматичная. Функционеры, которые готовили материалы по этому вопросу для президента, предпочли скрыть своё авторство, точно так же, как и творцы Конституции в 1993 году. Судя по отсутствию ясных целей, сквозной логики, несоответствию задач и целей, эти люди не обладают ни нужной квалификацией для подготовки подобных документов, ни реальными знаниями в области экономики и социологии. Если бы речь шла о дефектах какой-то одной службы в администрации президента, о каком-то одном звене в системе высшего государственного управления, то это было бы полбеды. Дело в том, что это — именно симптом общей и глубокой болезни. И сами "проекты", и последовавшее за их обнародованием шумное обсуждение говорят о том, что все причастные к этому делу звенья аппарата управления полностью утратили созидательный потенциал и критическое восприятие реальности. Пожалуй, впервые в истории Россия, погрузившись в кризис, находится во власти столь интеллектуально убогой правящей элиты.

     Из-за чего такой сыр-бор? Ведь в сравнении с масштабом нашего кризиса, с поистине тектоническим характером идущих в мире сдвигов, которые грозят раздавить России и растереть в порошок наш народ, вся эта акция с "проектами" кажется совершенно ничтожной! Поначалу она даже казалась каким-то изощренным издевательством. Правительство собирается вложить в агропром и социальную сферу сумму, совершенно несущественную по сравнению с той, что заморожена в Стабилизационном фонде. Вместо того, чтобы предложить целостную, концептуальную программу, связывающую воедино финансовую, инвестиционную, промышленную и социальную политику и нацеленную на возрождение и развитие страны, власть ведет себя как фокусник. Вот-вот он поднимет шляпу, а под ней — возникшее из ничего богатство.

     Эти т.н. "национальные проекты" не решат никакой проблемы, ничего не изменят в состоянии страны — и это называют эпохальным "социальным поворотом в политике государства". Но ведь это не издевательство, это говорится всерьез, министры, политики и звезды эстрады наперебой это повторяют с неподдельной искренностью. Это тяжелый случай деградации элиты. От Горького и Шолохова — к Сорокину и Ерофееву, от Лемеше- ва и Козловского — к Борису Моисееву и Киркорову.

     Теперь по сути. Что за всем этим стоит? Уже в начале 90-х годов стало ясно, что новая власть проявила полную беспомощность в выполнении одной из главных функций государства — целеполагании. Страна осталась без проекта. Этот вакуум пытались заполнить туманным понятием "переходный период". От чего переходили, было понятно. Параметры жизни в советский "застойный период" у всех были в памяти. Но куда собирались перейти? На этот вопрос категорически отказывались отвечать и Горбачев, и Ельцин. И с каждым годом у людей усиливалось ощущение, что "переход" означает погружение страны в какую-то черную дыру. Ну кому же нужна такая государственная власть! Быстро назревал кризис легитимности политического режима. Была предпринята лихорадочная попытка выработать "национальную идею", новый образ светлого будущего, рыночного земного рая. Где-то на даче, в темной келье, бригада либеральных мудрецов во главе с Сатаровым корпела над манускриптом. Затея провалилась с треском, и этот провал был очень красноречив, нельзя его забывать. Это было признанием, что реформаторы ведут страну в никуда, в небытие.

     Приход В.В.Путина на какой-то срок отодвинул проблему проекта. Ему дали время на простое наведение порядка, на очистку авгиевых конюшен ельцинизма и зачистку сортиров. Это время прошло, и новая команда мудрецов стала лихорадочно придумывать "программы". То пройдет шум про "среднесрочную программу Грефа" — и о ней замолкают, как будто ее и не было. То Кузьминов с Шуваловым учинят административную реформу и на год парализуют всю систему управление сверху донизу. То утвердят программу "Жилье" со смехотворными ассигнованиями, о ней уже вообще не вспоминают. Примерно год жевали странную, без всякой определенной цели, идею "удвоения ВВП" — теперь, похоже, эту жвачку выплюнули. За два месяца прошелестела и исчезла "борьба с бедностью". Пожалуй, в память врезалась только программа "монетизации льгот", которую по недосмотру стали претворять в жизнь. На этом сильно поистратились и обозлили граждан. Власть испугалась, но выводов не сделала. А дальше — тишина.

     Положение становилось скандальным. На Украине кремлевские политологи потерпели от "оранжевых" сокрушительное поражение. Вернувшись в Москву, они в один голос заявили, что власть, неспособная выдвинуть "национальный проект", заведомо проигрывает западным спецслужбам, отработавшим эффективную технологию "цветных революций". Как говорится, прозрели… В общем, срочная выработка национального проекта была поднята на уровень приоритетной проблемы национальной безопасности.

     Скорее всего, это и послужило толчком к тому, чтобы запустить операцию под названием "национальные проекты". Конечно, под ее прикрытием проводятся и чисто прагматические изменения в конфигурации власти и кадровые перестановки. Но само по себе качество прикрытия удручающее. И главное, в массовом сознании происходит профанация самих понятий "национальный" и "проект". Бездумно тратится важнейший ресурс, необходимый для консолидации общества. Какое тупое расточительство!

     Разве можно в момент тяжелого кризиса бросаться такими словами.Ведь предложенные стране президентом "национальные проекты" не являются ни проектами, ни национальными. Это наложение маленьких заплат на "тришкин кафтан" социальной сферы. Да к тому же заплат, которые под воздействием инфляции будут сжиматься, подобно шагреневой коже. Такие действия относятся к разряду "социальной гигиены", они не запускают низовых процессов самоорганизации, не ведут к самосборке механизмов мобилизации ресурсов. Эти акции в лучшем случае направлены всего лишь на устранение тех или иных вопиющих частных несоответствий.

     Разумеется, гигиена тоже необходима, но она не может даже приостановить развитие болезни. А в данном случае меры касаются лишь малых социальных групп. Учредить ощутимые премии десяти тысячам учителей, то есть одному из сотни. Резко повысить зарплату только участковым терапевтам, педиатрам и врачам общей практики. А хирургам? А офтальмологам, невропатологам, стоматологам и т.п.? Где во всех этих случайных импульсивных решениях национальный уровень? Низведение смысла национального проекта до технических деталей не просто задает ложный формат для обсуждения проблемы, но и служит дымовой завесой для сокрытия истинного целей реформаторов. Посланиями и речами мысль наша загоняется в такой коридор, что мы перестаем видеть фундаментальный и действительный смысл происходящего. Но мы же чувствуем, что такой смысл есть! Ведь эти "проекты" вовсе не отменяют реальные замыслы реформирования школы, здравоохранения, ЖКХ — те проекты, которые вызывают резкое неприятие подавляющего большинства населения. Все эти шаги по ликвидации науки, расчленению РАО ЕЭС, ломке высшего образования — реализация того, что условно можно назвать "курсом Чубайса". Реализация курса, вызывающего уже холодную ненависть большинства населения России. Не в этом ли смысл "национальных проектов" — служить дымовой завесой, скрывать форсированный демонтаж главных систем социальной сферы нашей страны?

     Теперь что касается жилья. Рост строительства предполагается обеспечить с помощью магического инструмента — ипотечного кредита. Но ведь ограничения фундаментальны — низкие доходы населения. Реально кредиты дают только гражданам с легальными доходами порядка 3 тысяч долларов в месяц. Даже в Москве за последние пять лет выдано всего 18 тысяч ипотечных кредитов. Это практически ничто. Перспектив у ипотечного строительства нет, даже если на ипотеку направят пенсионные накопления граждан и активы страховых компаний. Где же тут национальный проект?

     Что уж говорить о сельском хозяйстве! И отраслевая статистика, и эмпирические наблюдения не дают оснований утверждать, что село становится экономически эффективным и инвестиционно привлекательным. А ведь это — ключевое утверждение в обосновании "национального проекта" для агропрома. В 2003 году более половины сельхозпредприятий были убыточными. Общая прибыль составила примерно 11 миллиардов рублей, а задолженность — около 347 миллиардов. Долги в 30 раз превышают всю годовую прибыль! При этом деградация основного капитала (почвы, технологической базы, поголовья скота) идет ускоренными темпами. Что "проект" противопоставляет этим массивным неумолимым процессам? Ничего.

     Заявленные "национальные проекты" не являются шагом к структурной перестройке и модернизации главных систем хозяйства и социальной сферы, не обнаруживают признаков переориентации государственной политики. Предусмотренные в них вливания средств несоизмеримы с масштабом проблем, которые обещают разрешить эти "проекты". Они могут иметь лишь гомеопатический и психологический эффект очень короткого действия. И даже этот эффект может быть во вред стране, так как он на время отвлечет всех нас от больших угроз, которые вот-вот войдут в режим резонанса и взаимоусиления. Дыхание хаоса всё ближе и ближе, а власть старается убедить общество в том, что мнимая стабилизация вот-вот перейдет в развитие. Неумная и опасная игра фарисеев.

     

     Александр НАГОРНЫЙ.

     Мне представляется, в ходе обсуждения удалось провести исчерпывающий анализ не только "схемы национальных приоритетных проектов", затеянной на исходе 2005 года Кремлем, но и общей социально-экономической ситуации в нашей стране. Между тем в обобщенном плане следует отметить, что даже чисто пропагандистский поворот к данной тематике показателен. Ведь ранее, в 90-е годы, на тему "вмешательства государства" в экономику было наложено табу. Теперь же эту тему пытаются использовать для идеологического прикрытия и дальнейшего манипулирования населением России. Впрочем, общество сразу поняло суть кремлевской линии и отреагировало беспрецедентно высоким процентом голосов за полковника Квачкова, которому инкриминируют попытку "террористического акта" против Чубайса, этого олицетворения ультралиберального курса Кремля. При этом крепнет и другое понимание, что в нынешней ситуации невозможность добиться хоть каких-либо перемен у избирательных урн. Отсюда вывод один: впереди зреют контуры новой русской революции.



Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015