На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Вы за или против передачи Исаакиевского собора РПЦ?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997





Главная   >  Статьи и интервью

Чеченская политика: Верной дорогой?

2004.09.06 , "Ведомости" , просмотров 577

Руины школы в Беслане еще дымятся. Герои еще не названы, жертвы — не сосчитаны. Сотни тысяч матерей по всей стране еще не могут заснуть, прижимая к себе детей. Где-то в бескрайней Москве, забытая журналистами, затерялась четвертая «черная вдова».

Еще не пережитая (надо, не расслабляясь, дождаться инаугурации Алханова) волна терактов беспрецедентна с сентября 1999 г. — как и нежелание или неспособность власти реагировать на нее. Стоит помнить, что убийство Кадырова 9 мая объявлялось некоторыми «кремлевскими соловьями» доказательством верности политики в Чечне: там-де не возник хаос! Грызлов назвал кровавый захват Назрани 22 июня признаком эффективности силовиков. Штурм Грозного, напомнивший август 1996 г., долго отрицали, а взрыв двух самолетов списывали на что угодно, кроме теракта!

Да, отбить атаку террористов после ее начала трудно. Но борьба с ними — это в первую очередь агентурная разведка, а не растерянные патрули. И если спецслужбы не срывают планы террористов, за что им платят? Зачем МВД и ФСБ в 2005 г. рост расходов на 26% — не лучше ли отдать средства Минздраву, лечить будущие жертвы?

Понимает ли президент, пришедший к власти на прошлой волне терактов, что новая волна может не просто притопить рейтинг, но и создать угрозу самому существованию России?

Я знаю людей, которые смотрели новости с сухими глазами, но заплакали, когда чеченец попросил у России прощения. У России! — не у Северной Осетии. Помнящие осетино-ингушский конфликт 1992 г. оценят солидарность ингушей. И дай бог, чтобы пережитый ужас переделил нас, разделенных по национальному, религиозному и имущественному признакам, по-другому — на желающих убивать детей и не способных на это. Но кто поручится, что показанное официальным телевидением — реальность, а не пропаганда?

Все громче призывы к России уйти с Северного Кавказа: это-де единственный путь к миру. Нападение Грузии на Южную Осетию создаст хаос и приведет туда — по просьбе измученного населения — натовских миротворцев, которые потом, предваряемые террористами, могут шагнуть на Северный Кавказ. И он может, став новым Косовом, отпасть от России, создав прецедент для Южных Курил, Калининграда, Татарии и Башкирии, Сибири и Дальнего Востока.

Что можно возразить на это, глядя на президента, в критический момент обращающегося не к народу, а к королю Иордании? На государство, вместо борьбы с террористами занятое безумной «монетизацией льгот», путчем в КПРФ, распилом «ЮКОСа»?

Прежде всего при всем разложении государства в нем еще остались ответственные профессионалы. Если вспомнить, что, например, руководитель североосетинского УФСБ Андреев был ключевой фигурой всего кризиса, скорее всего, почти или вообще не спал и говорил с чуждыми ему социально журналистами, — его выдержка и конструктивность становятся «знаком качества». Обнадеживает и новая политика в отношении Чечни. Мне самому странно писать эти слова. Не сочтите их плодом посттравматического стресса — эта политика разумна. Возможно, это и вызвало попытку реанимации Масхадова как «спасителя-миротворца»: боевики испугались, что скоро их лишат шансов.

Чечня гноится кровью из-за неспособности силовиков обеспечить порядок, несправедливого распределения бюджетных средств и нефтяного бизнеса, вероятно, «крышуемого» силовиками и потому могущего безнаказанно кормить террористов.

Федеральные трансферты с 967,6 млн руб. в 2000 г. выросли до 3,1 млрд в 2001-м, 6,2 млрд в 2002-м, 8,0 млрд в 2003-м и, наконец, 8,3 млрд руб. за январь — июль 2004 г. Это 100% бюджета Чечни в 2000 г., 99,5% в 2001-м, 82,7% в 2002-м, 87,9% в 2003-м и 89,4% в январе — июле 2004 г. А еще деньги шли через ведомства и естественные монополии.

Беда даже не в отсутствии финансового контроля, а в вероятной концентрации помощи в руках правящего тейпа, что выталкивало остальные тейпы в оппозицию. Выход — равномерное распределение денег между тейпами, что требует их представительства во власти (схожая модель работала при СССР, а сейчас обеспечивает стабильность Дагестана; попытка уйти от нее уже создала там проблемы). Форсируемая Алхановым подготовка к выборам в парламент Чечни, по-видимому, нацелена на создание этой модели.

Второй шаг урегулирования — передача доходов от нефтяного бизнеса в бюджет Чечни. Формально передаются только легальные доходы, на деле создается стимул легализации подпольной нефтепереработки, которая будет освобождать их от силовых «крыш». Легализация ослабит коррупционный потенциал федеральных силовиков и создаст предпосылку установления в Чечне разумного порядка. Появится возможность развивать и регулировать отрасль, поставить вместо «самоваров» нормальные мини-заводы, что повысит эффективность переработки и, кстати, спасет экологию. Но главное — быть боевиком станет экономически невыгодно.

Этот проект не идеален. Он не решает, а со временем и обострит проблему экспансии чеченских капиталов. Он стабилизирует Чечню не как часть России, а как обособленную территорию. Но это проблемы завтрашнего дня; решать их можно лишь после первичной стабилизации. И кроме того, это действительно максимум, посильный нынешнему государству.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015