На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Надо ли ввести визы для граждан государств Средней Азии, не ставших членами Евразийского Союза (то есть не желающих интеграции с Россией)?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Чеченская политика: Верной дорогой?

2004.09.06 , "Ведомости" , просмотров 614

Руины школы в Беслане еще дымятся. Герои еще не названы, жертвы — не сосчитаны. Сотни тысяч матерей по всей стране еще не могут заснуть, прижимая к себе детей. Где-то в бескрайней Москве, забытая журналистами, затерялась четвертая «черная вдова».

Еще не пережитая (надо, не расслабляясь, дождаться инаугурации Алханова) волна терактов беспрецедентна с сентября 1999 г. — как и нежелание или неспособность власти реагировать на нее. Стоит помнить, что убийство Кадырова 9 мая объявлялось некоторыми «кремлевскими соловьями» доказательством верности политики в Чечне: там-де не возник хаос! Грызлов назвал кровавый захват Назрани 22 июня признаком эффективности силовиков. Штурм Грозного, напомнивший август 1996 г., долго отрицали, а взрыв двух самолетов списывали на что угодно, кроме теракта!

Да, отбить атаку террористов после ее начала трудно. Но борьба с ними — это в первую очередь агентурная разведка, а не растерянные патрули. И если спецслужбы не срывают планы террористов, за что им платят? Зачем МВД и ФСБ в 2005 г. рост расходов на 26% — не лучше ли отдать средства Минздраву, лечить будущие жертвы?

Понимает ли президент, пришедший к власти на прошлой волне терактов, что новая волна может не просто притопить рейтинг, но и создать угрозу самому существованию России?

Я знаю людей, которые смотрели новости с сухими глазами, но заплакали, когда чеченец попросил у России прощения. У России! — не у Северной Осетии. Помнящие осетино-ингушский конфликт 1992 г. оценят солидарность ингушей. И дай бог, чтобы пережитый ужас переделил нас, разделенных по национальному, религиозному и имущественному признакам, по-другому — на желающих убивать детей и не способных на это. Но кто поручится, что показанное официальным телевидением — реальность, а не пропаганда?

Все громче призывы к России уйти с Северного Кавказа: это-де единственный путь к миру. Нападение Грузии на Южную Осетию создаст хаос и приведет туда — по просьбе измученного населения — натовских миротворцев, которые потом, предваряемые террористами, могут шагнуть на Северный Кавказ. И он может, став новым Косовом, отпасть от России, создав прецедент для Южных Курил, Калининграда, Татарии и Башкирии, Сибири и Дальнего Востока.

Что можно возразить на это, глядя на президента, в критический момент обращающегося не к народу, а к королю Иордании? На государство, вместо борьбы с террористами занятое безумной «монетизацией льгот», путчем в КПРФ, распилом «ЮКОСа»?

Прежде всего при всем разложении государства в нем еще остались ответственные профессионалы. Если вспомнить, что, например, руководитель североосетинского УФСБ Андреев был ключевой фигурой всего кризиса, скорее всего, почти или вообще не спал и говорил с чуждыми ему социально журналистами, — его выдержка и конструктивность становятся «знаком качества». Обнадеживает и новая политика в отношении Чечни. Мне самому странно писать эти слова. Не сочтите их плодом посттравматического стресса — эта политика разумна. Возможно, это и вызвало попытку реанимации Масхадова как «спасителя-миротворца»: боевики испугались, что скоро их лишат шансов.

Чечня гноится кровью из-за неспособности силовиков обеспечить порядок, несправедливого распределения бюджетных средств и нефтяного бизнеса, вероятно, «крышуемого» силовиками и потому могущего безнаказанно кормить террористов.

Федеральные трансферты с 967,6 млн руб. в 2000 г. выросли до 3,1 млрд в 2001-м, 6,2 млрд в 2002-м, 8,0 млрд в 2003-м и, наконец, 8,3 млрд руб. за январь — июль 2004 г. Это 100% бюджета Чечни в 2000 г., 99,5% в 2001-м, 82,7% в 2002-м, 87,9% в 2003-м и 89,4% в январе — июле 2004 г. А еще деньги шли через ведомства и естественные монополии.

Беда даже не в отсутствии финансового контроля, а в вероятной концентрации помощи в руках правящего тейпа, что выталкивало остальные тейпы в оппозицию. Выход — равномерное распределение денег между тейпами, что требует их представительства во власти (схожая модель работала при СССР, а сейчас обеспечивает стабильность Дагестана; попытка уйти от нее уже создала там проблемы). Форсируемая Алхановым подготовка к выборам в парламент Чечни, по-видимому, нацелена на создание этой модели.

Второй шаг урегулирования — передача доходов от нефтяного бизнеса в бюджет Чечни. Формально передаются только легальные доходы, на деле создается стимул легализации подпольной нефтепереработки, которая будет освобождать их от силовых «крыш». Легализация ослабит коррупционный потенциал федеральных силовиков и создаст предпосылку установления в Чечне разумного порядка. Появится возможность развивать и регулировать отрасль, поставить вместо «самоваров» нормальные мини-заводы, что повысит эффективность переработки и, кстати, спасет экологию. Но главное — быть боевиком станет экономически невыгодно.

Этот проект не идеален. Он не решает, а со временем и обострит проблему экспансии чеченских капиталов. Он стабилизирует Чечню не как часть России, а как обособленную территорию. Но это проблемы завтрашнего дня; решать их можно лишь после первичной стабилизации. И кроме того, это действительно максимум, посильный нынешнему государству.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015