На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Некому бежать?

2001.10.09 , "Ведомости" , просмотров 566

Одной из лучших, хотя и незамеченных экономических новостей этой осени стало резкое замедление бегства капитала. Во II квартале 2001 г. оно сократилось более чем в два раза — до $3,2 млрд по сравнению с $6,7 млрд в I квартале, причем отток снижался по всем основным направлениям: прирост просроченного долга инофирм уменьшился в три раза, с $2,7 млрд до $0,9 млрд; невозврат экспортной выручки и фиктивный импорт — вдвое, а «чистые ошибки и пропуски», отражающие движение капитала по черным каналам, — в 1,6 раза.

Однако замедление носило выраженный сезонный характер. Если в I квартале неофициальный отток капитала был на 10,7% ниже прошлогоднего уровня, то во II квартале — уже на 18,5% выше.

Неопределенность развеял III квартал, когда бегство капитала, хотя и выросло, по оценке, до $3,9 млрд (за счет увеличения «чистых ошибок и пропусков» до $1,8 млрд, а невозврата экспортной выручки и фиктивного импорта — до $1,2 млрд), осталось на четверть ниже прошлогоднего ($5,2 млрд). В результате отток капитала за три квартала оказался на 8,4% ниже аналогичного периода 2000 г. — $14,1 млрд против $15,4 млрд.

При сохранении складывающихся тенденций бегство капитала в 2001 г. сократится на 13,4% — до $19,1 млрд с $22,0 млрд в 2000 г.

Такое замедление не триумфально, но весьма выразительно. Среди его причин следует, в первую очередь, назвать реформу налогообложения, оставившую в России значительную часть личных сверхдоходов, и надежды на либерализацию валютного регулирования «по Грефу», позволяющую капиталам уйти из страны легально, а не по серым и тем более черным тропам. Последнее особенно важно в свете борьбы развитых стран с грязными деньгами, сопровождающейся дискредитацией бизнеса и граждан России.

К сожалению, объяснение замедления бегства капитала улучшением делового климата справедливо лишь отчасти, так как реальных успехов в решении ключевых в этой сфере проблем — защиты собственности и обуздания произвола монополий — по-прежнему не заметно (нельзя же всерьез воспринимать представителей Минэкономразвития, трактующих рост энерготарифов в 2002 г. на 30% как антимонопольный и антиинфляционный шаг). Напротив: капиталы задерживаются в стране, по-видимому, в том числе и из-за активизации передела собственности, более затратного и капиталоемкого, чем любые стройки коммунизма.

Однако в первую очередь сокращение оттока капитала вызвано, как представляется, сокращением притока валюты в страну. В самом деле: рост реального курса рубля вкупе с нерешенностью назревших структурных проблем сдерживает экспорт и стимулирует импорт: в первых трех кварталах 2001 г. экспорт товаров и услуг превысил прошлогодний уровень на 2,4% (составив, по оценке, $85,2 млрд), а импорт — на 19,8% ($53,2 млрд).

Положительное сальдо текущих операций падает от квартала к кварталу: с $12,9 млрд в IV квартале 2000 г. до $11,8 млрд в I квартале этого, $9,4 млрд во II и $7,1 млрд — в III квартале (на треть меньше, чем в аналогичный период 2000 г.). При сохранении сложившихся тенденций положительное сальдо текущих операций снизится в 2001 г. на 20,3% (с $46,3 млрд в 2000 г. до $36,9 млрд). Благодаря этому даже снижающееся бегство капитала ложится на Россию более тяжелым грузом: его доля в положительном сальдо текущих операций вырастет с 47,6% в 2000-м до 51,8% в 2001 г.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015