На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Что, по-Вашему, неприемлемо для Facebook во фразе "Проблема либералов в том, что год Обезьяны закончился" (за это я был забанен на 30 дней, на неоднократную просьбу разъяснить, в чем конкретно состояло нарушение, Facebook не отреагировал)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997







Главная   >  Статьи и интервью

Призрак прозрачности

2001.09.18 , "Ведомости" , просмотров 532

Хотя проект бюджета-2002 далеко не столь хорош, как поют «соловьи Минфина», число его фундаментальных, совершенно неприемлемых для общества недостатков действительно ограниченно.

Важнейший из них — непрозрачность, объективно рождающая произвол и коррупцию. Гордость правительства «прозрачным» бюджетом сродни гордости голого короля новым платьем.

Первое, что бросается в глаза, — отсутствие обязательных в прошлом величин ВВП и инфляции. Это не злой умысел, но необходимость: экономический прогноз, легший в основу бюджета, исходит из инфляции в 11 — 13%. Чтобы замаскировать нелепость этого (при 11% бюджет будет иметь одни параметры, а при 13% — другие), правительству пришлось вообще исключить из бюджета «неудобные» параметры. Перед самым внесением в Госдуму в бюджете возник «финансовый резерв». Правительство включило в него часть профицита (57,95 млрд руб.) и получило право по своему усмотрению добавлять к ним неиспользуемые остатки.

Средства финансового резерва могут идти на выплаты (включая досрочные) долгов только «в случае изменения макроэкономической ситуации» (неизвестно, какая ситуация взята в качестве базовой и кто определяет наличие изменения), причем бюджет не описывает механизм их использования в обычных условиях. Это дает правительству свободу использовать его на любые нужды, учитывающиеся в структуре профицита (от бюджетных ссуд и приобретения имущества в государственную собственность до накопления на счетах).

На фоне этой нелепости жесткая ориентация бюджета на погашение госдолга любой ценой выглядит как хотя и шокирующая, но заслуживающая уважения откровенность. Такой подход плох потому, что даже небольшая сверхплановая инфляция сделает недостаточной бюджетные ассигнования, а бюджет не даст направить инфляционные доходы на исправление ошибки правительства, ибо допдоходы должны идти на погашение госдолга, но ни в коем случае не на нужды бюджетополучателей. Это повторит ситуацию 2000 г., когда при допдоходах свыше 330 млрд руб. города вымерзали из-за нехватки нескольких миллионов.

Нежелание реформаторов защитить свою страну от последствий собственных регулярно повторяющихся ошибок может привести к глубокой экономической и политической дестабилизации.

Бесспорным достоинством проекта, одобренного правительством, была прозрачная структура не только текущих доходов и расходов, но и профицита, включая структуру внешних и внутренних займов, возврата и выдачи бюджетных ссуд, приватизации и иных направлений прихода и расхода средств, не включаемых бюджетной классификацией ни в доходы, ни в расходы. Но перед внесением бюджета в Госдуму из него «выпала» важнейшая часть — структура профицита. Правительство не указало даже доходы от приватизации (их сумма — до 35 млрд руб. — дана в приложенном к бюджету проекте программы приватизации, не являющейся его частью). В целом же сокрытие от общества структуры профицита передало в исключительное ведение чиновников финансовый оборот 330 млрд руб., придав фиктивно-демонстративный характер всему бюджету.

На этом фоне сногсшибательная статья 117, по которой «правительство вправе» давать субсидии и субвенции кому угодно и как угодно, выглядит не более чем последовательным развитием его логики.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015