На главную страницуМихаил Делягин
На главную страницуОбратная связь
новости
позиция
статьи и интервью
делягина цитируют
анонсы
другие о делягине
биография
книги
галерея
афоризмы
другие сайты делягина

Подписка на рассылку новостей
ОПРОС
Какое событие вы считаете главным в 2016 году?:
Результаты

АРХИВ
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1997






Главная   >  Статьи и интервью

Партийная политика: Полторы-две партии

2005.10.25 , "Ведомости" , просмотров 505

Веселые разговоры о «непростых отношениях розовой нахухоли и голубого медведя» сменяются пониманием: речь идет не о творчестве самого оригинального члена «клуба друзей Путина» — создателя партии с незабываемой аббревиатурой «ПарЖи», а о принципиальной инициативе самого президента.

Базовой конструкцией власти долго была одно-, она же полуторапартийная система: вся политика должна была концентрироваться в управляемой Старой площадью партии, и манипулируемые маргиналы лишь подкрепляли бы эту систему.

Однако институционально полуторапартийная система — болото интриг, в котором с наслаждением и прибылью резвятся административные и околополитические проходимцы всех мастей.

При этом в бескомпромиссной борьбе за место у кормушки хватало места далеко не всем сторонникам власти, что нечаянно, без злого умысла выталкивало их часть в жесткую оппозицию.

С другой стороны, у президента Путина нашлись и искренние сторонники, ни за какие коврижки не готовые сидеть с деятелями «Единой России» (под другим названием созданной еще Березовским) не то что в одной фракции, но даже на одном гектаре.

Экспериментально было подтверждено, что безнаказанность рождает коррупцию. Номенклатура осознала: после вступления в правильную партию и повешения правильного портрета каждый ее член может творить с подведомственным людом что угодно, и любой его критик станет в лучшем случае «экстремистом». В итоге тотальность коррупции стала, похоже, проблемой не только для государства вообще, но и для крупных коррупционеров.

Однопартийность, усыпляя электорат, грозит снизить явку до уровня, компенсировать который будет сложно даже административным ресурсом.

Надо отдать должное окружению Путина, которое попыталось решить эти проблемы одним элегантным ходом — отращиванием второй ноги (похоже, кто-то прочел незабвенное маоцзэдуновское «Нельзя идти на одной или полутора ногах») и переходом от управляемой полуторапартийной к не менее управляемой, но все же двухпартийной системе.

Систему правления за счет поддержания баланса между враждующими группировками в личном окружении руководителя отважно попытались вывести из области закулисных интриг в сферу открытой политики. Ведь две партии соответствуют двум основным группировкам правящей бюрократии: правая по своей политике «Единая Россия» выражает позицию «либеральных фундаменталистов», а призванная быть левой и патриотичной укрупненная Партия жизни станет alter ego силовой олигархии.

Создавая пусть и искусственно, пусть и под контролем, но конкуренцию (и, более того, открытую!) между лояльными бюрократическими партиями, Путин предъявляет им огромные и качественно новые требования.

Если они смогут выжить и бороться за симпатии избирателей (именно симпатии — голоса им даст административный ресурс), это будет означать перевоспитание конкуренцией, обретение жизнеспособности и, соответственно, постепенное освобождение от контроля Старой площади, переориентацию со службы окружению президента на выражение интересов все более широких групп в элите, а затем и в обществе. (Расширение партиями своих социальных баз диктуется самой логикой конкуренции: в поисках новых союзников ее участники вынуждены опускаться на все более низкие уровни социальной пирамиды.)

Так две насильно созданные группировки бюрократии переродятся в демократическую двухпартийную систему.

Не факт, что президент видит эту перспективу и тем более ее последствия — переход от царской системы правления к более комфортной для власти, но непригодной для решения сверхзадач демократии. Похоже, Путин стремится к комфортному потреблению и не понимает сути сверхзадач, но вряд ли он готов расстаться с абсолютными властью и безнаказанностью, обеспечиваемыми царской системой (а без гарантий безнаказанности, т. е. безопасности, нет и комфортного потребления).

Поэтому, когда движение бюрократических партий к народу начнет грозить перерождением управляемой демократии в обычную, оно будет остановлено, а попытка неосознанной демократизации — завершена, как и аналогичные советские попытки от реформ Берии до «возвращения к ленинским нормам» Косыгина.

Помимо объективной несовместимости демократизации с фундаментальными интересами правящей бюрократии причиной краха может стать и неспособность бюрократических партий выдержать требования даже ограниченной конкуренции. Сыграет роль и враждебность ряда «политических разводящих», которых эта реформа просто лишит поля деятельности, а с ним и влияния.

Задача разумной части общества — не помогать играм безнадежных бюрократов, а разоблачать фиктивность демократизации. Срывание с правящей бюрократии фигового листка двухпартийности не просто обнажит ее суть, но и облегчит лечение ее запущенных болезней, а значит, модернизацию России.

Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Михаил Делягин © 2004-2015