На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Какое событие вы считаете главным в 2016 году?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997






Главная   >  Статьи и интервью

России грозит передел собственности

1999.11.19 , "Ведомости" , просмотров 986

Самая страшная опасность для нашей страны — не война в Чечне, не президентские выборы и даже не нищета населения.

Самое страшное — широкомасштабный передел собственности.

Незащищенность прав на нее главный тормоз развития. Именно страх перед переделом собственности парализует сегодняшнюю Россию. Возможности передела широки. Так, почти половина приватизации шла с прямыми нарушениями законов. И не только по глупости и неумению — реформаторы рассматривали зыбкость отношений собственности как свой политический ресурс. Ведь эта зыбкость делала решающим фактором не законы, а позицию правительства, контролируемого реформаторами. С другой стороны, невнятность отношений собственности выковывала социальную базу реформаторов из новых хозяев, которые знали, что нарушили закон и при смене власти могут потерять все.

Поэтому тот, кто начинает восстанавливать закон и порядок без оглядки на необходимость защиты прав собственности, и сам не заметит, как влипнет в ее массовый передел.

Второй путь передела собственности связан с коррупцией.

В России тот, кто не был повязан с властью, давно раздавлен налогами. Если предприятие живо, значит, из него выбили не все налоги, значит, оно договорилось с чиновником.

Массовая основа этих договоренностей — коррупция. Борьбу с ней легко свести к борьбе со взяточником. То есть с собственником. Вплоть до конфискации собственности, а значит — ее предела.

Но главный механизм передела собственности — банкротство. В экономике, где все должны всем, 80% предприятий можно обанкротить сразу, а остальные — после минимальной подготовки.

При этом механизм банкротства — «генератор неисправимых случайностей». Контроля за ними нет. Произвольно назначаемый арбитражным судьей управляющий подотчетен только судье, который его назначил, а тот свою ошибку признать не захочет никогда.

Поэтому захватить предприятие может любой его кредитор.

Те, кто сохранил собственность в передрягах последних лет, опытные, жестокие, умные управленцы. Отобрать у них заводы так же «просто», как вытащить мясо из пасти оголодавшего волка.

Старт к по-настоящему массовому переделу дадут губернаторские выборы. Это момент, когда каждого бизнесмена спросят, правильную ли он сторону держал. А если его предприятие привлекательно, то и спрашивать не будут.

В России ведь строят жизнь по образцу центральной власти. И многие губернаторы начнут, глядя на Ельцина, создавать свои семейные корпорации. Если учесть, что по Конституции субъект Федерации фактически равноправен Федерации в целом, остановить это будет так же сложно, как и остановить президента.

Передел собственности уже приводит не то что к дракам с ОМОНом или забастовкам, а к техногенным катастрофам. Так, в конце октября в Свердловской области случилась подлинная энергетическая катастрофа.

Рабочая гипотеза такая. Одна финансовая группировка попыталась отобрать у другой металлургический комбинат. Одним из инструментов борьбы стало ограничение поставок угля. В результате упала выработка электроэнергии, произошли массовые отключения.

«Уралмаш» работал по ночам, так как днем энергии не было, 60% населения Екатеринбурга лишилось горячей воды. Троллейбусные и трамвайные маршруты сократились на четверть. Тарифы на электроэнергию взлетели на 19 — 30%, в том числе для населения — на 30%.

Произошло внезапное и длительное отключение ряда предприятий до Горьковской железной дороги включительно.

Из-за этих отключений размыло плотину. Вода затопила 50-тысячный город — Качканар, снесла два моста, линии электропередачи, повредила связь и газопровод. Качканарский ГОК — второй по величине в стране, дававший более 60% железной руды региона, — встал и неясно, когда он сможет возобновить работу. Эта остановка ставит под вопрос судьбу всей черной металлургии Свердловской области.

Это непрерывное производство, которое погибнет при остановке, но непонятно, откуда оно будет брать необходимое сырье.

Чтобы подобная дезорганизация не охватила всю страну, государство должно сознательно противостоять попыткам передела.

Проще всего с коррупцией. Для борьбы с ней надо отделить ее жертв от организаторов. Если бизнесмен, давший взятку, помогает следствию, он должен сохранить не только собственность, но и доброе имя. А удар должен приходиться на чиновника-взяточника.

Ведь именно чиновники создали правила игры, по которым честная работа означает разорение.

Отношение к приватизации должно строиться по старому правилу: «Кто старое помянет — тому глаз вон, а кто забудет — тому оба».

Увы, поиск социальной справедливости — кратчайшая дорога в ад.

Если рабочие получают зарплату, а государство — налоги, страна имеет успешного и относительно эффективного собственника. Это значит, что реформы на предприятии достигли цели, и кому какое дело, каким образом.

«Победителей не судят», как сказала английская королева бандиту, даруя ему титул пэра.

Если предприятие не платит налоги, надо реструктурировать прошлые долги, а если оно так и не встанет на ноги, его надо банкротить. Естественно, цивилизованно, под должным контролем.

Часть предприятий — стратегические и градообразующие — закрыть нельзя. У них государство должно забирать за долги контрольный пакет, замораживать эти долги и контролировать внешних управляющих. Исполнив программу оздоровления, те должны получать предприятие в собственность.

И лишь если плохое управление оборачивается политическим конфликтом, если рабочие бьют защищающего собственника ОМОН, — только тогда можно копаться в истории приватизации.

Ибо собственник, не договорившийся с собственными рабочими, заведомо неэффективен и потому не нужен.

Эти основные принципы позволят избежать массового передела собственности, если государство придет к пониманию угрозы, нависшей над Россией, и решит этой угрозе противостоять. Однако пока оно не демонстрирует ни того ни другого.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015